marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Истории... ч.9

БАБУШКА ЛЮБА

В подъезде нашего дома живет бабушка. Бабушка Люба. Ей 97 лет. Милая, приятная старушка, всегда в хорошем настроении, улыбчивая и приветливая. Для меня она — Просветленный Лидер. Спокойно! Я в своем уме и не падаю ниц, когда вижу ее, сидящей на скамеечке около подъезда. Объясню, почему я так думаю.
Сначала бабушка Люба украсила подоконники на нашем этаже в нашем подъезде горшками с цветами. Красиво. На следующий день самые яркие цветы, те, что с бутонами, украли, и около метро можно было увидеть прытких торговцев с горшками с бабушкиными цветами. Соседи решили поставить замок и домофон на входную дверь. А бабушка повесила на стены рамки с изречениями великих, пробуждающими совесть и действующими, как заповеди. И снова поставила цветы на подоконник. Уютно.
В подъезд стали проникать шумные подростки. Бабушка Люба вышла и... предложила им воды или чаю. Они долго смеялись. Пообрывали цветы и перевернули рамки. На следующий день она снова поставила цветы, вернула рамкам прежний вид и положила на подоконник книги. Классику.
Пришли подростки. Галдели, шумели. Она вышла и... предложила им чаю со своими плюшками, аппетитными и вкусно пахнущими. Ребята не смогли отказаться. И даже уволокли с собой книги с обещанием прочитать. Цветы они не тронули, рамки тоже.
На следующий день она вынесла пластиковую бутылку с водой, чтобы каждый, кто решил позаботиться о цветах, смог полить. И... новые книги. Вечером пришли подростки, обливали друг друга водой, хохотали и галдели. Бабушка снова вышла к ним и предложила чаю, плюшек, забрала бутылку, наполнила ее водой и попросила подростков полить цветы. Ребята стали приходить в подъезд каждый день, соседи возмущались, даже как-то вызвали милицию, но бабушка сказала, что это, мол, к ней, ее ученики пришли за книжками, раздала при милиционерах книги растерянным подросткам и проводила милицию: «С Богом!».
В подъезде появился шкаф с книгами. И рядом объявление: «Просьба! Если есть у вас дома интересные и важные книги, уже прочитанные вами, поделитесь! Будьте добры! А те, кто взял почитать, пожалуйста, верните для тех, кому так же это может быть нужно и важно!» Шкаф заполнился книгами. Цветы появились на подоконниках на всех этажах. Красивые рамки с цитатами тоже. Каждый вечер входную дверь в подъезд стали оставлять открытой. Вечером можно было увидеть на лестницах подростков, читающих книги. Бабушка положила на подоконник несколько фонариков, чтобы было удобнее читать. Дети сидели в подъезде с включенными фонариками, и в нем было светлее, чем обычно...
Бабушка умерла.
На первом этаже нашего дома открыли клуб для детей и подростков. С библиотекой и цветами на подоконниках. Символом клуба стал фонарик...
А вы как думаете, эту бабушку можно назвать Просветленным Лидером?
Позвольте объяснить, почему я начала свой рассказ со слов «живет», а не «жила». Потому что такое ощущение, что она по-прежнему живет в нашем подъезде, в доме, в клубе, в городе, в стране, на планете, во Вселенной. Жива любовь. Ведь так?
Давайте начнем преображать Мир со своего подъезда, дома, района!

СЛУЧАЙ НА КОНЦЕРТЕ

Американский подросток в инвалидной коляске Патрик Коннелли, придя на концерт кантри-музыки, вдруг понял, что не видит исполнителей, так как все встали, как это часто бывает на концертах. Все, что Патрик мог видеть, это ноги людей, и от обиды он заплакал. Неожиданно неизвестно откуда появились двое мужчин и подняли вверх Патрика на своих руках, продержав его над толпой хороших 20 минут, а затем отнесли его к сцене. Мама Патрика до сих пор пытается выяснить, кто были эти люди, чтобы их поблагодарить.
«ЛЮБОВЬ НЕЗЕМНАЯ»
Произошла эта история в конце 70-х, когда я жил с семьей в Казахстане в небольшом совхозе. Мой лучший друг работал в местной школе физруком. У него, как говорится, была самая мирная профессия. Никогда Иван не занимался охотой и вообще ко всякому оружию относился отрицательно, оно его не интересовало. Любимым занятием моего друга была рыбалка, особенно зимняя, на местной реке Тобол.
И вот как-то в конце года в школу приехала комиссия делать инвентаризацию. Все сначала шло хорошо, никаких замечаний не было. Уже и стол был накрыт в школьной столовой, оставалось только проверить спортивный инвентарь, которым заведовал наш Иван. И тут обнаружили запись в журнале. Оказывается, в наличии у нашего физрука числилось 5 ружей, далее стояла его подпись о получении.
Срочно вызывают Ивана, спрашивают, прикрыв слово «ружья» листком бумаги:
— Ваша подпись?
— Да, моя! — отвечает Иван.
— Тогда показывайте ваши ружья! — приказала сердитая тетка, председатель областной комиссии.
— Извините, я никогда никакого оружия не получал, — начал оправдываться Иван.
— А что тогда вы получали?
— Не знаю, — притих Иван.
— Здесь четко написано: 5 единиц оружия и Ваша подпись! Немедленно показывайте! — рассвирепела председатель комиссии. И так как оружие не было предоставлено комиссии, позвонили в милицию.
Но, как говорится, беда не ходит одна. Два дня назад в глухом степном поселке средь бела дня был ограблен магазин. Грабители были в масках и с ружьями в руках. И это уже было не первое ограбление в районе. Действовала, видимо, одна и та же банда. Милиция стала проверять все охотничьи ружья. Зацепок не было. И тут как раз позвонили из школы и сообщили об исчезновении пяти ружей.
Срочно приезжают в школу и, конечно, забирают в район Ивана. И опять начались бесконечные допросы.
— Это Ваши ружья, где они, в банде? Это Вы ночами, а иногда и днем грабите магазины по деревням? — допытывались у Ивана.
— Да я никогда ружья в руках не держал, не то чтобы грабить магазины, — отвечал растерянный Иван.
— Да что с ним говорить, он и есть главарь банды, а под физрука замаскировался, — проговорил седой следователь. — Если верить свидетелям, то все приметы совпадают. Высокий, здоровый, а самое главное
— на руке татуировка полностью совпадает: «Иван + Людмила — любовь неземная». Придется и жену привлекать, скорее всего, она тоже в банде состоит, — закончил следователь, закуривая сигарету.
—- Да, вот и догадайся, культурные люди, он — физрук, она — учитель, а чем занимаются! — проговорил другой новоиспеченный Шерлок Холмс.
И пошло-поехало: через день весь поселок знал, что поймали главаря банды, грабившей магазины, и, наверное, ему светит вышка. Его жена Людмила, учительница той же школы, была в отчаянии. Но «умные люди» как всегда успокоили, дали умный совет: суши, дорогая, сухари, пока не поздно!
Чем бы все это кончилось, неизвестно. Спасло только то, что, пока Иван сидел под следствием и выслушивал необоснованные обвинения, в районе ограбили еще два магазина. Начали тщательно разбираться. Сделали запрос в область насчет оружия, которое должна была получать школа 5 лет назад. Оказалось, что никакого оружия она не получала в то время. Да и зачем школе охотничьи ружья, тем более в таком количестве? Тогда вызвали в школу ту бухгалтершу, которая составляла ту злосчастную ведомость и которая была уже 5 лет как на пенсии. Она-то и поставила точку в этом необычном деле.
...Оказалось, вместо слова «лыжи» она по ошибке вписала «ружья». Почему, неизвестно. Может быть, по той причине, что ее муж был заядлый охотник? А она представила в тот момент, когда заполняла ведомость, как ее муж стреляет из новенького ружья, подаренного ею ему на юбилей, и приносит из степи большую золотистую лисицу любимой жене на воротник. Ну а наш Иван, не глядя, поставил свою подпись. Перед Иваном, конечно, извинились и отпустили домой. Вскоре и банду поймали. И что удивительно, по воле судьбы главаря банды звали Иваном, а на правой руке у него так же, как у Ивана, была татуировка: «Иван + Людмила — любовь неземная».

ВСЕ ЗОЛОТО МИРА

Как настоящий сын немецкого народа, Йохан готовился к выезду на свою историческую родину серьезно и обстоятельно. Он расспросил всех знакомых, имеющих хоть какой-то опыт общения с Германией, о том, что нужно сделать в Союзе, чтобы потом в Фатерланде не испытывать проблем. Почти все в один голос заявили, что главное для выезжающих в ФРГ — иметь здоровые зубы, потому что лечение зубов там занятие исключительно дорогое. Кто-то даже сказал, что лечение одного зуба стоит столько, сколько стоит в Союзе подержанный «Жигуленок». Последняя информация привела в легкое уныние Йохана: зубы у него были плохие. Поразмышляв над услышанным и взвесив все за и против, Йохан решил вложить в лечение зубов большую часть своих трудовых сбережений и закрыть этим самым зубной вопрос, если не навсегда, то хотя бы на ближайшие годы.
К слову сказать, с деньгами у него особых проблем не было. Он работал главным инженером на одном крупном машиностроительном предприятии Казахстана и хорошо зарабатывал. Не откладывая дело в долгий ящик, он отправился к знакомому стоматологу и изложил ему свою просьбу:
— Дорогой доктор, сделай так, чтобы в моем новом отечестве я не знал проблем с зубами лет 5. За ценой я не постою.
— Дружище Йохан, не беспокойся. Я приведу твои зубы в такой порядок, что немецкие врачи ахнут от удивления, — ответил Йохану знакомый стоматолог.
— Тогда приступай к делу! — дал отмашку врачу Йохан и прописался в поликлинике на два месяца.
Когда стоматолог закончил свою работу, весь рот Йохана был усеян золотыми коронками. В солнечный день эти коронки сияли на солнце, как купола российских соборов, а при фотографировании со вспышкой они засвечивали фотопленку так, что на фото зубы Йохана были черными, как антрацит. Что было под коронками, знал только врач. На вопрос Йохана об этом он сказал кратко:
— Йохан, там все железобетонно. Я поставил пломбы, которые простоят, как пирамиды Египта, тысячу лет.
Удовлетворенный ответом, Йохан щедро расплатился со стоматологом и собрался в дальнюю дорогу. Устроился он на проживание в Западной Германии под Мюнстером. Там уже обитали его родные: отец, мать, сестра, которые выехали раньше. Для них и Йохана в ФРГ были созданы вполне благоприятные условия для проживания и адаптации к новой социальной среде. В частности, им были выданы медицинские карты, которые давали право на бесплатное медицинское обслуживание. При получении своей карты Йохан, как положено, прошел полное медицинское обследование. Его общение с терапевтом прошло без сюрпризов, а вот визит к стоматологу вылился в маленькую комедию. Стоматолог оказался мужчиной лет пятидесяти, подчеркнуто внимательный и педантичный. Он усадил Йохана в лечебное кресло, внимательно прочел его медицинскую карту и спросил:
— Вы из Советского Союза?
— Да, — ответил Йохан.
— Откуда?
— Из Казахстана.
— Это Сибирь?
— Нет, это Средняя Азия. Юго-западнее Сибири.
— Не представляю, где это. Должно быть, далеко?
— Не близко — почти пять тысяч километров от Берлина. Но по российским меркам это пустяк.
— Да, в России все грандиозно. Пространство, расстояния, русская душа. Ну что ж, приступим к осмотру. Откройте, пожалуйста, рот.
Йохан открыл свой рот пошире, чтобы немецкий стоматолог смог увидеть рукотворный шедевр его далекого казахского коллеги во всей красе. Тот посмотрел на одетые в золото челюсти Йохана и не смог удержать слов удивления, которые прозвучали для Йохана сладкой музыкой.
— Поразительно! Невероятно! Я никогда не видел ничего подобного!
Какое-то время, чуть ли не влезая в рот Йохана, он с неподдельным интересом рассматривал его зубы, потом выпрямился, потер пальцами лоб и сказал:
— Удивительная работа! Это должны видеть мои коллеги! Я сейчас приглашу их посмотреть на ваши зубы. Закройте пока рот.
Немецкий врач вышел, и Йохан на время предался приятным мыслям. Ему было радостно сознавать, что он поступил благоразумно, занявшись своими зубами в Казахстане. «Я правильно сделал, отремонтировав зубы в Казахстане, — думал он про себя. — На этом я сэкономлю много драгоценного времени и нервов, которые понадобятся мне сейчас для обустройства жизни и поиска работы».
Врач вернулся в кабинет в компании трех коллег. Вид у всех был самый серьезный. Это еще больше убедило Йохана в правоте слов казахского стоматолога о том, что его работа удивит немецких врачей. Ободренный этим заключением, он приветливо отреа¬гировал на приход гостей и с охотой стал демонстрировать им свои зубы. Теперь уже четверка врачей принялась внимательно рассматривать его зубы и ротовую полость. Первые реплики, которыми обменялись врачи, просто ласкали его слух:
— О, это фантастика! Это русское чудо! Все золото мира в одном рту! Я всегда говорил, что русские способны удивлять мир.
Вслед за этими восклицаниями между врачами пошел чисто профессиональный разговор, смысл которого Йохан плохо понимал. Лишь временами он улавливал отдельные слова: бюгель, винир, мост, вкладка. По этой причине он перестал прислушиваться к разговору медиков, безмятежно закрыл глаза и стал ждать окончания консилиума. Когда изучение шедевров зубного протезирования закончилось, пришедшие врачи любезно поблагодарили Йохана за возможность «близко познакомиться с достижениями советской стоматологии» и удалились. Иохан попытался встать с кресла, но принимающий его врач попросил его не торопиться.
— Нам предстоит серьезный разговор о ваших зубах, — сказал он.
То, что Йохан услышал дальше, было для него громом среди ясного неба. Ни разу не улыбнувшись, сохраняя все тот же серьезный вид, немецкий стоматолог поведал ему все, что он думает о его зубных протезах и работе советского стоматолога.
— Это каменный век стоматологии: в Германии и Европе уже 30 лет никто не пользуется такими материалами и технологиями. Я и мои коллеги поражены тем, что увидели у вас во рту. Так с зубами могли обращаться только в Древнем Египте. Это самое настоящее варварство в лечении зубов...
Уже с первыми критическими словами врача Йохан понял истинный смысл восклицаний немецкого стоматолога и его коллег. То, что он принимал за проявление восхищения, было выражением профессионального недоумения. Недоумения настолько сильного, что врачи лишились способности улыбаться при виде курьезного. Вот откуда проистекала их подчеркнутая серьезность, которую Йохан по ошибке принял за выражение пиетета перед советской стоматологией.
Разговор с немецким стоматологом вылился для Йохана в долгое и физически малоприятное лечение. По окончании лечения он обрел идеальные искусственные зубы, а его друзья узнали от него занимательную историю про все золото мира в одном рту.

ПРОПАЛА СОБАКА

Муж пошел гулять с собакой, отпустил с поводка, и пес от радостного предчувствия свободы убежал. Искали день, два, но не нашли, прочесали все окрестности, но пес как в воду канул. В расстроенных чувствах пришла на работу в школу, рассказала о своей беде коллегам, ученикам. Дик — очень талантливый пес, легко поддается дрессировке. Его подарили мне ученики на день рождения. Он побывал до этого во многих семьях, где от него отказались: в одной семье маленький ребенок — нельзя держать собаку, у других — аллергия на шерсть. В нашей семье он уже пять лет. Этот маленький лохматый «медвежонок» с большими карими глазами имеет один недостаток: когда спускаемся по лестнице гулять, лает все 4 этажа. Соседи уже смирились. Правда, когда возвращаемся, уже спокоен. Мы в семье его очень любили, и вот теперь — пропал.
Ученики моего класса решили помочь мне. Они написали 25 объявлений типа: «Пропала собака по кличке Дик. Пушистый, бежевого цвета, с черным пятном на правом ухе, с большими коричневыми глазами, терьер. Телефон...». Каждый ребенок в объявлении добавил что-то свое, кто-то даже нарисовал. Объявления были расклеены в соседнем районе, на прилегающих к школе улицах. Каждый день дети спрашивали у меня: «Звонили? Нашелся?» Но прошло две недели, а звонков не было.
Подключили родителей детей. Искали в приютах для собак — нет нигде! И вдруг звонок... Звонила девушка Лена из соседнего района. Она случайно увидела детские объявления и поняла, что какому-то ребенку очень плохо без собаки: объявления были написаны детским почерком. А собака уже прижилась в чужой семье: подружилась с детьми, с котом. Решили оставить ее себе. Но в детском объявлении было сказано: «Отдам коробку сладостей, свои игрушки за Дика». Это тронуло сердце Лены.
Назначили встречу у кинотеатра «Полярный». Каково было удивление девушки, когда на встречу пришли двое пожилых людей, а неподалеку тихо стояла группа детей, наблюдавших за встречей. Собака была на поводке, озиралась по сторонам. Вспомнила свой район?! Когда мы с мужем подошли ближе и я крикнула: «Дик! Дик!» — собака натянула поводок, вырвалась, кинулась к нам, стала прыгать, лаять от радости. Тогда ребята восторженно захлопали в ладоши, подарили Лене коробку сладостей. Это был настоящий урок доброты, нравственности, сопереживания.

ДЖЕНТЛЬМЕН

Однажды Герцен прогуливался по одной из лондонских улиц и наткнулся на ковровую дорожку, которая была разостлана на тротуаре перед парадным подъездом какого-то богатого дома. С минуты на минуту ожидался приезд важной персоны. Лакеи не разрешали прохожим наступать на ковер, заставляя людей спускаться с тротуара на мостовую и обходить его. Это подобострастие так разозлило Герцена, что он не сошел с тротуара, а оттолкнул в сторону одного из слуг и прошел по ковру. Лакей отреагировал неожиданным образом:
— Пропусти его, — сказал он другому, — это джентльмен!
Нарочитая грубость и уверенность неизвестного прохожего были восприняты слугам и как признак его знатного происхождения. А Герцен, хорошо знавший психологию слуг, рассчитывал на подобную реакцию.

ВИЗИТ В ТЮРЬМУ

Как-то Элеонора Рузвельт, жена 32-го президента США Франклина Рузвельта, решила посетить с благотворительным визитом одно из мест лишения свободы. Реакция президента на это оказалась весьма неожиданной. А произошло вот что.
Утром Элеонора Рузвельт, ничего не сказав своему мужу, отправилась в ближайшую тюрьму вместе со своим телохранителем и секретарем. Проснувшийся Рузвельт был весьма удивлен тем, что не застал свою жену дома. Побродив немного по комнатам и сделав все утренние государственные дела, президент США, наконец, поинтересовался у своего личного секретаря, куда подевалась его супруга. Тот ответил:
— Она в тюрьме, сэр. Рузвельт с некоторым расстройством произнес:
— Я абсолютно не удивлен, что эта горе-женщина угодила за решетку! Однако мне бы хотелось узнать, за что именно она туда попала.

НЕ ОБ ЭТОМ ДУМАЛ!

Дарья Донцова, отец которой был советским писателем Аркадием Васильевым, росла в окружении творческой интеллигенции. В школе ей задали написать сочинение на тему «О чем думал Валентин Петрович Катаев, когда писал повесть «Белеет парус одинокий», и Донцова попросила помочь ей самого Катаева. В результате Дарья получила двойку, а учительница написала в тетради: «Катаев совсем не об этом думал!»

ПРОСТОЕ ДЕЯНИЕ ЛЮБВИ

В детстве и юности, когда я на одном дыхании я выкладывала отцу события прошедшего дня, он всегда оставлял свои дела и внимательно слушал. Запретных тем для него не существовало. В 17 лет я по уши влюбилась и обратилась к отцу за советом, как завоевать сердце нового ученика нашей школы.
К моменту окончания колледжа я была готова к самостоятельной жизни. Я устроилась на должность преподавателя в школе специального образования. Работа находилась в трехстах километрах от дома. Однажды вечером я задержалась в школе, чтобы навести порядок в классе. Закончив дела, я выключила свет и закрыла класс. Пошла к воротам. Ворота оказались закрыты! Я огляделась. Учителя, сторожа, секретари — все ушли домой и заперли меня на территории школы, не зная, что я задерживаюсь.
Оглядев все выходы, я обнаружила, что на улицу можно попасть, если пролезть под воротами на заднем дворе. Перебравшись, я направилась к машине, припаркованной на стоянке за школой. Школьный двор был весь исполосован какими-то жуткими тенями.
Вдруг я услышала голоса. Оглянувшись, увидела, что за мной идут не меньше восьми парней старшего школьного возраста. Даже на расстоянии в полквартала были заметны знаки одной из банд.
— Эй! — раздалось за моей спиной. — Вы учительница?
— Да нет, таких молодых учительниц не бывает, ассистентка! — сказал другой голос.
Ускорив шаг, я просунула руку в сумку, пытаясь нашарить кольцо от связки ключей. Если я буду держать ключи наготове, думала я, то смогу открыть машину и забраться в нее, прежде чем... Сердце просто выскакивало из груди. Я лихорадочно перерыла содержимое всей сумки, но ключей не было!
— Эй! Давайте поймаем дамочку! — выкрикнул один.
«Господи, помоги мне, пожалуйста», — беззвучно молила я. И тут мои пальцы нащупали какие-то ключи. Я понятия не имела, от машины это ключ или нет, но вытащила его и крепко держала в руке. Я быстро подбежала к машине, вставила ключ. Сработало! Я открыла машину, скользнула внутрь и захлопнула дверцу как раз в тот миг, когда подростки окружили ее и принялись молотить по дверцам и крыше. Дрожа, я завела мотор и уехала.
Позже я вернулась к школе с несколькими учителями. При свете фонариков мы нашли связку ключей около ворот: ключи выпали, когда я протискивалась в узкую щель.
Я приехала к себе на квартиру, и тут же раздался телефонный звонок. Звонил отец. Я не рассказала ему о случившемся, чтобы не тревожить.
— Да, забыл сказать, — проговорил отец. — Я сделал запасной ключ от твоей машины и положил тебе в сумочку, вдруг пригодится.
Сейчас я храню этот ключ в ящике, как сокровище. Больше всего меня поражает, что, возможно, заботливый поступок отца спас мне жизнь. И я вполне представляю, как простое деяние любви может совершить невероятное.

ЛЮБИМАЯ ПОДРУГА

История, о которой пойдет речь, началась очень И давно, как модно сейчас говорить, в далекие «застойные» времена, хотя в то время мы даже и не подозревали, что живем «при застое». Я с родителями жила в Узбекистане: работали они на одном и том же заводе. После 8 класса я поступила в педагогическое училище. После окончания я все-таки настояла, чтобы меня отпустили в столицу — Ташкент — продолжить учебу в институте. Цель достигнута! Я успешно сдала экзамены, прошла конкурс, и вот я — студентка одного из самых крупных по тем временам педагогического института красивейшего города Ташкента. Мою радость не омрачало даже то обстоятельство, что областным студентам, к каким относилась и я, не давалось место в общежитии. «Ничего, — думала я, спускаясь с четвертого этажа теперь уже моего института, — попробую подыскать жилье в городе». Но как? Я была совсем одна в этом городе: у меня не было ни родных, ни знакомых, а родители были мне не помощники: работа, дом, другие заботы. Навстречу мне поднималась худенькая темноволосая девушка. Она приостановилась, мило мне улыбнулась и обратилась ко мне на «вы»: «Простите, пожалуйста, Вас, кажется, Олей зовут?»
Я утвердительно кивнула головой, немного удивившись, так как я эту девушку видела впервые. «А Вам, случайно, квартира не нужна? — продолжала удивлять меня девушка. — Давайте жить вместе! В комнате, которую я сняла, хватит места на двоих. И выгода для всех: нам меньше платить, а хозяйке — больше. Она тоже не будет против».
Ура! В те времена мы редко обращались к Богу, но видно, что Он был рядом со мной: проблема с жильем закончилась, так и не начавшись. Я, как по взмаху волшебной палочки, нашла жилье и приобрела подругу, а поняла это я сразу, как только Оля обратилась ко мне, да к тому же мы оказались тезками. Так началась наша дружба, дружба двух Оль — Оли черненькой и Оли беленькой.
За годы учебы мы стали неразлучны. И вроде бы все хорошо, но... На втором курсе института у Оли от тяжелой болезни умирает папа. Похоронив его, мы через некоторое время с ужасом узнаем, что этой же болезнью болеет Оля. Случайно при медосмотре врачи нашли ее, объяснив, что это следствие болезни отца. «Это мина замедленного действия, — говорили врачи, — с ней можно жить, но лучше сделать операцию».
Итак, моей подруге предстояла сложная операция. Не было никакой гарантии, что она пройдет успешно. Я потеряла покой: не спала, не ходила на занятия в институт, часами околачивалась в больнице, чем вызывала гнев медсестер, так как к Оле не пускали — ее готовили к операции. Она меня так убеждала в том, что будет все хорошо, как будто это не она шла под нож хирурга, а я.
Спасибо Господу Богу и нашим советским врачам, сложнейшая операция прошла успешно. На реабилитацию ушел целый год. Учебу подруга не бросила: я привозила ей в больницу, а затем в реабилитационный центр задания, учебники, назад отвозила и сдавала ее письменные работы. Сессии она сдавала экстерном. До сих пор не могу понять, откуда у этой хрупкой девочки было столько силы, терпения и воли?! Институт мы закончили в 1981 году и обе — с красным дипломом!
Оля осталась в Ташкенте — она должна была периодически проходить обследования в том центре, где ей сделали операцию, да и возвращаться, собственно, ей было некуда: мачеха к тому времени прибрала к рукам квартиру ее и отца, а сестре и брату было тоже не до нее. Опять она оставалась один на один с тяготами новой жизни.
Я уехала домой, устроилась преподавать в родное училище. Виделись мы теперь нечасто: семейные заботы, работа, расстояние, но был же и тогда телефон, хоть и не сотовый, и связь была не такая, как сейчас, но она была... А потому все, что появлялось у нас новенького, непременно мы с ней должны были сразу же обсудить по телефону и тратили на него по тем временам бешеные деньги, чем вызывали недовольство своих близких.
И первым человеком, кто узнал, что у меня будет малыш, это были не мои родители, не сестра с братом и даже не муж... Я, выйдя от врача, полетела искать телеграф, попросила срочно набрать рабочий номер телефона подруги и первой ей сообщила, что у меня будет ребенок. На что она, как сейчас помню, прокричала: «Только не волнуйся! Я еду!». И уже вечером, отпросившись с работы, она была у меня, преодолев расстояние в 150 км. Она, как родная мама или женщина, которая родила как минимум одного ребенка, учила меня, как правильно себя вести при беременности и как я должна себя беречь. Сейчас это вызывает улыбку, а тогда я ее слушала и все запоминала, как будто это она была старше и опытнее меня.
Вскоре жизнь испытала нашу дружбу другим способом: нас разделяли не сотни, а тысячи километров, моя семья переехала из Узбекистана.
После моего отъезда Оля стала добиваться разрешения на переезд в Германию (она немка), там у нее была дальняя родня по линии отца. И не была бы она моей Олькой, если бы своего не добилась! Теперь вот почти 10 лет она живет во Франкфурте-на-Майне. Раньше мы часто писали друг другу письма и читали их всей семьей. Всегда они были наполнены любовью и тоской. Но теперь, благодаря современным технологиям, имеем возможность не просто часами общаться друг с другом, но и видеть друг друга на мониторах. Спасибо Интернету! Где-то глубоко в душе я все-таки знаю, что мы обязательно встретимся.

КАРТОШКА

В поселок Полевое, что примерно в 11 километрах от Калининграда, прибыли мы всей семьей из большого города в Западной Сибири. Поначалу привыкать к деревенской жизни было непросто. Народ в деревне самый разнообразный. Одни, отстроившие себе коттедж из белого кирпича, имевшие, кроме авто и сельхозтехники, еще и обширное подворье, ворота с ажурным кованым узором всегда держали на замке и общаться с соседями были не расположены. Другие, напротив, днями тусовались у полуразрушенной избы-развалюхи и активно искали «общения», потому как нигде не работали.
Но самыми удивительными, всегда приветливыми и по-взрослому рассудительными были деревенские детишки. Они и взрослых порой выручали, беря на себя добровольно их обязанности. Местная почтальонша перепоручила им (видимо, из-за неисправности ее велосипеда) разносить газеты и журналы в поселке. Вот ребята и несли газеты до дома за 4 километра от школы. Ну а то, что порой почта доходила до адресата не сразу, а только на 4-й день, было и не удивительным. Ведь нумерация домов в поселке почти отсутствовала...
Ну а с нами история произошла в мае, в самую посевную страду. Участок у нашего недавно приобретенного дома был очень запущенный, не ухоженный. Вот моя супруга и подсказала мне поговорить с селянами на предмет обработки земли сельхозтехникой. Соседи напротив назвали мне адрес некоего Петровича, поселкового тракториста.
— Ну как договоримся насчет того, чтобы наш участок вспахать? — несмело начал я разговор с невзрачным мужичком в промасленной робе.
— Сейчас никак нельзя! Времени нет! — ответствовал не очень дружелюбно Петрович.
— Так трактор все равно же стоит уже с плугом, заехали бы на 10 минут — и вся проблема! — не унимался я, помня о наказе супруги.
— А это и не плуг вовсе, а борона. Плуг еще цеплять надо! И пока одну работу не закончу, за другую не возьмусь! — упорствовал Петрович, несмотря на все мои посулы (это потом я только узнал, что деньги в деревне не главное, там своя «валюта» котируется, за которой еще в сельмаг бежать надо!).
В общем, вернулся я к себе ни с чем. Соседи напротив мне тогда только посочувствовали. Еще сказали, что, если бы я им чекушку беленькой организовал, они бы Петровича точно уговорили... Мне, однако, ходить за кем-то и уговаривать надоело. Как мог, вскопал лопатой треть участка под картошку и грядки с луком, и на этом вроде как посевную кампанию свою мы завершили.
Сюрприз нас ожидал примерно через неделю. Вечером, едва мы подъехали из города к дому, как нам навстречу выбежала соседка.
— Ас вас «беленькая» причитается, мы вам огород вскопали! — радостно сообщила она нам. Мы с супругой очень удивились, как такое могло случиться. Ведь дом огорожен, ворота на замке, во дворе хоть и привязанная, но собака...
Оказалось, что способ попасть на огород соседи нашли. То ли местному трактористу захотелось подработать, то ли нашим соседям «погулять», но они сообща сняли один пролет забора с тыльной стороны и запахали все наши посадки!!!
— Так у нас же картошка и лук были уже посажены! — воскликнули мы хором.
— Правда? А мы думали, вы не докопали! — отвечали селяне.
Заново картошку мы сажали уже в начале июня.
— Поздновато сеете, вам не кажется? — не без иронии спрашивали нас прохожие.
— Так люди добрые с посадкой помогли, вот исправлять приходится! — отвечали мы.
Новые предложения помощи со стороны местных специалистов мы не принимали больше ни на каких условиях!

ПОЧТОВЫЕ ИСТОРИИ

Я работаю я на почте уже 20 лет. За это время случилось много «почтовых историй».
История первая. 90-е годы. Почтовое отделение. Утром получили почту, вместе с ней коробку с эксплуатационным материалом: бумага, клей, шпагат и т.д. На дне коробки оказалась юбка форменная темно-синего цвета, с бирочкой, приличная во всех отношениях — рост, ГОСТ. Собравшиеся решили, что наконец-то утвердили фор¬менную одежду для операторов. Обрадовались: не все свою протирать. Началась примерка, постановили наградить юбкой меня по причине подходящей фигуры. Начальница подходит к телефону, набирает номер эксплуатационного отдела, дабы уточнить вопрос о составлении списков работников для получения форменной одежды. Вдруг на лице нашего руководителя появилось явное удивление. Оказалось, на том конце провода ей сообщили, что никакая это не форменная одежда. Это ВЕТОШЬ для мытья полов!

История вторая. Одно время работал в нашем почтовом отделении почтальоном бывший военный. Мужчина обстоятельный и серьезный, аккуратный в работе. Однажды им было возвращено в отдел первичной обработки писем и бандеролей извещение. В уголке карандашом была сделана отметка «умер» (в смысле, адресат умер). Девушки-операторы по причине аврала на работе отметку не разглядели и отдали это извещение обратно на доставку. А затем оно оказалось у нашего серьезного почтальона. Не знаю, каково было его удивление, только на следующее утро операторы получили то же извещение, на котором ручкой было написано: «Умер совсем».

БЕДА

Всегда, когда вспоминаю эту историю, ржу до слез! Когда был в Москве в командировке, в очередной раз сидели за общим столом люди со всей России. И парень из Самары рассказывал, что служил в армии и был у них такой случай. Рассказчик был командиром роты, и у него в подчинении было несколько солдат, которые приехали из глухой деревни далекой Якутии и очень плохо говорили по-русски, хотя все понимали. И как-то раз один из них стоял в карауле. Самарец подходит к нему и говорит:
— Сегодня тревога будет, ты включи сирену и сообщи в микрофон, что тревога и чтобы все вышли на улицу! Понял?
— Да, понял!
Ну, подходит время «Ч», самарец уже стоит на улице и тут слышит, в микрофон кричат:
— Беееееээээдаааа, беееээ-эээдаааа!
Я, говорит, сам испугался, когда такое услышал, побежал в казарму, думал, что за беда?

ЧУЖИХ ДЕТЕЙ НЕ БЫВАЕТ

Хочу рассказать историю, очевидцем которой была сама. Я не знаю, относится ли она к добрым историям или же является печальной, это вам решать.
Однажды, когда я лежала в роддоме, со мной на этаже готовилась к родам молодая девушка, которая не хотела становиться мамой, она собиралась отказаться от своего ребеночка. Сначала ее пытались переубедить, потом поняли бессмысленность своей затеи и стали осуждать.
Рожала она ночью, вместе с другой мамочкой, которая очень ждала появления своего первенца на свет. Было ей уже годам к 40, здоровье было плохое, и врачи рожать запрещали. В это же время молодая девушка, несмотря на угрозы врачей, которые пугали ее последствиями отказа от ребенка, родила и через несколько часов сбежала из роддома. Естественно, без ребеночка. Другая же женщина очень долго рожала, мучилась, но во время родов ребеночек умер. То ли слабенький был, то ли еще чего, это неизвестно. Успокаивали мы ее всем этажом...
И эта мужественная женщина договорилась с врачами, чтобы «отказничка» записали на нее, а ее ребеночка на сбежавшую мамашу. Законно это или нет, уже не нам судить...
Встретила недавно очень похожую на нее женщину, славно гуляющую с мужем и двухгодовалой дочкой. Надеюсь, это была именно она, со спокойным выражением лица и счастьем в глазах.

"Однако, жизнь!"
Tags: Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments