marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Житейские истории

КАК НЕТ ВОВЫ?

Эта история произошла году в 1989. Тогда нашему ребенку было годика два с «хвостиком». Жили мы тогда с полными атрибутами постсовковой семьи — на одной жилплощади с родителями жены. И еще одна деталь — ребенок не ходил в садик. Да и как это могло быть при живой и любящей бабушке?! В то время как-то мы особенно денег на игрушки не жалели, новые покупали, но старые не выбрасывались. А работали мы оба с супругой учителями начальных классов. И нам казалось (как и всем родителям на свете), что наш сыночек и самый умненький, и культурненький, и воспитанный, и так далее до бесконечности. А еще у нас жил гэдээровский Вовка — кукла, купленная еще старшей сестре жены не весть в каком году. Это сейчас там всякие Синди и прочие куклы со всеми отличительными признаками полов. А в далекие социалистические времена часть кукол была гермафродитами, эдакие бесполые существа. Но первая хозяйка куклы решила, что это будет мальчик Вова. Последующие хозяйки (а у тещи было три дочери, включая мою жену) не меняли ни имени, ни пола. Они все его любили, ухаживали за ним, кормили, вследствие чего даже рот порвали в порыве «материнских чувств». Деталь, надо признать, для рассказа немаловажная.
Нашему сыну он тоже был по душе, ребенок засыпал с ним даже. А местом, где Вова жил в детской комнате, была полка, на краю которой он сидел. Итак, собственно история.
Раздается в квартире, где в данный момент находятся все, телефонный звонок. Теща, отрываясь от кухонного мартена, первой подходит к телефону и кому-то сообщает, что Володи у нас нет. И, естественно, кладет трубку (на кухне уже что-то подгорает). Тут же наш ребенок реагирует, дескать, бабуля, как же так — есть у нас Володя. Не успел наш ребенок как следует повозмущаться, как раздается еще один звонок, и теща кому-то еще раз напоминает, что у нас нет никакого Вовы. Ребенок в этот момент бурно и благородно возмущается, призывая бабушку не обманывать общественность. Он бежит на кухню за стулом, ставит его возле комода (он по-другому не достал бы телефон) и ждет звонка. И надо же, дожидается. И все, находившиеся в доме, слышат такой монолог.
— Вова есть.
— Позвать не могу. Он не ходит.
— Говорить он не может: у него порван рот.
Представить, что происходило на том конце провода, даже не берусь. Больше Володю по нашему номеру телефона никто не искал.

КАНАРЕЙКА

Было это в далекие 60-е. Я тогда работала медсестрой в родильном доме. Утром на планёрке заведующая отделением заявила: «У нас намечается отказник. Пятнадцатилетняя родила мальчика. Родители девочки категорически против взять ее с ребенком. Папа — директор школы, мама — работник НИИ. Просьба, чтобы информация за пределы роддома не выходила. Ребенка матери не показывать, на кормление не носить. Будем ждать для него родителей. Не найдутся усыновители в срок, будем готовить документы для передачи его в дом малютки. А теперь по местам».
Я прошла в палату для кормления. Там сидела девочка в косыночке, с марлевой повязочкой на лице и со скамеечкой под ногами — все как положено.
— Что ты здесь делаешь? — спросила я.
— Я пришла ребеночка своего кормить.
— Еще рано, кормление через 30 минут.
— Я подожду, — сказала она, глаза ее сияли от счастья, она улыбалась и доверчиво заглядывала мне в лицо. Я была в замешательстве и не знала, что делать.
Я пошла к заведующей и сказала:
— Там эта девочка просит ребенка кормить.
— Не давай, — решительно приказала заведующая. — Она все равно не сможет его забрать. Зачем ее мучить?
— Вот пойдите и сами все это ей и скажите! — выпалила я неожиданно для себя самой и выскочила из кабинета.
Я стала раздавать детей на кормление.
— А где мой? — спросила девочка. Принесу ей последней, решила я, а там будь что будет. Пусть увольняют за нарушение приказа. Вошла заведующая, она какое-то время наблюдала за девочкой, затем сказала: «Дай!» Я принесла ребенка. Как она ворковала над ним! Каждый раз она уходила с кормления последней, отдавала ребенка с неохотой, словно не могла от него оторваться и все что-то щебетала над ним. И вся она была такая ладненькая, изящная и светилась, как солнечный лучик. Худенькая, маленькая, щебечет — ну чисто канарейка, так и окрестили ее нянечки. Что она там щебечет ему, бедная. Никто к ней не приходит, все от нее отвернулись. Через неделю заведующая вызвала ее к себе, о чем они там говорили, никто не знал. Только наша Канарейка куда-то стала уходить с разрешения заведующей, иногда возвращалась поздно. Ни разу на ее личико не легла тень печали. Словно не за нее переживало все наше отделение родильного дома.
— Как у тебя дела? — спросила я как-то, зайдя к ней в палату. Она посмотрела на меня своими синими глазами и сказала:
— Все будет хорошо.
И столько искренней веры было в ее ответе, что мне стало не по себе. Спустя две недели заведующая сказала готовить Канарейку к выписке. Девочку согласилась взять тетка, какая-то дальняя родственница, и оформила опекунство на себя. Провожали Канарейку всем роддомом. Пришла ее опекун — пожилая худенькая женщина в платочке с узелком в руках.
— Как же вы поедете? — спросила нянечка.
— На троллейбусе, — ответила Канарейка. — На такси дорого.
Мы стояли молча. Кто вытирал навернувшуюся слезу, кто вздыхал, глядя на удалявшихся женщин. Вдруг рядом с ними остановилась машина. Из нее вышли, видимо, родители девочки и молодой человек с охапкой цветов. Они что-то говорили и махали руками. Просят прощения, решила я. Наконец Канарейка кивнула, взяла букет и подбежала к нам.
— Я же говорила, все будет хорошо, — тихо сказала она и положила огромный букет к нашим ногам. Затем повернулась и побежала навстречу своему прекрасному будущему.
Конечно, подумала я, все будет хорошо, пока есть на свете такие Канарейки, которые не предают своих близких и верят, что в человеке всегда плохое превращается в хорошее.


СИЛИЩА ЛЮБВИ

Перед Новым годом, когда билетов не достать, пришлось ехать студенту Виталию в общем вагоне. Удовольствие то еще, но ночь и полдня можно перекантоваться. На нижних полках было набито по четыре селедки, а на вторых и третьих лежали и терпели. В туалет не пойдешь, курица встала — место пропало. К Виталию оказалась прижата девушка, поскольку спать было нереально, они проговорили всю ночь...
Под утро девушка приехала к своей станции. Хоть они даже не думали целоваться и даже не говорили ни о чем таком, но каждый про себя понял, что влюбился. Когда поезд остановился, Виталий догадался попросить телефончик. Это было в прошлом веке, поэтому мобильные были только у богатых. Девушка размашисто записала свой домашний телефон на мятой газете на столе. Поезд тронулся. Виталий запрыгнул обратно в вагон и стал мечтать: скорей бы кончились новогодние праздники, чтоб уже возвратиться в Москву и поскорее позвонить ЕЙ.
Вернулся на свое место, и его чуть кондратий не хватил: тетки, сидевшие рядом, порвали газетку и выбросили с остатками рыбы. Бедный парень даже поругаться с ними не мог, это была их газета. Под недоуменные взгляды пассажиров Виталий выудил из мусора кусочек газетки с тремя первыми цифрами. Остальные четыре были уже далеко, на шпалах...
Все, что он знал о ней, что у нее очень «редкое» имя — Наташа, и что она вскоре собирается замуж за друга детства. Фамилию ее узнать не получится, ведь она ехала без билета.
По возвращении в Москву Виталий взялся за дело. Он прикинул, что в худшем случае ему нужно сделать 9 999 звонков, чтобы найти Наташу.
— Добрый день, будьте добры, позовите, пожалуйста, Наташу к телефону...
За вечер получилось позвонить 70 раз, несколько раз нарывался на Наташ. Если бы не скорое замужество Наташи, то можно было бы и не спеша месяца четыре звонить, звонить, звонить... Но время было очень дорого. Тем более, раз он не объявился, почему же ей тогда и не выйти замуж? И наш Ромео пошел ва-банк. Дешево, из-за зимы и спешки, продал свой любимый мотоцикл, влез в долги и нанял звонильщиц-надомниц в количестве 12 барышень, обещав крупную премию той, которая найдет Наташу. У звонильщиц получалось быстрее потому, что мужья и отцы Наташ особо их не допрашивали.
Через две недели Виталий уже стоял с цветочками в дрожащих ручках, ожидая свою любимую в метро, а через три года они родили моему сыну одноклассника. Он-то и рассказал ему эту историю, а сын, в свою очередь, мне.

ЛЕГЕНДА О СОРОКОВОМ ЛОГЕ

Родилась я в деревне Республики Марий Эл. Детство было тяжелым, голодным и холодным. В школу ходила пешком по большаку — 12 км, а ближней дорогой — 3 км, но через Сороковой лог. Если днем идешь, в голову не приходят негативные мысли. Идешь себе, да еще если всей ватагой детей.
Моя мама была очень мудрая, многому учила, а я ее слушалась. Она мне однажды говорит:
— Дочка, не ходи одна через Сороковой лог, там что-то водит.
Что такое водит, я не понимала, но чувство было какое-то жуткое. В школу-десятилетку до райцентра мы ходили чаще с сестрой Женей, которая старше меня на 3 года. В классе меня иногда оставляли выпускать стенгазету, а все из-за моего почерка. Еще я была круглой отличницей и ослушаться не смела свою учительницу.
Осталась я как-то выпускать классную стенгазету. Был уже конец октября, а осенью рано темнеет. Я пошла домой прямой дорогой. По дороге была ветряная мельница. Я ее почему-то всегда боялась, когда я проходила мимо, содрогалась моя душа. И вот я подхожу к своей деревне, а идти надо через Сороковой лог.
На улице уже сумерки, чуть-чуть просматриваются кусты, плохо видно дорогу, ветер притих, холодно. Я вспомнила мамины слова про то, что тут «водит» (кто водит, чем водит, кого водит?..) Меня охватил страх. И вдруг что-то зашелестело, зашумело, заверезжало!.. А я иду, иду. Все иду, иду, а дорога не заканчивается. Не помню, сколько шла, но лог и не кончается, все притихло, а я все иду. Я уже в поту холодном, а все иду. Вспомнив слова мамы, что в это время нужно читать молитву.
Вдруг смотрю: а я стою посреди этого Сорокового лога. Тут я рванула в горку что есть силы. Хорошо, у меня по бегу были отличные успехи в школе. Прибежала домой вся бледная. Мама поняла и спросила:
— Тебя водило?
Я не могла ничего сказать и зарыдала, упав маме на грудь. С тех пор больше одна там я не ходила.
А на другой день мне мама рассказала, что ходит легенда о том, будто давно юную девушку обманул богатый, насмеялся над ней, а она ушла в Сороковой лог и там скончалась.
Однако, Жизнь!
Tags: Смешно :), Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments