marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Балет «Щелкунчик или ещё одна Рождественская история», Большой театр, 2

.Это новая редакция имевшегося уже в репертуаре Большого театра балета «Щелкунчик». Премьера состоялась в марте 2013 г. (80-й театральный сезон, 2012-2013 гг.).
Музыка – Пётр Чайковский
Либретто М.Петипа по мотивам сказки Э.Т.А. Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король».
Редакция либретто, хореография и постановка – Александра Тихомирова
Сценография – Дмитрий Смирнов (Россия)
Костюмы – Евгения Лимарова (Россия)

Очень красивый балет создал Большой театр в этом сезоне. С помощью компьютерных спецэффектов, новых декораций, очень красивых костюмов была создана настоящая рождественская сказка – вдохнули новую жизнь в старый сюжет. Правда, было бы логичнее сделать премьеру в декабре – накануне Рождества или Нового года. А так довольно удивительно зимнюю историю смотреть в июне (премьера была в марте). Вспоминала ещё одну очень похожую постановку – балет «Анюта» (по А.П.Чехову) – те же спецэффекты в виде снега и тумана, символизирующего сны или мечты главных героев. И тоже была зима…

Во время увертюры сцену закрывал очень красивый занавес с изображением еловых веток и ёлочных украшений на них – цветные стеклянные шары, колокольчики. Этот занавес был прикрыт другим – белым, полупрозрачным – занавесом, который создавал эффект замороженного стекла, сквозь которое мы видим украшенную ёлку, либо это туман, символизирующий сон, мечту или сказку. Очень красиво и сразу же создаёт такое волшебное новогоднее настроение.

Дворец Штальбаумов, вид снаружи. По стене огромные барочные окна во всю высоту стены. На улице идёт снег (компьютерный спец.эффект), стёкла на окнах в морозных узорах, но тем не менее мы можем наблюдать, как внутри дворца происходят приготовления к Рождеству и Новому году – справа стоит большая ёлка, которую украшают и кладут под неё коробки с подарками, женщины прихорашиваются. Они одеты в длинные пышные платья и белые парики с буклями. Так же была видна очень забавная пантомима, происходящая между мужчиной и женщиной: женщина упиралась рукой в голову наклонившегося мужчины, тот бежал на месте и размахивал руками (то есть, он бежал на неё, а она, упираясь рукой ему в голову, не давала ему подойти), потом хватал руками её за задницу, та звонко шлёпала его по рукам, мужчина отходил от неё, а она злобно грозила ему пальцем. Так повторяется ещё дважды. Очень забавно!!!

Гости шли по улице парами, кутались в тёплую одежду, т.к. было холодно. Последним появился кум господ Штальбаумов – мастер-кукольник, кукловод и вообще большой затейник – Дроссельмейер. Он был каким-то суетливым, забавным. На голове у него было три шляпки-котелка, надетые одна поверх другой – стопочкой. Декорация, изображающая стену, поднимается вверх, и Дроссельмейер оказывается в гостиной, уже полной гостей.

Особенно надо выделить детей хозяев дома – Машу и её брата Фрица. Маша – очаровательная девушка в серебряном платье с золотой вставкой впереди по центру подола. Всё её платье было украшено красными стеклянными цветами в обрамлении зелёных листочков. Украшения имели грани, которые сверкали при попадании на них света. Очень красиво!!! Фриц примерно такого же возраста, как и Маша, ничем особо не выделяется среди таких же молодых юношей, как и он сам. Дроссельмейер приходиться им крёстным.

Во дворце начинается праздник – дамы с кавалерами становятся в пары и танцуют с бокалами шампанского в руках, девушки с куклами, а юноши с саблями. У юношей и девушек, видимо, интерес к противоположному полу ещё не проснулся, потому они и танцуют с игрушками, а не друг с другом.

В разгар праздника большие напольные часы с маятником и совой, сидящей на крышке часов, вдруг сами по себе начинают двигаться в центр комнаты. У совы в этот момент начали светиться глаза и она махала крыльями (одно крыло было судя по всему сломано L ). Гости в ужасе расступились в разные стороны – что это за полтергейст здесь такой случился. Они с опаской подходили к часам и стучали кулачками по корпусу и тут же боязливо отходили в сторону. Тут открывается дверь часов и изнутри (корпус часов тут был, как комната – часы большие и человек в них может располагаться в полный рост) появляется Дроссельмейер. Вообще, тут просто казус какой-то: обычно ведь внутри таких больших часов либо часовой механизм, либо просто свободное пространство, в котором должен раскачиваться маятник – нет там никаких таких ниш или помещений, чтобы человек сначала там спрятался, а потом раз и вот так эффектно появился, как из сортира (у меня почему-то именно такие ассоциации возникли – деревянный домик, декорированные под напольные часы, с совой сверху, и маятником, нарисованным на дверях).

Дроссельмейер был одет в костюм часов – на голове у него был будильник с чёрным циферблатом, золотыми цифрами и стрелками, сверху на часах колокольчик-звонок и петелька, за которую будильник обычно берут или вешают за неё. На нём ещё был чёрный камзол с золотыми узорами, чёрные однотонные штаны до колен и серые гольфы. Камзол и штаны были в блёстках, что добавляло стиля его образу.

Любопытно, как он ориентировался в пространстве, если у него на голове были часы??? Любо там были незаметные прорези для глаз, либо чёрная ткань циферблата была полупрозрачной, и через неё было всё видно.
Дроссельмейер отодвинул две черных шторки по бокам часов (они держались на проволочках, прикреплённых к верхней части корпуса часов), и из-за них появились две деревянных механических куклы – балерина и оловянный солдатик. Они танцуют для гостей, затем солдатик привстаёт на одно колено, а на другое к нему садиться балерина. Гости в восторге!!! Они окружают балерину с солдатика, рассматривают их устройство.

Но тут снова появляется Дроссельмейер. Часы на его голове сменяет маска некого Демона огня – две пары рожек – козлиных витых вертикальных и бараньих витых закрученных вниз – а внизу, как огонь, извиваются при каждом движении красно-желтые полоски ткани, как языки пламени. Дроссельмейер танцует угрожающе, оттесняет гостей от игрушек, да те и сами в ужасе отстраняются от этого неадекватного мужика в страшной маске. Балерина и солдатик по кукольному деревянной походкой утопывают за кулисы.

Гости были в шоке, что им вот так грубо не дали поиграть в игрушки. Как я поняла, для Дроссельмейера это были очень дорогие и высокотехнологичные игрушки, которые он не может просто так дать на растерзание подвыпившим гостям. Чтобы как-то сгладить неловкую ситуацию он решает подарить гостям свой подарок (один подарок на всех гостей) – он разворачивает одну из коробок под ёлкой и достаёт вырезанную из дерева и раскрашенную красками странную игрушку – Щелкунчика. Это нелепого телосложения солдатик в красном треухе с музыкальным ключом на лбу, красном пиджаке, белых штанах и черных сапогах. К поясу у него была прикреплена сабля, а зубастый рот раскрыт в воинственном кличе – хотя тут больше какой-то хищный оскал, будто съесть кого-то хочет. Но эта нелепая и откровенно дешёвая игрушка не нравиться никому из гостей – они показывают на неё пальцем и потешаются над ней. Одной только Маше игрушка понравилась, ей как-то даже обидно, что нал Щелкунчиком все смеются, как будто это не игрушка, а маленький живой человечек. Она пытается протиснуться среди гостей, чтобы взять Щелкунчика себе, но гости хватают его, перебрасывают по воздуху друг другу, передают по рукам – Маша мечется между гостей, но не успевает выхватить игрушку. За Машу вступается Дроссельмейер, который отбирает Щелкунчика у гостей и дарит его Маше. Вообще он и сам счастлив, что этот его нелепый и абсолютно без души сбацанный подарок хоть кому-то понравился. То ли у Маши такой брутальный вкус, что ей нравятся вещи подобного рода, то ли у неё вкуса вообще нет, но ей приглянулась эта игрушка чисто из жалости – остальные гости Щелкунчика ведь обсмеяли и чуть было в расход не пустили.
Фриц, судя по минимальному количеству «масла в голове», был всё-таки младшим братом Маши. Как только у той появилась любимая игрушка, у Фрица проснулась какая-то не то ревность, не то зависть и он решил отнять у Маши Щелкунчика – схватил его и начал вырывать игрушку из рук Маши. Та не отдавала. В итоге Щелкунчику оторвали руку. Дроссельмейер отогнал Фрица и носовым платком привязал руку к туловищу Щелкунчика, вернул игрушку Маше. Та с благодарностью, любовью и заботой прижала его к груди. Но Фриц не унимался – позвал друзей и они с саблями навытяжку кружили вокруг Маши и Щелкунчика, Дроссельмейеру приходилось вновь отгонять этих вредных мальчишек.

Все взрослые гости тем временем танцуют финальный массовый танец, в котором изображают мышей – прикладывают к лицу мышиные маски-мордочки. На этом праздник заканчивается и все расходятся по домам.

Ночь. Маше не спиться и она в ночнушке пришла в большую комнату с ёлкой, под которой сидел Щелкунчик. Она пришла проведать своего раненого героя – берёт его на руки, гладит, нянчится с ним. В её руках была подушка, которую она кладёт на пол возле ёлки и ложиться спать рядом с Щелкунчиком. Очень странный ход – почему она его к себе в кровать не унесла, вроде бы никто, кроме неё не претендовал – непонятно.

Появляется Дроссельмейер. Он танцует возле спящей Маши в чёрном облегающем костюме с блёстками. Секси-дядька, надо сказать – мне бы такого крёстного!!!
Большие напольные часы бьют полночь и вдруг сова на них оживает – на самом деле это затейник Дроссельмейер опять в кого-то халканулся – в сову на этот раз: на голове у него была шапочка в виде совиной головы, а на руках крылья, но всё тот же чёрный облегающий костюм с блёстками всё равно на нём присутствовал. Игрушечная же сова продолжала восседать на часах.

Маша проснулась, подошла к ожившей сове и узнала в ней своего крёстного – Дроссельмейера. Боже ж ты мой, представляю её чувства – каково было юной девушке узнать, что её добрый крёстный – оборотень!!!
Откуда-то сбоку повалил туман, из которого по мановению крыла совы Дроссельмейера появилась мышь – юноша, к лицу которого приросла маска мыши, в которой до этого танцевали гости на празднике. Потом эти мыши начали выскакивать отовсюду и в больших количествах. Маша в шоке, прижимает к себе Щелкунчика, но мыши отбирают у неё игрушку. Она пытается забрать обратно свою любимую игрушку, но крёстный-оборотень оттягивает её от мышей, всячески препятствует её порывам подойти к мышам и отобрать Щелкунчика – оттягивал, оттаскивал, поддержки ей всяческие делал.
Мыши тем временем подняли Щелкунчика вверх, передавали его друг другу на вытянутых руках, чудом не сгрызли деревянную игрушку, но потом всё же вернули его обратно Маше.

Сова-крёстный Дроссельмейер снова халканулся. В этот раз в Мышиного короля – эдакого брутального пидораса с горжеткой на плечах в виде большой дохлой мыши. Танцует он в обществе мышей очень устрашающе.
Маша с Щелкунчиком на руках сжимается вся от ужаса, оказавшись в центре мельтешащей мышиной стаи. Во всей этой неразберихе она нос к носу сталкивается с Мышиным королём и узнаёт в нём своего крёстного Дроссельмейера. Снова приходит в ужас – её крёстный уже не сова, а большая мышь. Ёжкин ты кот – как-то его колбасит не по детски – то он совой был, то уже Мышиный король. Что самое удивительное, Дроссельмейер не на стороне своей крестницы сражается против мышей, а наоборот, он почему-то на противоположной стороне – эдакий злодей-перебежчик.
Все Машины куклы ожили (от стресса произошёл выброс адреналина, и это спровоцировало оживление кукол и их активацию к совершению военных действий) – балерины с белыми ажурными зонтиками и солдатики с саблями – все вступили в бой с мышиным войском.

Если верить программке, то силы неравны и мыши вот-вот победят. Но визуально количество сражающихся с обеих сторон приблизительно равно, только вот куклы нифига не соображают в военной тактике и стратегии ведения боя, анализе и прогнозе действий противника для генерации оборонительных мероприятий.

Обессиленная Маша падает в центре сцены. Вокруг неё всё прояснилось, посветлело – мыши исчезли, бой закончился. Крёстный снова халканулся из Мышиного короля обратно в крёстного в чёрном облегающем костюме с блёстками. Наверное, понял, что заигрался он в войнушки против родной крестницы – переборщил малость – ребёнок в изнеможении.
Метаморфозы затронули не только крёстного, но и любимую Машину игрушку – Щелкунчика – из несуразной деревянной куклы с большой головой и маленьким квадратным телом он превратился в гармонично сложенного, хоть и субтильного, но очень симпатичного молодого человека в красной одежде и треугольной шапочке.

Маша очарована им. Стены расступились и она оказались в большом зале без мебели. Маша с Щелкунчиком начинают зачарованно танцевать, как бы общаясь и узнавая друг друга. И правильно – если Щелкунчик будучи деревяшкой ещё мог как-то оценить доброту и любовь милой девочки Маши, то сама Маша вряд ли могла в полной мере понять, что за фрукт на самом деле этот деревянный Щелкунчик.

Из-за кулис начали появляться снежинки – девушки в серых узорчатых костюмах. Сначала они появлялись по две-четыре и кружили вокруг танцующих Маши и Щелкунчика, но потом их становилось всё больше и больше. Вообще это какая-то очередная интрига, чтобы не оставлять влюблённых наедине – как бы чего не произошло между ними раньше времени, как бы они не узнали друг друга слишком сильно. И это кружение снежинок стало уже похоже на настоящую вьюгу, завируху – очень уж яростно девушки кружились вокруг влюблённых. В это время откуда-то доносилось детское пение – снежинки, оказывается, ещё и хором пели, а не только танцевали. Естественно, что в действительности пели одни девушки (в оркестровой яме, за кулисами или это пение вообще было в записи), а по сцене кружили совершенно другие девушки-снежинки.
Маша с Щелкунчиком одно время танцевали вместе, но иногда снежинкам удавалось разъединить их так, что они не могли найти друг друга в белом мельтешении снежинок вокруг себя. Это была проверка из чувств друг к другу, устроенная крёстным Дроссельмеером – останутся влюблённые вместе или Щелкунчик вдруг переметнётся к какой-нибудь из многочисленных снежинок – Маша одета в белое платьице, а снежинки с бело-серые узорчатые платья и их много, они снуют вокруг – запросто можно перепутать и в суете выхватить одну из них из толпы, и закружить в танце и только потом опомниться, что это за тётка перед тобой – это вовсе не Маша, а холодная и коварная снежинка.
Но Щелкунчик ни разу не лажанулся – с завидным упорством всматривался сквозь толпу мельтешащих колючих снежинок, искал взглядом Машу, подходил и танцевал только с ней.

Снова возникает крёстный Дроссельмейер, но уже в образе большой колючей снежинки. Как я поняла, у него непереносимость собственного Я, каким-то он себя убогим что ли воспринимает, что ему просто невозможно быть самим собой – обязательно надо в кого-то халкануться – то он Часы, то Сова, то Мышиный король, то вот теперь Большая мохнатая снежинка. Он возглавляет рой снежинок, руководит ими. Вьюга усиливается и достигает своего апогея – Маша и Щелкунчик в ужасе льнут друг к другу.
Дроссельмейер смилостивился над влюблёнными и вьюга утихла. Появляется туман – это Дроссельмейер уводит Машу и Щелкунчика в мир Мечты и страну Фантазий.

Сквозь полупрозрачный занавес видно, как влюблённые летят на воздушном шаре и приземляются у подножия большой новогодней ёлки. На заднике снова тот красивый занавес с еловыми ветками и ёлочными игрушками, что был в начале спектакля во время увертюры. Ёлочные игрушки ожили и танцевали для Маши и Щелкунчика – это были девушки-эльфы с прозрачными крылышками и девушки-колокольчики, которые когда танцевали, то как-то странно переставляли ноги, будто не сгибая их.

Вообще этот крёстный Дроссельмейер не только мастер кукол и большой затейник по части кукольных спектаклей, коварный мастер перевоплощений, оборотень-сказочник, но ещё и режиссёр чужих судеб. Ему просто нравиться создать для персонажей какую-либо ситуацию и со стороны смотрит, как они будут во всём этом вариться, и как будут выходить из сложившейся ситуации.
Решил он для Маши и Щелкунчика устроить проверку чувств, стал создавать ситуации, в которых было бы искушение бросить любимого и замутить с кем-нибудь другим.

Сначала два красавца-тореадора лихо танчили для Маши. Они были в чёрных костюмах по фигуре, у одного была золотая вышивка по чёрному, у другого – серебряная. Маша была очарована их стройностью, смелостью, ловкостью и в то же время такой очаровательной брутальностью. И когда они уже собрались уходить, Маша впала в ступор и уже было собралась утопать за ними, только Щелкунчик подошёл к ней сзади и схватил за локоть – только тогда она опомнилась, пришла в себя. Не знаю, считать ли это изменой или нет, но на мой взгляд Маша испытание не прошла – подпала под очарование бруташек тореадоров.

Затем появились четыре восточные красавицы в штанишках из тонкой лёгкой ткани свободного покроя, полупрозрачных кофточках, сквозь которые были видны красивые расшитые лифчики. Любуясь их завораживающим танцем Маша и Щелкунчик сидели в разных концах зала на больших подарочных коробках, перевязанных лентами и украшенными сверху бантами. Танцующие восточные девушки настолько очаровали Щелкунчика, что он подошёл к ним, те его окружили, танцевали, соединяя руки и образуя круг с Щелкунчиком в центре. Маша поняла, что с Щелкунчиком надо держат ухо востро – падок он, оказывается, до женской красоты, поддаётся гипнозу и воли у него никакой нет.

Затем появляются две танцовщицы – брюнетки с каре, в светлых костюмчиках в обтяжку. В руках у них были вееры-флаги – деревянные вееры, к которым была пришита красная ткань – когда ими обмахиваешься, то красная ткань очень красиво развевается. Если верить программке – это китаянки, но, на мой взгляд – это были испанки. Китаянки упорно ассоциируются с белым лицом, раскосыми глазами, черными волосами, уложенными в высокую причёску, длинными платьями с широкими рукавами и мелкими шажочками при ходьбе. Хотя это стереотип, такой же, как и тот, что русские в глазах иностранцев – это люди в валенках, тулупах, шапках-ушанках, с балалайкой, под которую танцует медведь.

Умудрённая опытом Маша всячески отвлекала внимание Щелкунчика от очередных красоток – прогуливается с ним возле заднего занавеса, на котором нарисованы еловые ветки и ёлочные игрушки – показывает Щелкунчику на стеклянные шары, покрытые морозными узорами. Но страстные девушки с красными веерами всё-таки привлекают к себе внимание Щелкунчика. Чтобы не дать ему снова затусить с красотками, Маша начинает сама танцевать с девушками – учиться у них. Таким образом Щелкунчик любуется и на Машу тоже. Девушки ушли. Вообще, нельзя было сказать, что бы они очень уж впечатлили Щелкунчика.

Затем появляются двое русских парней, не деревенских в белой вышитой одежде, а больше городских – в однотонной одежде тёмных тонов, сапогах, с кожаным ремнём на брюках и кепариках с козырьком. Они очень лихо и безудержно отплясывают, очень зажигательно и отвязно. Щелкунчик рвётся танцевать вместе с ними, но Маша его почему-то удерживает, не пускает – странно, почему? Ладно, если бы он к тёткам так стремился, но с мужиками же можно, наверное... Но Щелкунчик всё равно вырвался и пошёл танцевать с бравыми парнями. Они взяли его под руки с обеих сторон и составили очень гармоничное трио. Когда парни собирались уходить, то Щелкунчик хотел уйти вместе с ними. Маша вырвала его из цепких лап русских лихих парней, постучала себя по виску, как бы говоря: «Совсем сдурел что ли – с мужиками тусоваться!!!». Здесь как-то странно выходит – люди других национальностей вызывали всяческие желания у противоположного пола – тореадоры очаровали Машу, китайские и восточные девушки соблазняли Щелкунчика, а вот русские мужички очаровали почему-то не Машу – она на них вообще никак не отреагировала, а именно Щелкунчика – персонажа того же пола. То есть, тут налицо асексуальность русских парней. И запал Щелкунчик, видать, не только на их удалые танцульки, но и, наверняка, на последовавшее чуть позже предложение сообразить на троих. Ну, не могут они очаровать именно женщину, а вызывают сугубо товарищеские чувства – затусоваться-выпить-закусить.

Последними проверяли чувства Маши и Щелкунчика французский кавалер и очаровательная мадемуазель в классических бальных платьях/костюмах и белых париках с буклями. Сначала они танцуют друг с другом, затем в танец вовлекаются Маша с Щелкунчиком, которые как бы учатся у них танцу. Казалось бы, и Маша и Щелкунчик поддались их очарованию, но нет – снова пары приобрели нужное сочетание – кавалер с дамой, а Маша с Щелкунчиком.

Затем снова появляется Дроссельмейер в маске Демона огня. Далее последовали хореографические конвульсии в его исполнении, всех испугал, расстроил. Как я поняла, этот огненный персонаж символизирует некий переломный момент в сюжете. Так и было – крёстному надоело проводить испытание чувств влюбленных, и он решил их обвенчать. Правильно!!! А то так доиспытывается до того, что Маша с Щелкунчиком действительно придут к выводу, что не надо зацикливаться друг на друге – в мире есть много интересных тётенек и мужчинок, с которыми можно было бы неплохо провести время, а не обременяться обществом друг друга.

Гаснет свет, меняются декорации. Появляются мужчины в костюмах подсвечников – чёрная обтягивающая одежда в золотых узорах, причём на обтягивающих трико золотая лента узора обвивала только одну ногу, другая оставалась чёрной. На головах у них были шляпы в виде свечей на небольших тарелочках-подставках. Свечи были зажжены, но вместо пламени были лампочки. Пару этим колоритным мужчинам составили девушки-колокольчики в синих юбках с золотыми лепестками. Они составляли очень красивые композиции вокруг Маши и Щелкунчика – это и было венчание.

Очень странное режиссёрское решение, надо сказать. Не знаю, как у Вас, но у меня процесс венчания ассоциируется с церковью, алтарём, священником, каким-то очень светлым и торжественным праздником, а не с какой-то свечно-цветковой суетой в темноте. Хотя кто его знает, какую религию исповедует этот крёстный с его подозрительными наклонностями к перевоплощениям…

Все персонажи, которые участвовали в проверке чувств Маши и Щелкунчика, тоже участвовали в празднике.
Вот вроде бы и хэппи энд – влюблённые поженились и счастливы. Но нет – надо было испортить всю малину: произошла смена декораций, снова мы видим дворец снаружи, с улицы, снова эти большие окна, идёт снежок. Сквозь окно мы видим, что Маша проснулась, потянулась, держа деревянного Щелкунчика в руке, с изумлением взглянула на него, что он деревянная кукла, а не Прекрасный Принц. Стена с окнами исчезает, Маша в комнате по-прежнему с деревянной куклой Щелкунчика в руках, а все эти персонажи – тореадоры, китайские и восточные девушки, русские парни, французские кавалер с дамой – это всего лишь куклы Дроссельмейера – их силуэты видны сквозь задний занавес.

Ну вот, приснится же такое… В такие моменты лучше вообще не просыпаться. Ну, казалось бы, детский спектакль, ну зачем так в конце портить детскую сказку – лишать девочек надежды, что за прекрасного принца всё же можно выйти замуж, но конец всегда один и тот же – девушке это всё просто снится. Вот в «Золушке» (тоже один из новых спектаклей Большого театра) точно таким же обломом всё закончилось.
Какие-то очень уж реалистичные сказки нынче пошли, честное слово.
Предыдущую постановку балета «Щелкунчик» видела очень-очень давно – в 2006-м году. К сожалению, никаких записей по сюжету я тогда не вела, поэтому мне сложно сравнивать. Единственное, что могу сказать, что новый балет сильно выигрывает по костюмам и декорациям.
Tags: Балетное, Досуг, Мысли вслух, Филармония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments