marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Опера «Евгений Онегин» 29.10.2013 Часть 1.

Дворянская усадьба Лариных. Парк. Осень. Та самая пора – очей очарованье, когда ещё тепло, листья не облетели, а переливаются сочными зелёно-красно-жёлтыми красками. Так и хочется взять кисти и краски и нарисовать всю эту уходящую красоту.

Во дворе стоит столик и два летних кресла. Хозяйка и няня Филипьевна чистят фрукты на компот, складывая их в большую белую чашу. Обе женщины были необъятных размеров в длинных платьях: хозяйка в коричневом с белым чепчиком на голове, няня – в тёмно-розом платье и белом платке, завязанном концами назад.
Из усадебного дома доносилось пение сестёр – Ольги и Татьяны. Слушая их пение, хозяйка с няней ностальгировали: вспоминали себя молодыми, некого Ричардсона и тетрадку со стихами.

Издалека доноситься пение об усталых от хлопот ножках и усталых от работы ручках – это крестьяне решили наведаться в хозяйскую усадьбу. Хозяйка с няней оперативненько убрали в дом чашу с фруктами и поставили на её место, на столике в саду, вазу с голубым дельфиниумом. Правильно! Продукты надо беречь, а цветов не жалко. На голоса из усадьбы выходят сёстры Ларины: Ольга – брюнетка с длинными распущенными волосами, верхняя часть которых перехвачена белой лентой, в розовом платье. И Татьяна – шатенка с длинной косой и в голубом платье.

Появляются колхозники, в основном женщины, одетые в сарафаны поверх белых рубашек с рукавами-фонариками до локтя и платками, завязанными либо под подбородком, либо назад, за шеей. Цветовая гамма сарафанов и платков – светло-зелёные, оранжевые, тёмно- и светло-коричневые, бежевые. Иногда косынки не совпадали по цвету с сарафанами, что создавало впечатление, что девушки собирались в гости впопыхах. Был среди них один мужчина, который нёс последний сжатый сноп пшеницы. Колхозники поздравили хозяйку с окончанием сельхозработ. Хотя непонятно, хозяйку-то с чем конкретно поздравлять надо было, они же там, в поле, спину гнули, а не она.

Сном пшеница был торжественно водружён в центре сада. Хозяйка предложила колхозникам спеть и сплясать, чем они и занялись вокруг снопа пшеницы. Ольга очень задорно к этому отнеслась и тоже охотно отплясывала с белым платочком в руке, только не вместе с колхозниками, а отдельно, рядом с сестрой и хозяйкой. Видно с соблюдением субординации там было очень строго. Затем селянам предложили вина в подарок за труды и те ушли.

Татьяна говорит, что во время веселья не любит танцевать, больше любит проводить время в уединении, сидя на скамеечке и читая книги. Вообще она такая тихая и неприметная. Ольга же наоборот – весёлая, задорная, игривая, не сидится ей на месте, потанцевать бы ей, да попрыгать. Все за это называют её дитём. Как говорится, выросла, да ума не вынесла.

Когда Татьяна читала книгу, то бледнела, а няня всё охала над ней – не заболела ли она. На что Татьяна отвечала, что она просто переживает за любовные трагедии героев книг. Что ж там за чтение такое? В наше время от таких книг обычно краснеют, а не бледнеют.

В этот момент примчался мужик в красной рубахе и зелёном кепарике. Сообщил, что в усадьбу в гости пришёл их сосед – Ленский с другом. Среди тёток эта новость вызвала панику – Татьяна захотела сбежать, Ольга веселилась – наличие мужчин будоражило ей кровь, хозяйка поправляла чепчик, съехавший набекрень…

Появился Владимир Ленский – милый длинноволосый толстячок, одетый в костюм-тройку в коричневых тонах, поэт с чувствительной и ранимой душой, эдакий сельский барин – вальяжен и простоват. Чуть позади его – Онегин Евгений – интеллигент из Петербурга, высокий, стройный, одет в серо-голубых тонах, в цилиндре с тростью. Всё выдавало в нём благородство вкуса и происхождения – и внешний вид и гордый профиль, породистость и стать. Ленский представил Лариным Онегина, а хозяйка представила ему своих дочерей – Ольгу и Татьяну, те манерно сделали книксен.

Ленский радостно поведал Онегину, что влюблён в Ольгу с детских лет, как она весела и красива. Онегину же приглянулась Татьяна – тихая, несуетливая, задумчивая девушка с явными задатками интеллекта. Татьяна с Ольгой тоже обсуждали прибывших мужчин. Хозяйка с няней ушли хлопотать по хозяйству и оставили молодых наедине. Гости с девушками тут же разбились на пары – Ленский был с Ольгой, а Онегин уединился с Татьяной.

Ленский говорил Ольге о её красоте, усадил на скамейку, признавался в любви, что это всепоглощающее чувство охватило все фибры его поэтической души и он готов сделать ей предложение руки и сердца. Целовал Ольге руки, прижимал их к груди и умолял не отказывать ему. На крыльце усадьбы появились хозяйка и няня. Поумилялись с молодых и пошли искать Татьяну с Онегиным, чтобы над ними тоже свечку подержать.

Онегин в это время чинно прогуливался по парку с Татьяной:

- Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука… (с)


Нашёл о чём разговаривать с молодой девушкой, как о прихворнувших родственниках. Татьяна вежливо кивала Онегину, изображая на лице интерес. Онегин поинтересовался у Татьяны, что она там читает. Та показала ему книжку. Онегин одобрил её выбор, сказал, что чтение наполняет душу и сердце содержанием. Незаметно вдалеке показалась няня, которая подсмотрела за их воркованием и поняла, что Татьяне приглянулся их новый сосед – этот петербургский барин.

***


Спальня Татьяны. Перед овальным зеркалом в раме на трюмо на пуфике в белой ночнушке сидит Татьяна. Няня заботливо расчёсывает ей волосы. Укладывает Татьяну спать на тахту, желает выспаться и обещает разбудить к обеду.
Няня – большая женщина с чёрными бровями и в белом платке, честно говоря, напоминала один из женских образов Сергея Роста из «Осторожно, модерн!».

Татьяна ложится в постель, но ей не спится, она перевозбуждена встречей с Евгением Онегиным, от любви у неё жар и озноб одновременно. Она просит няню побыть с ней, рассказать о былых временах, когда няня была молодой, была ли она влюблена. Но няня сослалась на склероз и ответила, что никакой любви в те времена не было, не помнит она ничего такого и себя в молодости тоже не вспоминает.

После ухода няни Татьяну прорвало, не могла она больше сдерживать в себе этот бурный поток первой любви, который распирает высоким давлением сосуд её души. Татьяна садится за столик, берёт белое перо, обмакивает в чернильницу и пишет признательное письмо Онегину:

- Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.

Но вы, к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня.

Сначала я молчать хотела;
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда…(с)


Время от времени Татьяна выходила из-за стола, расхаживала по комнате и размышляла вслух:
- Другой?!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я! (с)


Её одолевали сомнения:
- Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель? (с)


Затем она возвращается за столик и заканчивает письмо:
- Кончаю! Страшно перечесть...
Стыдом и страхом замираю...
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю... (с)


И всё-таки Татьяна не может разобраться в себе:
- Любовь ли это иль томленье неопытной души, начитавшейся дамских романов?

Письмо дописано. Рассвело. Татьяна подошла к окну и раздвинула занавески. Пастух протрубил в горн, ведя стадо на выпас.
Приходит няня с подносом. Удивляется тому, что Татьяна встала с первыми петухами. Больше удивительно то, что перед сном она велела Татьяне отсыпаться и обещала разбудить её к обеду, а сама к ней в комнату припёрлась на рассвете.
Татьяна просит няню об одолжении, но чтобы об этом никто не знал. Няня крестится и божится всё исполнить в лучшем виде и сохранить её тайну. Татьяна просит с внуком передать записку соседу, но чтоб никто не знал, что это от неё. Жутко волновалась, будто судьба её решалась в тот момент – записку до последнего теребила в руках и не отдавала.

- Какому соседу – у нас соседей много? - не поняла няня.
- Догадайся!!! – нетерпеливо говорит Татьяна.
Но няня, вчера признававшаяся в склерозе, теперь начала признаваться в тупизне мыслей, что не может она мыслить абстрактно и догадываться о соседях.

- Онегину!!! – признаётся Татьяна в сердцах. А то глядишь, передадут её любовные переживания деревенскому увальню Никифору, который провожает её сальным взглядом каждый раз, когда Татьяна идёт в сельскую библиотеку за новым романом.
Няня, видать, подзабыла, что намедни видела, как Татьяна ворковала в саду с Онегиным, и ещё тогда поняла, что Татьяне он понравился.

***


Сад у поместья Лариных. Там гуляют сельские девушки, поют песни, танцуют, общаются. Мило упархивают по своим делам.
Появляется встревоженная Татьяна. Здесь она должна встретиться с Онегиным и получить ответ на своё письмо. Садится на белую скамейку в тени деревьев. Сад горит красно-жёлтой листвой, белая скамейка в центра сада кажется маленьким островком в центре пожара, где скоро тоже станет жарко, больно и безнадёжно…
Чего только не передумала себе, томившаяся в ожидании Онегина Татьяна:
- Боже, я вчера ему писала!!! А надо ль было так дерзать, так душу обнажать, так раскрываться…

Думала даже сбежать, не дождавшись, но тут раздались шаги, и появился Онегин:
- Вы мне писали?
Татьяна садиться на скамейку и смиренно ждёт своей участи. Онегин толкает длинную речь о том, что он тронут её письмом и её чувствами, но не может на них ответить, молод ещё, не нагулялся, рано ему жениться и обрастать бытом и выводком детей, зачем себя обременять и усложнять жизнь. Да и живи он с Татьяной, так вспыхнувшие к ней чувства были бы недолговечнее бенгальского огня – так быстро ему она бы надоела. Другими словами, недостоин он таких возвышенных её чувств.

Татьяна в шоке!!! Онегин просто убил её этими своими словами. Ну, понятное дело – интеллигент из Петербурга приезжает в деревню и тут провинциальное высшее общество (ниже только крестьяне), зачем ему эта бесприданница, которую будет стыдно вывести в свет. Лучше оставаться свободным, там глядишь, и более выгодная партия нарисуется.
Но нет, Онегину показалось мало, протянул Татьяне руку, она взяла под локоток, решил для закрепления результата прочесть мораль, на правах старшего товарища поучить девицу скромности и сдержанности в чувствах:

- Так, видно, небом суждено.
Полюбите вы снова: но...
Учитесь властвовать собою;
Не всякий вас, как я, поймет;
К беде неопытность ведет (с)


Это ж как удар хлыстом!!! Татьяна вырвалась и со слезами убежала.
С одной стороны поступок Онегина благородный – мог бы поматросить и бросить, мог письмо Татьяны прочесть публично и поучать при всех – представьте позор Татьяны.

Но и Татьяну понять можно – так больно и обидно, когда твоих самых искренних чувств не оценили, не ответили взаимностью. Тут важно как себя подать. Татьяна письмо писала, ставя себя на ступеньку ниже Онегина, принижая собственное достоинство. Напиши она что-то заманчиво-игривое – о совместном времяпрепровождении, полном интриги, тайных желаний и нереализованных фантазий. Онегин бы заинтересовался, а там глядишь, и полюбил бы, узнай Татьяну он получше. Татьяне надо было читать книги, от которых краснеют, а не бледнеют.
Tags: Досуг, Мысли вслух, Филармония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments