marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Истории: грустные и жизненные

ОН НАМ НУЖЕН?

Однажды вечером я возвращался домой. Проходя мимо аптеки, я увидел в луже на дороге маленького котенка. Он так громко мяукал, что все внутри сжималось от боли, но не успел я подойти к нему, как из аптеки выбежала маленькая девочка. Опрятно одетая, она взяла мокрого и грязного котенка на руки. Из аптеки вышла женщина и подошла к девочке, видимо, ее мама, и я услышал следующий диалог: Девочка:
— Мама, смотри, какой милый, давай возьмем его с собой?
Женщина:
— А он нам нужен?
— Да, очень нужен!!!
— А мы... Мы ему нужны?
— Да, конечно, нужны... Ему нужны забота и любовь!
Тогда женщина взяла котенка на руки и сказала: «Добро пожаловать в семью!» Взяла дочку за руку и отправилась домой.

HE УПУСТИ СВОЙ ШАНС

Жил на свете парень больной раком. Ему было всего 18 лет, и он мог умереть в любой момент. Всю свою жизнь он провел в стенах своего дома под пристальным присмотром своей матери. Он почти никогда не выходил на улицу, но вдруг ему стало так скучно, что он решил прогуляться. Мать, конечно же, разрешила ему. Он прошелся вдоль по улице и обнаружил множество магазинов. Проходя мимо магазина компакт-дисков, он заглянул внутрь через стекло. Потом остановился и вернулся назад. Он увидел девушку примерно его возраста и понял, что это была любовь с первого взгляда. Он вошел в магазин, не отводя от нее взгляда. Он подходил все ближе и ближе, пока не оказался лицом к лицу с этой девушкой. Она подняла глаза и спросила:
— Чем могу быть полезна?
Она улыбнулась, и ему показалось, что это самая прекрасная улыбка во всем мире. Он ответил:
— Эээ, я... Я бы хотел купить CD.
Он выбрал один диск и заплатил за него.
— Вам завернуть? — спросила она с той же улыбкой.
Он кивнул, и девушка ушла в другую комнату. Спустя несколько минут она вернулась с упакованным диском. Он взял пакет и вышел. И с тех пор он стал каждый день ходить в магазин и каждый день покупал диск. Она заворачивала диски для него, а он приносил их домой и просто бросал в шкаф. Он был очень застенчивым, чтобы заговорить с ней, но ему действительно хотелось этого. Мать узнала об этом и пыталась подбодрить сына.
Так на следующий день он собрался с духом и пошел в магазин. Как и обычно, он купил диск и, пока девушка его заворачивала, записал свой телефон на клочке бумаги. Когда она вышла, он взял свой пакет, незаметно оставил свой номер у нее на столе и выбежал...
Зазвонил телефон. Мама подняла трубку. Это была та девушка! Она хотела поговорить с парнем, а мать расплакалась и ответила, что он скончался днем раньше. На другой стороне провода была тишина. Немногим позже в тот же день мать решила пойти в комнату сына, чтобы вспомнить о нем. Она решила осмотреть его вещи. Но когда открыла шкаф, из него посыпались десятки пакетов с нераспечатанными дисками. Она очень удивилась. Присев на кровать, она распечатала один из пакетов. Внутри был диск. Когда же она вынула его из обертки, на пол упал листок бумаги. Мать подняла его и прочитала.
Там было написано: «Привет, ты мне нравишься. Давай встретимся как-нибудь. Жду ответа». Мать открыла другой диск, и опять там была такая же записка...

ПОСЯГНУЛ НА БЕЗОПАСНОСТЬ

Поехал в 60-х годах один товарищ из пищепрома в Италию. Понравились ему там спагетти. Приехав в Союз, он начал пытаться продвигать их изготовление на наших линиях по производству макарон. Немного переоборудовать станки — и можно делать спагетти, доказывал он в пищепроме. Короче, арестовали мужика и засудили, влепив срок за шпионаж, так и не мог понять: ЗА ЧТО?! И только после отсидки он узнал, ЗА ЧТО.
Если еще кто помнит советские макароны, тому и в голову не придет, что калибр тех макарон 7,62, те. идеально подходит к Калашникову. Минимальная переделка станков по производству макарон — и наш пищепром в считанные часы начинал бы выпуск патронов. Посягнул мужик на безопасность СССР, сам того не подозревая.

ЩЕЛБАН, ИЛИ ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

Неделю Саша просидел на больничном: болела ушибленная спина, а телеоператор с больной спиной совсем не работник. Тяжеленный железный кирпич за целый день и здоровую спину в дугу согнет. Самое обидное, что он должен был лететь на месяц в Италию снимать красоты Рима, но больная спина, будь она неладна...
Я был первым, кому Саша излил больную душу. Я даже сам удивился этому. Он всегда серьезный и немногословный, да и намного старше меня (ему полтинник с копейками), но, видимо, совместная командировка в Питер сделала свое дело, и ночью под стук колес Саша рассказал вот такую историю.
Месяц назад у меня образовался выходной, и я пошел в дальний парк хорошенько выгулять своего спаниеля Гошу. Настроение прекрасное, каждый листочек в неоновом свете выглядит как произведение искусства, жаль не догадался взять с собой фотоаппарат. Семь часов утра, людей почти нет, только изредка нас обгоняли редкие метеоры с правильным дыханием, лошадиной скоростью и музыкой в ушах. Вот навстречу пробежал очередной здоровый конь в спортивном костюме, мы с Гошей посторонились. Я еще подумал, надо бы и мне бросить курить и начать пробежки по утрам: и здоровье, и Гоше счастье. Вдруг только что пробежавший мимо конь остановился через десяток метров, вернулся и сказал:
— Здравствуйте, извините... — на вид коню лет сорок, загорелый, весь седой, но дико спортивный. Если описать его двумя словами, то это был мясной кубик... Кубик продолжал: — Извините, скажите, Вы случайно не в 1655 школе учились?
Я растерялся и сказал:
— Да в 1655-й, а...
Кубик заулыбался и спросил:
— Ив ансамбле на ударных играли?!
— Да! А Вы?.. Я Вас знаю?
Кубик ответил:
— Вряд ли.
Далее началось что-то невообразимое: я получаю короткий удар под дых, а затем этот самбист делает мне приемчик, от которого мои ноги летят выше головы (это с моим-то давлением), в результате я с двухметровой высоты падаю на спину. Лежу и не знаю, от чего больнее дышать: от спины или удара под дых. Судорожно соображаю, что, кроме ключей от квартиры и старого телефона, с меня и взять-то нечего. В голове гудит, мысли путаются: при чем тут наша 1655-я школа и мои барабаны? Кубик наклонился ко мне и... произвел контрольный в лоб... Это был щелбан сатанинской силы, я даже на несколько секунд вынужден был перейти на черно-белое зрение. Такие щелбаны, наверное, раздавал Балда своему работодателю попу. Тут мясной кубик и говорит:
— Меня ты, конечно же, не знаешь, но когда-то, когда ты учился в десятом классе, ты пришел в столовую, там была очередь из первоклашек. Самому первому ты, не глядя, дал леща, поднял его за шкирку и выбросил из очереди. У меня тогда из рук выпал стакан томатного сока и залил всю форму. Я в таком виде не мог пойти на контрольную, сбежал с уроков, получил от мамы за белую рубашку, а на следующий день получил две двойки за прогулы, из-за них, кстати, меня тренер не взял на сборы в Анапу... Ну ладно, мы заболтались, бывайте здоровы и извините за компанию...
Кубик погладил моего спаниеля и побежал дальше, а я еще долго лежал на земле, очень жалея, что это не был обычный грабеж. Веселый Гоша прыгал вокруг и усердно вылизывал мое лицо.

Невидимый подвиг

Историю мне рассказал один человек в Праге. Где-то в сельской местности нашли заваленный листвой колодец. Листву раскопали и увидели, что на дне колодца лежит куча бумажек. Достали. Оказалось, что это письма. Рядом лежали разорванные конверты. То есть письма были вытащены из конвертов, прочитаны и выкинуты.
Писем было несколько сотен. Они были написаны в начале 40-х годов. Это были доносы, посланные в гестапо из соседних деревень.
Доносили на соседей, приятелей, родственников. Батраки на хозяев, хозяева на батраков. Пьяницы на трактирщика, трактирщик на пьяниц. В общем, все на каждого. Почти по Гоббсу, война всех против всех в масштабах сельской местности.
Но там была еще и почтальонша. Самая обыкновенная тетка. Крепконогая и коренастая. Она выгребал письма из деревенских почтовых ящиков, складывала в свой мешок, садилась на тяжеленный велосипед и ехала в большое село, где была почта, а также располагалось отделение гестапо. Но по дороге она заезжала в лесок и присаживалась у старого высохшего колодца. Доставала письма, вскрывала их — кто знает, может быть, у нее давно была такая нехорошая привычка? — вскрывала их, прочитывала и доносы выкидывала. И вот так — все годы оккупации.

СПОР

Из рассказов деда. Конец лета 1944 года, война близится к логическому финалу. Немцам ловить уже нечего, но воюют зверски. Наши, впрочем, им не уступают. На фронте кратковременное затишье, танковая бригада стоит в довольно большом польском селе. Это село имело крупную железнодорожную станцию и находилось на перекрестке важных дорог. Через него постоянно двигались колонны пехоты, бронетехники, снабжения. Как вспоминал дед, из-за этого в селе было больше СМЕРШевцев и особистов, чем обычных солдат.
Вечер. С края села стоит высоченный и раскидистый дуб. Идут два офицера-танкиста. Спорят о том, кто лучше стреляет.
— Чего ты мне говоришь, я еще в 38-м «Ворошиловского стрелка» получил!
— Подумаешь! Я с семи лет с отцом на охоту ходил, мы белку в глаз били!
— В глаз, ага! А слабо вон в ту ворону попасть? — и показывает на сидящую на вышеупомянутом дубе ворону. Расстояние приличное.
— Да легко! Эй, боец, а ну-ка дай мне винтовку! — обращается к какому-то солдатику. Передергивает затвор, целится... Ба-бах! Ворона говорит презрительное «кар-р» и улетает. Крона дуба зашевелилась, и на землю свалился немец в камуфляжном комбинезоне с замазанным зеленью лицом. На груди смертельная рана...
На дереве нашли портативную радиостанцию, по которой он передавал сообщения о перемещениях наших войск Глупая смерть для диверсанта...

Автобусная остановка

B Германии в городе Кельн есть автобусная остановка, у которой никогда не останавливается автобус. Стоит она рядом с домом престарелых для больных старческим маразмом. Так вот, поставили ее для удобства ПОИСКА беглецов из этого пансионата.

BOT ЧТО ЗНАЧИТ ПОДДЕРЖКА!

Я В Баку только что закончился шёл чемпионат мира по боксу. Это первенство ничем не отличалось от других международных современных спортивных мероприятий — с засвистыванием публикой гимнов чужих стран и дикой ненавистью к чужим спортсменам. И мне припомнился; другой, давний, еще при социализме, чемпионат мира по боксу, проходивший в Москве. В одном из первых боев участвовал англичанин.
Вообще-то, англичане — родоначальники современного бокса, но этот вид спорта к тому времени совершенно в Великобритании угас, и ее представители давно не становились на верхнюю ступеньку пьедестала. И этот англичанин считался аутсайдером, но ему московская публика сразу стала симпатизировать (хотя с Великобританией в ту пору отношения у нашей страны были даже хуже, чем сейчас) за очень зрелищную, бескомпромиссную манеру ведения боя. Но был у него один своеобразный недостаток: он при каждом своем ударе выкрикивал «хоп!». Правилами это не приветствовалось, и судья периодически делал ему замечания.
Англичанин на время умолкал, но потом снова брался за старое. Тогда рефери сделал ему официальное предупреждение. В случае второго предупреждения последовала бы дисквалификация боксера, и тому ничего не оставалось, как держать язык за зубами. Но, видимо, вынужденное молчание было ему непривычно, его техника напрочь разладилась, и он стал проигрывать. И тогда зрители решили поддержать этого парня, и при каждом его ударе в десятки тысяч голосов кричали: «Хоп!!!». Он преобразился и выиграл бой.
Публика так и сопровождала своего подшефного до самого финального боя скандированием «хоп!». И он стал чемпионом мира, что англичанам ни до, ни после долгое время не удавалось.

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

Эту забавную историю уже лет 20 назад рассказала моя мама — врач-психиатр. Историю помню до сих пор. Мама работала в стационаре и специализировалась на лечении алкоголиков. Несколько раз в месяц ей приходилось оставаться на ночные дежурства.
Вот одно из таких дежурств подходит к концу, ночь была тяжелая, подремать не удалось. Мама уже предвкушает, как через часик поедет домой, но тут открывается дверь, и в приемный покой вваливаются очень оживленные милиционеры и вводят мужика, похожего на представителя внеземной цивилизации или оживший труп. Мама, когда его увидела, чуть не рухнула со стула: мужик абсолютно зеленый, как весенняя лягушка в пруду. Она, заикаясь, спрашивает:
— Ой! Кто это?! Это, наверное, не к нам. Может, его в морг?
Милиционеры ржут:
— К вам, к вам! Оказалось, мужик, находясь в очередном запое, выпил все, что было, но не хватило. Дело было уже ночью, купить тогда среди ночи спиртное было непросто, поэтому мужик кинулся рыться по шкафам в поисках чего-нибудь спиртосодержащего. И не нашел ничего, кроме раствора бриллиантовой зелени, т.е. зеленки, которую залпом и выпил. Это, похоже, стало последнее каплей, потому что после этого он отключился.
Сон алкоголика, как известно, крепок, но не долог. Проснувшись через некоторое время, мужик случайно глянул на себя в зеркало и увидел жуткую зеленую образину. Зеленка за время его сна впиталась в кровь, разнеслась по всему телу и окрасила кожу. Мужик от перепуга разом протрезвел и не нашел ничего лучшего, как пойти сдаваться к самым родным и близким — в милицию. Ну а те привезли его в психушку. Короче, все закончилось хеппи-эндом. Мужику поставили капельницу, промыли основательно организм и отпустили на все четыре стороны.
Я, выслушав мамин рассказ и посмеявшись, спросила:
— А он не поклялся, что больше пить никогда не будет после такого страха?
Мама сказала:
— Ага, сказал, что зеленку больше никогда в жизни пить не будет!

ОБ АНГЕЛАХ И ДЕДАХ МОРОЗАХ

одной женщины все было не то чтобы хорошо или плохо, а никак. Но она привыкла. Перед Новым годом зашла на почту купить пару открыток: двоюродной тетушке и институтской подруге. Присела написать дежурные слова. За столом рядом что-то писал мальчик лет шести. Небось, просил у Деда Мороза компьютер. И женщина подумала, что надо бы отослать еще одну открытку: «Дорогой Дед Мороз, не мог бы ты мне прислать немножко счастья в личной жизни, пожалуйста, я ж у тебя сто лет ничего не просила».
Мальчишка сопел от усердия. Женщина глянула, над чем он так старается. На листе танцевали кривенькие буквы, «я» и «в» смотрели в неправильную сторону. А написано было: «Дед Мароз Я хачу чтоп Мама связала мне свитерь с аленями как у Егора я себя хорошо вел твой Костя». Ну надо же: «свитерь»!
Когда она вышла, этот мальчик прыгал у почтового ящика, роста не хватало, чтоб опустить письмо. И в прыжке не получалось.
— Давай я тебе помогу, — сказала женщина. — И не стой на холоде, беги к родителям. Или с кем ты пришел?
— Я сам пришел. Я вон в том доме живу.
— В том? Так и я в нем живу. Вон мои окна, крайние, на 9 этаже. Пойдем, нам по дороге.
У подъезда шаркала метлой дворничиха, увидела их и сердито закричала:
— Костик, где ж ты ходишь, папа уже тебя ищет, а ну домой бегом!
Мальчишка дунул в подъезд не попрощавшись.
— Странный мальчик, — сказала женщина. — Представляете, написал письмо Деду Морозу, чтоб мама ему свитер связала. Я думала, дети игрушки всякие просят.
— Ничего странного, — отрезала дворничиха. — Нет там никакой мамы. У мамы любовь случилась. То ли в Канаде, то ли где. Костик ее и не помнит, сколько ему тогда было — только ходить начал. Почтальонша наша говорила: мама хорошо если раз в год напишет. Сука драная...
Через пару дней завкафедрой сказала: — Что это вас, Виктория Арсентьевна, на рукоделие потянуло? У вас же с утра три пары было, вышли бы лучше воздухом подышали, а то вся зеленая, круги под глазами.
Будешь тут с кругами, если до Нового года 4 дня, и зачеты у студентов, и на вязание только ночь да дырки между парами. Хорошо, еще руки помнят: и лицевые, и изнаночные, и накид, и две вместе...
30-го декабря пришлось уламывать и материально заинтересовывать почтальоншу — чтоб отнесла. Если официально отправлять — не дойдет, не успеет. Обещание не выдавать обошлось вдвое дороже.
А 31-го вечером в дверь позвонили. И на пороге стояли два Деда Мороза в дурацких красных шапках с белыми помпонами — большой и маленький. На маленьком под курткой виднелся свитер с корявенькими оленями. А большой был очень похож на маленького. Одно лицо...

Чемоданокрушение

Однажды мы всей семьей (папа, мама, я) крупно опаздывали на самолет из-за какой-то заморочки, которую я, шестилетний ребенок, и устроил. Когда родители со мной ворвались в аэропорт города Красноярска, наш самолет уже выруливал на взлетно-посадочную полосу. Отца это не смутило — большой и внушительный в своей офицерской шинели, он скомандовал диспетчеру остановить самолет и понесся вдогонку по дорожке с пузатым чемоданом в одной руке и со мною в другой.
У потрепанного, битком набитого чемодана отлетела ручка. Отца это смутило еще меньше, он схватил здоровенный чемодан подмышку и побежал еще быстрее.
Следующим не выдержал шов бокового отделения: из него полетели вещи, а также выпрыгнул металлический ночной горшок, привязанный к чемодану на длинную веревочку. От удара о бетон от горшка отлетела крышка. Она тоже была привязана веревочкой, но к горшку. Вся эта конструкция, включая папу, дико запрыгала по бетонке, издавая оглушительный грохот. Мама неслась далеко сзади, подбирая обломки чемоданокрушения.
Небольшой самолет, потрепанный не хуже папиного чемодана, вдруг остановился. Распахнулась дверь, из нее выглянул, широко улыбаясь, лично командир экипажа. Спуская выдвижной трап, он молвил:
— А я бы улетел, но услышал какое-то звяканье и подумал, что это у меня опять что-то отвалилось...

ПРОПАВШАЯ ПОХАЕБКА

Об эпопее 30-х годов прошлого века О. Шмидта, который пошел по Северному морскому пути на пароходе «Челюскин», написано много, но еще больше бытует разного рода «апокрифов», не вошедших в основные документы. Вот одна из таких историй.
После того как пароход затонул во льдах и перед тем как экипаж с членами его семей стали потихоньку вывозить авиацией, предстояло пересечь пятьсот верст по льдам и торосам на собачьих упряжках. Дело шло медленно, да и еды стало не хватать, собакам тоже. К одному из ночных привалов доехали совсем измученные, и тут, ко всеобщему ужасу, выяснилось, что с одних саней свалилась большая часть провизии! Мало того, во время экспедиции на «Челюскине» родилась девочка, которую назвали Кариной (дело было в Карском море), и вот задремавшая на санях и безмерно уставшая мать выпустила дочь из рук. Но, несмотря на стенания матери, искать девочку не стали: тьма, пурга сбивает с ног, следы моментально заметало. Стали думать совсем о другом: из чего, а точнее, из кого сварить похлебку. Обратились к каюру. Он понимал безвыходность положения и согласился пожертвовать одним из своих коренников: те были более крупными, чем простые лайки. Коренника помоложе звали Чок, а постарше — Хамит. Каюр взвесил все «за» и остановился на последнем: тот свое уже пожил. Похлебку решили сварить с утра, чтобы набраться сил перед дорогой.
Ночью каюр проснулся от негромкого детского плача: рядом стоял Хамит и держал в зубах всхлипывающую, но вполне себе живую и незамерзшую Карину: собака так аккуратно ее несла, что девочка не распеленалась (Карина жива до сей поры). Но это еще не все! Хамит на собственном хребте утерянную провизию исхитрился приволочь. На привале начался настоящий праздник. Не участвовал в нем только коренник Хамит, ушедший куда-то в ночь: он-то догадался, что люди хотели его сожрать и более не верил в благодарность двуногих.

БОГ ТОЧНО ЕСТЬ!

Случилось это давно, во время Великой Отечественной войны. Немцы заняли железнодорожную станцию, но в рядом стоящую
деревню не заходили. Они, конечно же, ее контролировали, но большей частью все силы находились на станции для ее охраны. Ванька уже в свои 14 лет работал с партизанами и занимался тем, что закладывал взрывчатку под составы немецких поездов. Он частенько наведывался на станцию, и немцы, даже не подозревали, что этот пацан и есть подрывник, которого они так долго ищут. Ванька помогал разгружать вагоны, и за это ему давали хлебные галеты.
И вот однажды после очередного задания Ванька возвращался в деревню и набрел на полуразрушенную церковь. Копаясь в обломках, он случайно нашел, как он подумал, красивую картинку в золотистой рамке. С нее на него смотрел пожилой человек с ясными глазами и строгим взглядом. «Красиво!» — подумал Ванька и, смахнув с нее пыль, засунул ее за пазуху. Не найдя больше ничего подходящего, он направился на выход и тут же увидел немецкий патруль.
Ванька вообще-то всегда спокойно реагировал на появление патруля, но в этот момент он почему-то напугался и, сам того не понимая, бросился бежать. Два немецких солдата помчались за ним, крича ему вослед «Sofort bleibe stehen!», что означало «Немедленно остановись!». Но Ванька несся во весь дух к лесу, не оглядываясь назад. И вдруг перед самой границей леса появился Потап. Это был деревенский мужик, да к тому же молчун, а тут Ванька увидел его в форме полицая.
— А ну стой, гаденыш! — крикнул Потап и вскинул винтовку.
— Дядя Потап, это же я, Ванька! — крикнул тот в ответ.
— Так это ты подкладываешь взрывчатку под поезда? — не опуская оружия, спросил Потап.
— Так ты и есть предатель, дядя Потап? Про тебя говорили партизаны? — с удивлением и досадой в голосе крикнул Ванька.
Потап нажал на курок — и грянул выстрел. Пуля ударила в грудь. Удар был такой силы, что Ванька отлетел метра на три назад и плашмя рухнул на землю. Тут же подбежали солдаты. Один из них подошел к навзничь лежавшему телу и толкнул его ногой. Мальчик не шевелился, а изо рта его текла кровь. Солдат наклонился и выдернул из Ванькиной руки два куска бикфордова шнура и пока-зал их второму. Второй покачал головой и махнул рукой Потапу, чтобы тот подошел.
— Gut schie! («Хорошо стреляешь!»), — похвалил немецкий солдат Потапа. — Получишь дополнительную банку тушенки! Очень карашо!
Они убрали оружие и отправились обратно на станцию для доклада о том, что подрывник уни-чтожен.
Очнулся Ванька от того, что его лицо облизывал пес, которого он вылечил и приютил. Ванька глаза и посмотрел на пса. Тот слегка поскуливал и крутил хвостом от радости за своего хозяина. Ванька попытался встать, но резкая боль в груди заставила его вскрикнуть, и он снова лег на спину. Собрав силы, он повернулся на бок и, превозмогая боль, сел. «Как же так? — подумал Ванька. — Я не умер!»
Он сунул руку за пазуху и вытащил икону. Глядя на нее, он не мог поверить в то, что видел! Святой Николай Чудотворец ДЕРЖАЛ пулю в руке, которую поднял в благословляющем жесте.
Ванька еще раз осмотрел икону. Она была написана на деревянной доске, которой был уже не один десяток лет. Только сейчас Ванька понял то, что случилось. Он, как и все советские дети, не умел молиться, да и не знал, как это делается. Он только помнил, как это делала его бабушка украдкой. Он добрел до леса, прислонил икону к дереву и, склонившись до земли, не обращая внимания на боль в груди, обливаясь слезами, причитал: «Спасибо тебе, дедушка! Спасибо, что спас меня!»
Наконец успокоившись, он лег на траву и, глядя широко раскрытыми глазами на небо, по которому плыли белые облака, подумал: «Бог точно есть! Бабушка все время говорила об этом, а я не верил. А сейчас Он спас меня». Ванька поднялся, засунул икону за пазуху и тут же поймал себя на мысли, что боли в груди не было. Он потрогал себя — и действительно, грудь уже не болела. «Чудеса!» — подумал Ванька и пошел в лес к партизанам.
Всю войну Ванька прошел, не оставляя икону нигде ни на минуту. За всю войну он не получил даже царапины, хоть и участвовал порой в самых ожесточенных сражениях и переделках. Сейчас икона стоит у Ивана Дмитриевича в красном углу, и Николай Чудотворец так и держит пулю, выпущенную предательской рукой Потапа. Многие эксперты смотрели на это чудо, но никто никакого объяснения этому так и не смог дать.

"Однако, жизнь!"
Tags: Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments