marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Балет «3 поросёнка» 31.03.2013

Музыка – Светлана Кибирова
Либретто, хореография и постановка – заслуженный деятель Республики Казахстан Минтай Тлеубаев
Художник-постановщик – Николай Рымжанов
Дирижёр – Андрей Иванов

Сидела в этот раз во втором ряду балкона и забыла взять бинокль, поэтому всех подробностей реквизита и костюмов, к сожалению не рассмотрела.

События происходят в сентябре месяце. Об этом говорит рисунок леса на заднем занавесе – листья в большинстве своём жёлтого и красного цветов, зелени не так много. В центре леса красуется могучий дуб, по которому ползёт божья коровка, в ветвях свила гнездо птичка, вроде тукан. На другом дереве восседает филин. Из более низкорослых растений произрастает папоротник и нечто экзотическое.
На сцене имелись фанерные кусты и пластиковые мухоморы – большой с плоской шляпкой и поменьше – с конусовидной. По краю сцены растут несколько красных маков.
Появляется фиолетовая бабочка. К её рукам прикреплена синяя ткань, символизирующая крылья. Потом приходит белка с лукошком. У неё только кофта оранжевая (рыжая), юбка-пачка, рукава на кофте, шапочка с косичками и пушистый хвост, который шёл от юбки к шее – всё это было жёлтым почему-то, а не рыжим.
Затем явился волк – он был в серых штанах и пиджаке с фиолетовой окантовкой на рукавах и штанинах, в чёрной рубашке, в белом галстуке-платке. Сзади свисал серый тканевый хвост. На голове у него была шапочка в виде волчьей головы, а на ногах чёрные сапоги. Была у него ещё одна пара чёрных сапог, которые он одевал на руки. Гуляя по лесу, он случайно наткнулся на мухоморы и опасливо отшатнулся от них – ядовитые же!!! Не знает волк, что всё зависит от дозы и способа употребления – сибирские шаманы успешно варят зелье из мухоморов, расширяют сознание и общаются с духами природы и умерших людей. Волк не умел раскумариваться, хотя его образу это бы очень подошло. Лицо его было раскрашено белой и чёрной краской – мордочка белая, а кончик носа – чёрный.
Волк исчезает, появляются главные герои – поросята. Главная интрига спектакля в том, то они не все трое – мальчики, а 2 братика и 1 сестричка. Я даже не поняла сначала, почему это детский спектакль, который показывают днём, а не взрослый с вечерним сеансом – свиньям ведь не понятны близкородственные отношения, им достаточно быть разного пола. Поросята были в розовых рубахах и комбинезонах – у одного комбинезон был в вертикальную серо-светло-бежевую полоску, у второго на комбинезоне были лампасы, а полоски – горизонтальными бело-голубыми. На груди каждого из них было красным цветом написано их имя – «Ниф» и «Нуф». Сестрёнка Нафа не имела на грудях опознавательных надписей, но зато у неё вместо носа был свиной пятачок (у братиков носы были человеческими). Она была в розовом платье, рейтузах до колена с кружевами, на голове у неё красовался красный бант. У Нифа и Нуфа на головах были кепарики – фиолетовый и бежевый в тонкую клеточку – с розовыми ушами с обеих сторон.
Хряки путешествуют по лесу налегке, бегали на перегонки, чехардили, веселились. Нафа тащила на себе огромный серый рюкзак с провизией. Рюкзак был с её саму размером, иногда он перевешивал её назад и она могла бы упасть на спину – поверх рюкзака, но братики заботливо поддерживали её сзади, чтобы она не упала – таким образом все трое путешествовали по лесу.
Наступает ночь и свиньи устраивают привал посреди леса. Ложатся спать посреди леса, тесно прижавшись друг к дружке. Свет гаснет, но потом загорается более тусклый, но при этом видно, как они спят – поочерёдно поднимают одну из ног (каждый из них лежал на боку, поэтому поднимал верхнюю ногу), поднимают голову, осматриваясь по сторонам, зевают, сучат ножками.
Наступает утро и свинята просыпаются. Откуда-то вдруг берутся плоские круглые тазики с едой и свиньи начинают жадно чавкать что-то из них – то ставят тазик на пол, наклоняются над ним попой кверху и едят, то встают вертикально, берут тазики в руки, ныряют в них лицом и с аппетитом завтракают. Столовыми приборами свиньи не пользуются – то ли дома их забыли, не взяли в дорогу, либо по их субъективному мнению, использование столовых приборов – это удел вшивых интеллигентов, к коим себя они никак не относили. Ниф и Нуф систематически пытаются украсть еду из тазика у сестрёнки, но та не давала и била их по рукам, чтобы не совали свои грязные копыта в её стерильный тазик с комбикормом.
После завтрака они продолжают путешествие и скрываются за кулисами.
Затем появляются муравьи. Это 3 пацана в чёрных колготках, во фраках, белых рубашках и галстуках-бабочках. На головах у них были опять же чёрные шляпки-котелки с «рожками-усиками», как у муравьёв – не знаю, как они называются – вибриссы или брови. Это были настоящие муравьи – высокие, стройные, с тонкими ногами.
Они втроём шествовали гуськом – друг за дружкой – и несли на плечах что-то вроде тряпичного бревна: серое, видно, что из ткани, с одного конца толстое, ко второму концу – сужается. Я бы сказала, что это большая булава, но не было «колючек». Сначала они несли бревно, как Ленин на субботнике, довольно хорошо, пока один из них не выпал из общего строя. Двое других некоторое время несли бревно сами, потом как-то выбились из ритма – не в ногу шли, наверное – уронили бревно. Один из них пытался в одиночку поднять бревно, но у него это не получилось. Вообще, считается, что муравьи могут поднимать и переносить грузы весом в несколько раз превышающих их собственный. Мужики-грузчики могут делать тоже самое, но за несколько ходок, при этом тихо матерясь. Другими словами, разлад вышел у муравьёв с транспортировкой бревна.
Снова появляется белка. Она собирает в лукошко грибы и ягоды на зиму, весело вытанцовывает с муравьями. Мимо проходили свиньи и включились в общую тусовку с белкой и муравьями. Один из муравьёв взял свинку Нафу за талию и сделал ей перекувырок через голову. Хотела бы я в жизни на это посмотреть, как муравей кидает свинью через голову.
Затем появляется новый персонаж – ёж. Хотя, честно говоря, мне кажется, что это в большей степени динозавр, чем ёж: спереди он был в бежевых тонах, а сзади – в серо-фиолетовых. Сверху на шапочке, на руках и ногах по краю у него шёл ряд шипов, как это бывает у динозавров – вдоль позвоночника у них идёт ряд шипов-наростов. А у ежа это такие иголки были. Спина при этом у него была гладкая – без колючек. Почему-то костюмерам было сложно сделать классический костюм ежа – на спине кофты/пиджака сделать резиновые колючки по всех площади, немного на рукавах (на задней части) и на шапочке – был бы нормальный ёж, его можно было бы узнать, не заглядывая в программку (девочка у меня за спиной при его появлении воскликнула: «О, кузнечик!!!»), в то же время тонкие иголки из резины по идее не должны быть слишком тяжёлыми, танцевать в таком костюме можно было бы. В руках у ежа было что-то вроде циркуля или землемера – некий инструмент в виде буквы «А» или «λ» только с перекладиной внизу. Скоординировавшись с муравьями, ёж начал пилить дерево – значит этот инструмент – это ещё и пила. Хотя бревно они так и не распилили – оно осталось цельным.
Потом появились свиньи и напросились участвовать в стройке домика. Как я поняла, строили они общежитие, т.к. собирались потом все вместо в этом домике жить. Их приняли на стройку, но по ходу они больше под ногами путались, чем помогали. По крайней мере, хряки так точно, на Нафу клеветать не буду – для свиньи она проявляла просто чудеса трудолюбия. Поросята иногда подходили к кому-то из зверей сзади и клали руку на плечо – то ли чтобы напугать, то ли спрашивали: «Не помочь ли?», не знаю, как это интертрепировать, то если с муравьём этот трюк прошёл нормально, то когда поросёнок положил руку на колючее плечо ежа, то ему не поздоровилось – обкололся весь, визжал, бегал по поляне, всем свою дырявую руку показывал…
Муравьи тем временем раздобыли квадратные, плоские, пластиковые кирпичи и пытались из них что-то соорудить: один муравей берёт несколько кирпичей, сложенных столбиком один на другом, кладёт на землю, другой муравей такую же стопку из кирпичей пытается пристроить поверх первой. Вся эта неустойчивая конструкция падает на муравья и хоронит его под собой. Со слезами и матами он выбирается из-под них, хромает, т.к. кирпичи поранили тонкие муравьиные ноги. История со стопками кирпичей повторяется (поговорка «Повторенье – мать ученья» не про зверей: один раз стопка из кирпичей рухнула, так они не пытались как-то по другому их разложить, сделали точно так же) с той лишь разницей, что другому муравью удалось увернуться от падающей кирпичной стопки. Хотя у зверей то самое ученье от повторенья, наверное, именно в этом и проявилось – когда на стройке что-то падает – надо уворачиваться, а не стоять и зырить, пока падающий предмет тебя не прихлопнет.
Затем все звери, включая поросят, поделили между собой кирпичи – вышло по 2 штуки на нос – и ускакали с ними из поля зрения.
Появляется бабочка. Она чем-то напугана, в панике мечется по сцене. Находит шляпку от мухомора, приседает на корточки у края сцены, прикрывает голову, втянутую в плечи, этой шляпкой и изображает мухомор. Правда, трясётся от страха, как осиновый лист.
На поляну выходит волк, начинает вытанцовывать что-то эротическое и романтическое. Честно говоря, глядя на волка, я второй раз за спектакль усомнилась в том, детский ли это спектакль и надо ли было ставить его в дневной сеанс – волк слишком сексуален для детской сказки!!! Он срывает один из маков, растущих у края сцены, танцует с ним, нюхает, громко чихает. Перед этим он снял с рук вторую пару сапог и, уходя, забыл их на сцене. В экстазе он ударяет по шляпке мухомора, под которым сидела бабочка, обнаруживает её там, она машет крылышками и в ужасе улетает за кулисы. Волк романтично убегает за ней. Не могу понять, почему бабочка боится волка, он же не ест насекомых, ему бы что-нибудь посущественней – поросёнка или зайца какого-нибудь.
Тем временем на полянку дружной толпой вваливаются звери и совершают ещё одну тщетную попытку что-то соорудить из своих кирпичей: кладут один кирпич горизонтально, на него по бокам устанавливают 2 кирпича вертикально и так далее в этом же порядке. Получается что-то вроде башенки с окошками. Для верности ёж измеряет её своим инструментом «пилой-циркулем-линейкой-землемеркой» - уж не знаю, как там ещё назвать этот хитроумный инструмент. Но их строение снова рухнуло – хоть не прибило никого и то хорошо. Вообще говоря, обрушение построенных конструкций вызывает неистовый восторг у детской части аудитории – дети в зале в эти моменты весело писчали J
Хрякам надоела эта мышиная возня с кирпичами и они решили пофилонить – порезвиться и побегать по лесу. Ёж их предупредил, чтобы они вели себя тихо, так как в лесу обитает злое и вечно голодное серое тело – волк!!! В подтверждение своих слов ёж достал из кармана некую трубочку, разворачивает её – это оказалась картинка на ткани, деревянные трубочки крепились с 2-х сторон, чтобы было удобней разворачивать и демонстрировать рисунок. Это был портрет волка. Ёж показывает его поросятам – они в ужасе отскакивают назад и громко визжат, потом Нафе, которая вообще в обморок со страху бухается, трое муравьёв подхватываю её, держат на руках, а белка обмахивает её, чтобы привести в чувство. Среди зверей наступает всеобщий ужас от предчувствия неотвратимой встречи с волком.
Муравьи, ёж, белка и Нафа продолжают стройку века – носятся с кирпичами в тщетных попытках придумать, как бы им это так изловчиться и соорудить их них домик. Хряки же с громкими визгами и овечьим блеянием носились по лесу. То ли до них не дошло то, о чём их предупреждал ёж, то ли они пришли к выводу, что тот просто решил их попугать картинкой некого страшного зверя и это просто шутка. Типа: «Ты бы ещё фотку зелёного черноглазого пришельца показал! Было бы тоже страшно, но вероятность встретить его на Земле средь бела дня в лесу очень мала – это фантастика». Свиньи спустились в зал, бегали с теми же громкими визгами по партеру. С балкона мне, к сожалению, не было видно, чем они там конкретно занимались. На сцену вернулись с ведёрками в руках – наверное, ягоды собирали или побирались конфетами у детишек из зала. Тут все звери, включая хряков, в ужасе убежали со сцены, т.к. услышали злобное рычание волка.
Прилетают 3 бабочки: 1 фиолетовая с синими крыльями и 2 зелёных с желтыми крылышками. Они легко и радостно порхают над полянкой, ничего не подозревая. Из-за фанерных кустов появляются хряки (Нафы с ними не было, она продолжала заниматься стройкой домика с остальными зверями и не разменивалась на всякие глупости). У одного из них в руках большой сачок, которым он намерен поймать бабочку. Начали свинья гоняться по поляне с сачком за крылатыми девками, но те ведь проворнее, чем эти толстики на коротких ножках. Бабочки маневрировали, как PS-40 в фильме «Perl Harbor», а хряки запутались в конец, и один поймал сачком другого.
Потом свиньи нашли забытые сапоги волка. Поделили их между собой, каждый одел на ногу по одному сапогу. Вновь погнались за девушками-бабочками и убежали за сцену.
Тут вернулся волк за своими забытыми сапогами. На нашёл их на том месте, где забыл. Спросил у зала: «Кто взял?» (это второй спектакль, где я в балете наблюдаю роли со словами, до этого видела в «Тщетной предосторожности»). И дети из партера весело закричали, что это поросята. Сдали ведь поросят дятлы малолетние. Волк радостно ускакал за кулисы в поисках вороватого обеда.
И вот они встретились: с одной стороны поляны появился волк, с другой – бабочки и поросята. Хряки увидали волка, поняли, что он реальный персонаж, а не фантастический пришелец из космоса, сначала начали прятаться за спинами бабочек – в реальной жизни было бы интересно на это посмотреть: бабочки должны были быть гигантами, а хряки карликами, чтобы они могли прятаться за спины бабочек. Вообще, я заметила, что они по жизни поступают так «по-мужски»: то огромный рюкзак с провизией тащила на себе сестрёнка Нафа, то они теперь от волка прячутся за спинами девок-бабочек. Хотя что тут удивляться – свиньи они и есть свиньи, каких-либо героическо-мужественных поступков от них ожидать не приходиться. Волк ожидает не только возврата краденых сапог – у свиней до сих пор было по одному волчьему сапогу на ногах – но и сатисфакции в виде употребления свиней в качестве обеда.
Хряки вообще небольшого ума парни были, вместо того, чтобы бежать, они начали храбриться. Наверное решили покрасоваться перед бабочками – дамы всё-таки. Каждый из поросят выскакивал из-за стоящих впереди девушек, поворачивался спиной к волку и с радостным визгом хлопал себя по заднице, показывая, таким образом, свою удаль и храбрость. Но волк не поверил и решил проверить на деле. Как начал их всех гонять по поляне, свиньи и бабочки прятались за фанерными кустами, но волк их там находил, они разбегались с таким визгом, будто их уже есть начали. Волк продолжал преследование бекона, звонко при этом клацая челюстями.

У остальных зверей продолжалась стройка века. Нафа трудилась на благо общества, потому и цела осталась, что не искала приключений на свои последние 120 (я так понимаю, что если она свинья, то параметры у неё должны быть не 90/60/90, а 120/120/120 – у свиней ведь нет талии, тушка у них абсолютно равномерная, поэтому «последние 120» - это задница).
В панике прибежали бабочки, за которыми перед этим гонялись поросята с сачком. Со страхом и ужасом они сообщили остальным, что сюда бегут поросята, за которыми гонится волк. Свиньи они и есть свиньи – мало того, что сами подставились, так ещё решили вывести волка к остальным зверям, среди которых, к тому же, находиться их сестрёнка Нафа. Молодцы, парни, ничего не скажешь!!!
Звери начали готовиться к контратаке. Нафа вытаскивала из-за кулис тряпичное бревно, типа: «Выскочу я с бревном и огрею волка из-за спины по голове». Ёж одобрил её замысел. Все звери суетились, готовились.
Примчались поросята, за ними волк. Среди зверей возникла суета и давка. Провинившиеся хряки сняли шляпки с мухоморов, присели на корточки и накрылись сверху этими шляпками – типа они несъедобные грибы – испуганно тряслись, сидя под этими шляпками. Нафа умоляла ежа (как я поняла, он там у них главный, типа «Бригадир Саша Белый»), чтобы он не выдавал волку её братьев-поросят, а заступился за них. Он пообещал, и все звери встали на защиту хряков.
Волк тем временем расправил на груди свой галстук, как слюнявчик перед обедом, сбросил со свинят шляпки от мухоморов, и собрался уже было пообедать свеженьким беконом. Но звери яростно атаковали серого злодея – забросали его бутафорскими грибами и орехами. Нафа выскочила из-за кулис с бревном наперевес и нокаутировала им… ежа – со спины перепутала его с волком. Ёж упал на спину и отрубился. Тем временем появились двое муравьёв, держа за разные концы длинную прочную верёвку, скрутили ёю волка. Таким образом волк попал к зверям в плен. Он понял, что попался, и умолял их отпустить его. Тут снова из-за кулис выскочила Нафа с бревном и на этот раз не промахнулась – попала по волку, который падает без чувств.
Все видят, что волк теперь уже не такой страшный и опасный, как поначалу. Когда волк приходит в себя, то гладит себе живот, показывая, что он очень голоден. Нафа приносит ему тазик, из которого свиньи утром ели, и кормит его большой деревянной ложкой вкусной кашей «Геркулес» (это в программке написано, что она вкусная, я бы сама не додумалась до того, что овсянка – это вкусно!), и при этом наверняка приговаривает: «Кушай, кушай, серый волк, пищу постную, вегетарианскую…». Типа после этого волк не перестанет мечтать о свинине – не смешили бы людей. Вообще, возвращаясь к теме употребления волком мухоморов, мне кажется, что волк их уже употреблял – тут можно было бекончиком закусить, а волк так просто развёлся на кашу «Геркулес». Тут явный передоз мухоморчиков – волк так жадно срубал кашу, что даже тазик вылизал.
Звери протянули к нему лапы, как бы спрашивая: «Ну как?». Волк протянул им навстречу лапы с оттопыренным вверх большим пальцем: «Во!!! – Отлично!!! ».
Волка развязали и начал он тусоваться в дружной компании зверей: то с бабочками позаигрывал, муравьям помогал нести бревно, но как-то под руку попался и стукнулся нечаянно башкой о бревно. Поросята танчили вокруг волка и в этот момент звучала музыка на мотив: «Нам не страшен серый волк». Ну, в общем – «Мир, дружба, жвачка».
Я так и не поняла, что они там соорудили в плане стройки, но спектакль закончился тем, что все звери встали в «картинную» позу, замерли. Ёж вынес из-за кулис старый фотоаппарат на штативе, с гармошкой спереди и занавесочкой для фотографа сзади, и сфоткал всю дружную компанию с счастливыми улыбками на мордочках.
Потом были поклоны, из которых опять сделали шоу с танцульками главных персонажей. Мне кажется, что это какой-то театральный маркетинговый ход, чтобы зрители не сбегали с поклонов в гардероб за вещами, т.к. потом надо будет уже в очереди стоять.
Когда все раскланялись, то они не просто ушли за кулисы, а ёж обратился к дирижёру: «Маэстро, - музыку». Заиграла музыка, звери выстроились в ряд один за другим – паровозиком – и, таким образом, вытанцовывая, неторопливо прошествовали несколько раз по сцене и только тогда скрылись за кулисами уже окончательно.
Tags: Балетное, Досуг, Мысли вслух, Филармония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments