marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Category:

Януш Вишневский "Следы"

Сегодня на ЖЖ-хэшмоб #главнаякнига предлагаю книгу польского писателя Януша Леона Вишневского "Следы" (это уже 18-й пост на хэшмоб, удивительно, о скольких книгах хочется рассказать).

"Следы" (2015) - это сборник небольших рассказов на тему любви и отношений, не всегда любовных, тема отцов и детей тоже была затронута, но в большинстве своём истории всё-таки про отношения между мужчиной и женщиной. Книга оформлена довольно готичными чёрно-белыми рисунками, на верхних и нижних колонтитулах чёрные не то трещины, не то веточки без листьев. Все истории напоминают исповеди, обнажают душу и откровенно говорят о душевной боли, обиде, непонятости и недолюбленности, горечи предательства, болезни, разбитой жизни. Почему сборник называется "Следы", наверное потому, что события в жизни не проходят бесследно, а оставляют после себя отпечатки, горькие следы на душе.



Есть в сборнике рассказы, концовка в которых оказывается настолько хлёсткой и ёмкой, что они не могут не брать за душу. Таким является рассказ "Следы" про кладбище и родителей. Из 16-ти рассказов в сборнике мне особенно понравились эти: "Хотеть жить", "Следы", "Любовь слепа", "Галлюцинация", "Ценности не имеют", "Непартнёрские отношения" (вторая часть рассказа про медсестру хосписа и онкобольного мужчину), а за рассказ "Колыбельная для Оуэна" я готова снять перед Янушем Вишневским шляпу - уважаю.

По моему описанию может сложится впечатление, что книга - это сплошной комок боли и негатива. Но мне кажется, что в каждой истории в конце есть лучик светлой надежды на то, что после чёрной полосы всегда приходит счастье. Истории подкупают своей искренностью, откровенностью, желанием говорить о наболевшем. Нет в ней тех инстаграмных масок, глянцевой картинки, прикрывающей не столь красивую жизнь.

В электронном виде книгу можно прочитать здесь, разве что оформления и картинок, о которых я говорила выше, там нет.

Думаю, что уместно будет процитировать что-нибудь небольшое из книги, чтобы стало понятно почему я книгу считаю главной:

ЦЕННОСТИ НЕ ИМЕЮТ…


Она никогда не думала, что это может произойти с ней. Такие происшествия, как она считала до сегодняшнего утра, случаются только с другими – с теми людьми, которых показывают по телевизору. Причем на тех каналах, которые она обычно не смотрит. Циклоны, тайфуны с женскими именами, землетрясения, ужасные наводнения, эпидемии странных смертельных болезней, террористы, не говоря уже о грабителях, которые воруют сумочки у женщин, – все это встречается в жизни людей с другой планеты.

А вот сегодня она убедилась на собственном опыте: по крайней мере в том, что касается грабителей с сумочками, это не так.

Утром она, как всегда, припарковалась перед магазином итальянца, который много лет был в нее тайно и безнадежно влюблен и потому разрешал оставлять ее маленькую машинку на магазинной стоянке. Потом перебежала улицу к станции метро «Восточный Франкфурт». Тот же самый пешеходный переход, что и всегда, и спешила она так же. Как всегда в понедельник – вот уже восемь лет. И вдруг она почувствовала острую боль над левой ключицей и упала на асфальт. Мотоциклист в подшлемнике и куртке с капюшоном пытался вырвать у нее из рук сумку! Он разогнался и на ходу схватил рукой кожаный ремешок. Если бы у нее на том же плече не висела сумка с ноутом, если бы ремешки не переплелись между собой, если бы ремешок от ноута не завязался петлей вокруг ремешка от сумки – возможно, она бы и не упала.

Именно так, а может быть, даже более подробно рассказывала она об инциденте молодому полицейскому, который появился «на месте происшествия». Он еще осведомился, не нужно ли вызвать «Скорую помощь», а потом привез ее в комиссариат, где составил подробнейший протокол. Он был очень спокойный, хорошо понимал ее состояние, а иногда проявлял вообще удивительную чуткость, спрашивая, например: «Удобно ли вам заниматься этим прямо сейчас, или, может быть, вы хотите, чтобы вас сейчас обнял кто-то из близких?» Она хотела, но еще сильней хотела покончить со всем этим. Поэтому она согласилась без колебаний на «сейчас».

Составляя протокол, он спросил, не может ли она перечислить содержимое сумки. «Надо внести в протокол ценные вещи».

Конечно, она могла. Она с некоторых пор чувствует себя очень крепкой и готовой к любым неожиданным испытаниям. Она медленно перечисляла содержимое сумки, поглаживая ладонями и без того истертую поверхность стола. Перетянутая резинкой пачка открыток, которые он присылал ей из своих путешествий, несмотря на существование всех этих интернетов, твиттеров и фейсбуков. Он искал почту, покупал открытки, «прижимал их к губам перед отправкой» и опускал в почтовый ящик, который похлопывал ладонями «на счастье». Каждая открытка была ею читана-перечитана несчетное число раз, зацелована ее губами, на каждую она любовалась днями и ночами.

«Итак, пачка открыток, не имеющих особой материальной ценности…»

Еще в сумке был ажурный мешочек, в котором хранились разноцветные магнитики на холодильник. С их кухни. Ими он прикреплял к холодильнику записки. Для нее. Маленькие записочки, которые она, прочитав, приклеивала к этим магнитикам – чтобы они не потерялись. Когда-то листочки были золотистыми, а теперь поблекли, посерели, выцвели, а некоторые уже вообще невозможно было прочесть.

Он всегда перед уходом на работу сначала ее целовал, а потом с помощью магнита прикреплял на холодильник бумажку с невероятно прекрасным признанием в любви. Она помнит, как выскакивала из постели и бежала со всех ног к холодильнику, как только за ним захлопывалась входная дверь.

Последнюю его записку она тоже приклеила и сохранила: «Прости меня. Я плохой человек. Я не смог любить тебя так, чтобы ты была единственной в моей жизни. Даже несмотря на то, что люблю только тебя. Ты никогда мне этого не забудешь. Даже если простишь».

Больше он никогда не возвращался в их кухню. Она не позволила бы ему больше никогда дотронуться до их холодильника, который для нее был чем-то вроде алтаря. Не прошло и месяца, как она подарила холодильник сестре, та как раз делала ремонт в квартире. Иногда, бывая у сестры, она тайком прокрадывается к холодильнику, долго и деликатно касается его кончиками пальцев, прижимается лицом к выпуклой белой дверце, а едва почувствует на щеках слезы – сразу отходит. Делает она это только тогда, когда уверена, что никто в кухню не войдет. Она никогда никому не показывает, как тоскует по нему. Даже своей единственной сестре.

Когда он ушел, она никому не призналась, как сильно страдает. Сестра понимала, что от нее ничего не добьешься, поэтому особо и не спрашивала. В этом они с сестрой очень похожи. И обе, вероятно, унаследовали это от матери, которую когда-то бросил их отец.

Она его не простила и никогда не забывала. Насчет этого прощения он ошибался. Она никогда не понимала и не принимала его представлений о «любви». Для нее любовь – это прежде всего эксклюзивность, преданность и доверие. Никакой модной нынче полигамии и экспериментов. «Средневековые предрассудки», как выражается ее куда более «продвинутая» в этом смысле приятельница по работе, кстати, полька из Силезии, активная прихожанка польской парафии[2] во Франкфурте.

Она никогда не назовет свое отношение к человеку любовью, если любви не чувствует. Она никогда не перепутает быстротечное удовольствие – от случайного секса – с тоской по мужчине, который утром покинул ее постель. А по нему она тосковала даже тогда, когда он выходил на секундочку на кухню. И тоскует по сей день…

«Коллекция предметов в мешочке из ажурной ткани искусственного происхождения. Вещи материальной ценности не имеют…»

Она отложила сумку в сторону. Поудобнее уселась на стуле, подперев подбородок рукой. Посмотрела в глаза полицейскому долгим взглядом.

– Вы правы. Ценности не имеют… – произнесла она тихо.

Открыла сумку и высыпала все ее содержимое на стол.

– Так и запишите, – добавила она, подошла к окну и спросила, кусая губы: – Можно мне закурить?"
(с) Януш Леон Вишневский "Следы".


#главнаякнига #книга #литература #флешмоб, #хэшмоб, #чтение #писатель #следы #вишневский #янушвишневский
Tags: #вишневский, #главнаякнига, #книга, #литература, #писатель, #следы, #флешмоб, #хэшмоб, #чтение, #янушвишневский, Книги, Флешмоб
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments