marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Детские истории

Завернутый в грязную
тряпку

Я одна была в семье. Мои родители изменяли друг другу. Такое отношение к жизни они привили и мне. Я любила быть в центре внимания, любила, когда мужчины дарят мне подарки. Любила любить и не понимала, что это такое. Сделала несколько абортов, но значения этому не придавала, так поступали многие мои подруги.
Однажды я дотянула срок до шести месяцев беременности. Хотя мой женатый кавалер ничего мне не обещал. Мне сказали, что можно ввести в. околоплодный пузырь какой-нибудь раствор и будут мини-роды, что не так ощутимо для организма, как хирургическое вмешательство на ранних сроках. Мы с подругой нашли медсестру, которая занималась подобными вещами. Пригласили ее к подруге, заплатили, она ввела раствор. Через некоторое время начались схватки, потом потуги, я родила мальчика. У него было все как у настоящего ребеночка, вот только ноготки были еще не совсем сформированы. Меня поразило его лицо, оно выражало страдание. Подруга закопала его на пустыре. Я осталась у нее на ночь. Но, видимо, мне занесли инфекцию. Начался перитонит. Когда моя подруга увидела, что я лежу зеленая, с подтянутыми к животу ногами, она позвонила моему отцу. Меня отвезли в больницу. Начался сепсис.
При операции мне удалили все, что было возможно. Я уже не женщина, потому что никогда не смогу иметь детей. Врачи говорили родителям: «Готовьтесь к худшему». Но я выжила. Полгода провела в больнице, перенесла еще две операции. Это была постыдная болезнь. Обо мне знала вся больница, весь мой институт, все друзья. Я переносила дикие боли, мне кололи морфий. Сейчас у меня есть квартира, но нет дома. Потому, что дом — это тепло, это любовь. А по-настоящему меня никто не любил и не любит. Потому что знают: я не могу быть достойной женщиной, не способна быть матерью.
Мне очень часто снится мой сын, его маленькое сморщенное личико стоит перед моими глазами. Он, человек, зарыт где-то на пустыре, завернутый в грязную тряпку. Я тоже сейчас будто завернута в грязную тряпку. И никому, кроме Бога, не нужна. Но как можно меня простить? Я называю свое подлинное имя. Помолитесь обо мне.

Смотрела и плакала

Я обычная женщина с обычной судьбой: выросла, вышла замуж, родила ребенка. Жили мы трудно, квартиры своей не было, ютились с родителями мужа в двухкомнатной «хрущевке». Когда я вновь забеременела, о родах даже речи быть не могло. Собралась я ложиться в больницу. Один раз пришла, говорят, справки не хватает. Второй раз пришла, и можете себе представить, эту же справку в нервном, полубеспамятном своем состоянии дома забыла. Третий раз пошла, а сама себе говорю: «Видишь, как будто не пускает тебя что-то». Пришла, оформилась, зашла в палату, осмотрелась... забрала свои вещи и вернулась домой. И мужнины упреки выдержала, и свекра со свекровью. Родилась у меня девочка, да такая красивенькая, ладненькая, умненькая. Смотрела на нее и плакала иногда. Кого хотела убить! Что же могла наделать! Вскоре умерли свекор со свекровью, погиб муж, старшая дочь росла неласковой, чуть подросла и упорхнула из дома, как птичка. Вот и остались мы с моей Светланкой. Потом я заболела, диагноз поставили очень плохой — рассеянный склероз. А это — инвалидность, отказывают ноги, делать ничего не могу. А доченька, моя, как солнышко, и согреет, и дом в порядке держит, и за лекарствами сходит, и уколы мне сделает. И что я без нее? Вот так Господь все устроил. А я могла собственную жизнь сломать, без «куска хлеба» себя оставить. Говорят, Бог на каждого ребенка дает, сколько б их у женщины не было. Подумайте, прежде чем кровиночку свою убьете, чем она может для вас стать в будущем. Ведь жизнь в тридцать и сорок лет не кончается, и только Господь знает, что нас впереди ждет.

Быть может, встретимся?

Я познакомилась с красивым мужчиной. Мы стали встречаться. Скоро я узнала, что беременна. И что жениться он на мне не собирается.
Он сам договорился с врачом в больнице. Позвонил мне и сказал: «Иди завтра утром». Был страшный мороз, и мне было страшно. Я долго искала в больнице врача, не нашла и вызвала ее через приемный покой. «Ты что, с ума сошла, ты еще всем расскажи, зачем ты сюда пришла», — зло прошептала врач, когда вышла навстречу. Она отвела меня в палату гинекологического отделения, и я поняла, что абортов здесь не делают, здесь только лечат. Через десять минут врач зашла в палату и сказала: «Пошли». Меня начало трясти, я чувствовала себя беспомощным ребенком, не знающим, что делать, но она только спросила: «Твои родители знают? — и добавила: — Не трясись ты так, да, холодно, но сейчас тебе будет жарко». Брызнувшая кровь обожгла меня. Никого в жизни мне не было так больно. Но я даже предполагать не могла тогда, как больно было ему, ребенку, когда его убили.
Мой молодой человек пришел ко мне через четыре часа, принес хрустальную вазу. Он сказал, чтобы я отдала ее врачу. В туалете, на каком-то грязном подоконнике я заворачивала эту вазу в газету, потом в коридоре, с каким-то глупым и неумелым выражением отдавала ее. «Уходи», — сказала мне врач, пряча сверток. Меня никто не провожал в больницу, вещи я сдала в приемном покое. Мне вернули мою одежду — мятую, бесформенную. Меня никто не встречал, я долго стояла на морозе, а потом пошла домой. Под вечер у меня поднялась температура, когда она дошла до 43°, началось кровотечение. Родителям я сказала, что простыла. Вызвать скорую помощь — означало открыть правду. Я позвонила ему. «Если что, не называй моего имени», — сказал мне тот, кого я так любила. Теперь я знаю, что мой случай мог бы закончиться смертью, и каким чудом я выбралась, не принимая медикаментозных средств, я не знаю. Наверно, Бог, видя, что через несколько лет я приду в церковь, спас меня, не дав мне умереть без покаяния.
Человек, благодаря которому я приняла столько мучений, оставил меня сразу же, как узнал, что мне стало легче. Он просто исчез, не звонил, не подходил к телефону. Теперь я знаю, что так бывает всегда.
А у меня начались страшные депрессии. Я похудела на десять килограмм, не могла есть и даже пить по утрам, меня тошнило. Я боялась засыпать, мне было страшно просыпаться. Иногда внутренний голос говорил мне: «У вас в городе красивая церковь, сходи туда». Но в церковь было ходить не принято, я даже к батюшке подойти боялась.
Через год раздался звонок и некогда любимый голос, как ни в чем не бывало, сказал: «Может быть, встретимся?» Мы встретились, я рассказала ему, как мне было плохо, как я думала о нем. Мне казалось, что я должна быть счастлива от того, что он вернулся. Но вместо счастья я почувствовала пустоту и дыхание безысходности. Я опять забеременела. Но ему я ничего не сказала. Я была в совершенном отчаянии, ненавидела всех и вся, ненавидела себя и жизнь, не хотела жить. Мне казалось, что я задыхаюсь, что я охвачена обручем, и он стягивается.
Я собрала необходимые справки и на общих основаниях пришла туда, где делают аборты. Я выстояла огромную очередь в коридоре среди таких же, как я, женщин-убийц. Мне сделали укол, и боли я не почувствовала. Когда я вставала с «кресла» в операционной, то увидела сбоку от него что-то типа кастрюли, в ней было месиво, состоящее из кусочков мяса, сгустков крови и чего-то, похожего на лягушачьи лапки. Но во мне была не жалость, а пустота.
Дальше были еще несколько лет жесточайшей депрессии. Не знаю, как я пережила ее. Потом моя лучшая подруга все-таки отвела меня в церковь, куда я после этого стала ходить постоянно. После исповедей депрессия отступила.
У меня нет семьи, я с тех пор очень серьезно болею и не уверена, что у меня когда-нибудь будут дети.
Я принимаю это как наказание. Прости меня, Господи. И сжалься над моими небывшими детьми. "Однако"
Tags: Статьи
Subscribe

  • В этот день 4 года назад

    Этот пост был опубликован 4 года назад!

  • Минску - 954 года

    Сегодня, 11 сентября 2021 года, Минск празднует своё 954-летие. День города у нас проходит ежегодно на вторых выходных сентября. В центре Минска и…

  • О потоках чужих откровений.

    У ЖЖ-блогера lika_bo сегодня прочитала поучительную статью Откровенный коллега. В чем его опасность?. Очень полезная статья на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments