marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

История родового проклятия

До третьего колена


Замуж Нина вышла рано, в 18 лет. Через несколько лет она и ее муж Валерий забеспокоились, что ей никак не удавалось забеременеть. Врачи в один голос утверждали, что никаких серьезных заболеваний у Нины нет, и советовали проявить терпение. Рассматривая анализы, уверяли: «У вас все в порядке!» Знахари и колдуны, к которым от отчаяния пыталась обращаться женщина, разводили руками, ни их снадобья, ни заговоры не действовали. Нина даже к гипнотизеру обращалась однажды. Один психолог считал, что у нее так называемое психогенное бесплодие: то есть она настолько сильно хочет иметь ребенка, что именно этот факт и мешает ей забеременеть. Но гипноз не помог. Муж собрал сумку и ушел из дома. А Нина, горюя, поехала в деревню под Тамбов навестить маму.
Плача на плече постаревшей матери, Нина спрашивала:
— Что я сделала в жизни не так, мамочка, в чем провинилась перед Богом?
Мать долго молчала, а потом, мучительно подбирая слова, рассказала дочери, кто в их роду провинился и в чем. У матери Нины, кроме нее, было еще четверо детей, но все они родились мертвыми. Врачи удивлялись тому, что у ее детишек были странные патологии сердца и легких. И лишь Нина, зачатая вскоре после смерти бабушки, чудом осталась жива
—Твоя бабушка Евдокия Семеновна была повивальой бабкой. Тайно принимала роды у женщин. Мы тогда жили в Новосибирской области. Во время войны все мужики были на фронте, а бабы работали в колхозе. Ясное дело, доходило до греха со всякими командировочными и проезжими военными — тело своего требует... Противозачаточных средств не было, вот и беременели бедные бабы. Был голод, детей кормить нечем. Да и не теряли женщины надежды, что их мужья все-таки вернутся с войны. Но разве простят они чужого ребенка? Аборты были запрещены. И вот бабы, дотерпев до родов, звали мою мамку и шли рожать в баню тайком, темной ночью. Там корчились в родовых муках, рожали ребеночка. Моя мать принимала ребенка и, пока он еще не успевал закричать, бросала его в растопленную печку. Там бедный ребеночек и сгорал, не успев взглянуть на белый свет. За эту страшную работу бабы давали моей матери кто муки, кто картошки... А нас было у мамки семь душ... Только мамкина картошка не пошла нам впрок: пятеро умерли еще в войну, мы с сестрой выжили, но потом она попала под машину. И вот, Нина, я думаю, что горе наше — из-за моей мамки. Тяжело ей на том свете, а нам на этом. Может, лучше и не гневить Бога, и не пытаться родить...
Через несколько лет после смерти Евдокии Семеновны мать увезла Нину из Сибири под Тамбов, оставив могилу матери без присмотра. Она думала, что несчастья пе¬рестанут преследовать хотя бы ее дочь...
Нина была ошеломлена рассказом матери. Почти каждую ночь в кошмарных снах ей стали сниться детские крики, заглушаемые гудящим разгорающимся огнем... Нина заказывала в церкви заупокойные службы, но приходила ночь и ей снова чудились крики младенцев...
Через несколько месяцев Нина узнала, что ее бывший муж сошелся с другой женщиной и та ждет от него ребенка. Нина не винила мужа. Теперь она даже оправдывала его, оплакивая в сердце тайну своего бесплодия. И когда вторая жена Валерия родила мальчика, добрая Нина стала помогать новой семье своего бывшего мужа. Покупка всевозможных пеленок, распашонок, пустышек и питания легла на плечи Нины, и она была до безумия рада этому.
— Я делала это с удовольствием, — рассказывает Нина. — Мне так хотелось собственного ребенка, что я была согласна на все, лишь бы мне дали хотя бы подержать этот маленький комочек. Лена, жена Валерия, первое время была против того, что я прихожу в их дом, но иногда она смягчается и разрешает мне повозиться с малышом.
Ухаживая за сынишкой Валерия, Нина все смелее стала думать о том, что хочет усыновить и с любовью воспитать какого-нибудь оставшегося без родителей малыша, и тем самым отчасти искупить или хотя бы смягчить страшный грех своей бабушки. Однажды она уже предлагала мужу, еще когда он от нее не ушел, взять малютку из детдома. Но Валерий и слышать об этом не хотел, разгневался:
—Мне нужен свой ребенок, а не приемыш. Если ты не способна родить, я найду тебе замену...
Теперь Нина к мысли о приемном ребенке вернулась.
— Я хочу взять новорожденного ребеночка в память о тех погибших детишках. Почти все документы уже готовы, и скоро у меня появится маленькая доченька Настенька. Каждый день смотрю на ее фотографию... и мое сердце наполняется теплом. Я никогда ее не обижу. И может быть — ведь врачи говорят, что я здорова! — когда-нибудь я все-таки смогу родить и сама. Это было бы знаком, что Всевышний прощает нашу семью... "Однако"
Tags: Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments