marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Category:

Временной портал

Временной портал

Эту историю рассказал мне водитель одной из мозырских автобаз.
«В1995 году я работал на ЗИЛ-130 с прицепом, ездили на карьер — возили песок для одной из городских строек. Дорога на карьер проходит мимо профилактория, а там недалеко и до деревни Стрельск, в общем, место знакомое практически каждому жителю. За день успевал сделать до десятки рейсов в обе стороны. Дорога тогда была не очень, первый слой положенного асфальта быстро был разбит под колесами наших машин.
В тот злополучный день (как сейчас помню, это было 12 сентября), я как обычно отправился в рейс. Дорога была на удивление пустой и спокойной, но ощущение тревоги меня не оставляло ни на минуту. Я проехал поворот возле дач, затем — сам профилакторий. И вот уже должен появиться карьер, но этого не происходило. Прошло уже более двух часов, а дорога продолжала петлять среди леса. Я заблудился. Мобильных телефонов тогда не было, и я остановился, чтобы найти кого-нибудь, кто бы смог мне показать дорогу. Я прошел в обе стороны от дороги вглубь леса. Там обычно можно было встретить или деревенских жителей, или отдыхающих, грибников. Но никого не было. Прождав еще несколько часов в машине, я решил двинуться в путь, надеясь, что кто-нибудь будет ехать мне навстречу и подскажет дорогу. Но дорога была пустынной. Не было слышно ни единого звука, говорящего о присутствии человека или техники.
Спустя еще два часа дорога стала грунтовой, а лес по обе стороны все никак не заканчивался. Начало темнеть, что было довольно странно, так как мои часы показывали два часа дня. Когда окончательно стемнело, я заметил вдалеке среди деревьев огни какой-то деревеньки, в которой стояло десятка полтора домов. Первое, что мне показалось странным, это то, что во всей деревне отсутствовали столбы ЛЭП. Огни, которые я увидел, оказались светом, исходившим от свечей или керосинок. Когда я подошел к первому двору, мне показалось, что когда-то я здесь уже был. Пройдя еще немного, я очутился у дома, где выросли моя мать с сестрами, мне не раз приходилось бывать там в детстве. С того времени прошло 25 лет. Но даже тогда у нас было электричество и небольшой телевизор. Не успел я окликнуть обитателей дома, как на крыльцо вышла женщина лет сорока и, окинув меня взглядом, поинтересовалась, кого это я тут ищу. Я объяснил, что заблудился, не могу найти дорогу в Мозырь. Хозяйка удивилась, с чего это я в такую-то даль приехал, Мозырь-то километрах в ста будет отсюда. Когда она сказала название деревни, я покрылся холодным потом. Это была деревня, в которой я провел первые годы своей жизни! А дом этот еще строил мой прадед до войны. Вдруг ко мне незаметно из темноты подошел крепкий мужичок.
— Что, мать, гостя на пороге держишь? Приглашай его в дом!
В его речи я услышал знакомые интонации. Едва мы зашли в дом, как я его сразу узнал: это был мой прадед собственной персоной, только еще достаточно молодой. Заметив мой ступор, он рассмеялся:
— Чего испугался? Грабить тебя никто не будет, хотя сам вижу: птица ты важная, вон как одет!
Я удивился, так как был одет в обычную рабочую одежду. С чего он взял, что я какой-то особенный? Вскоре женщина собрала нехитрый стол, за ужином мы разговорились. Мой родственник постоянно выяснял «про шпионов», которых, по его словам, в районе целая банда. Удивившись, я ответил, что ничего такого нет. Да, в стране сейчас ситуация непростая, но шпионов вроде не наблюдается. Разве что кто-нибудь додумается прислать таковых на НПЗ («Мозырский нефтеперерабатывающий завод» — Авт.) с целью украсть последние секреты. Родственник поинтересовался, что такое НПЗ и где он находится. А когда я ему ответил, он стал смотреть на меня с подозрением:
— В Мозыре? Сколько раз я туда ездил, отродясь НПЗ не бывало, скорее всего, ты что-то путаешь...
— Как это я путаю? — стал возмущаться я. — Да я мимо него каждый день на карьер езжу!
Прадед, ни слова не говоря, куда-то вышел. Вернулся он с потертой берданкой:
— Я тебе сейчас покажу НПЗ в Мозыре! Ты у меня родную мать забудешь, не только то, что успел тут навынюхивать.
Я успел пригнуться: пуля прошла аккурат над головой, по волосам. Следующим движением я смог вырвать у него оружие и выбежать во двор, где меня уже поджидали соседи — кто с вилами, кто с топором, а кто и с трофейным револьвером. Гомон поднялся такой, что мне пришлось несколько часов без передышки бегать вокруг деревеньки, прячась по кустам. Путь к машине был отрезан, а долго сидеть на одном месте мне не давали: прочесывали лес с собаками.
Угомонилась эта орава только к девяти утра. Только тогда я смог, наконец, спуститься с высокого дерева и пойти искать машину. Но на месте, к своему ужасу, я ее не обнаружил. Пройдя несколько раз дорогу по десятку километров в обе стороны, я ничего не нашел. И тут мне стало по-настоящему жутко. Я не понимал, куда я попал, и не знал, как выбраться отсюда. А что я скажу дома, что скажу бригадиру, который, наверное, поднял всех на ноги. Но даже если и придется что-то рассказывать, то явно не то, что произошло на самом деле. Иначе койка в психушке обеспечена...
Я не знал, как поступить в этой ситуации. Дождавшись пока стемнеет, я отправился в знакомую хату. Прадеда, слава Богу, на месте не было, все-таки с женщинами договориться легче. Я объяснил ей, что являюсь очень дальним их родственником и мне нужна помощь, поскольку этих краев я не знаю. Сколько мы так беседовали, не знаю, но тут снова явился домой прадед. Мне пришлось его скрутить и устроить небольшой допрос. Выяснилось, что я попал в 1922 год и тут не то, что о машинах, толком даже об электричестве не знают. Так что найти мою машину возможности не представляется: никто не знает даже, как она выглядит. И вообще, меня усиленно ищут по деревне, так что мне все равно конец, подытожил мой родственник. Я не мог поверить, что это действительно происходит со мной! Прадед же, улучив момент, вскочил с лавки, высадил плечом дверь, выскочил на улицу и дико заорал:
— Он в моей хате! Быстрее все сюда!
В мгновение ока в доме оказался десяток человек, остановившихся под прицелом берданки. Держа их на мушке, я выпрыгнул через узкое окно и побежал к дороге. Напряжение было страшным, в висках стучало. Я не мог ни о чем думать. Мне казалось, я был готов убить любого, кто ко мне приблизится. Они, думаю, хотели того же...
Ночь была сумасшедшей. Вся деревня вышла на мои поиски. Прячась по кустам, я выбежал на поляну, на которой было много телег, запряженных лошадьми. Я увидел свой ЗИЛ, который, скорее всего, перетянули сюда, буксируя с помощью лошадей. Хорошо хоть эти аборигены не догадались его разобрать.
Когда взревел двигатель и включились фары, толпа остановилась, затем попятилась. В машину полетели камни, вилы, какие-то предметы. Я, не обращая внимания на стоявшие впереди повозки, рванул вперед. Отъехав на порядочное расстояние, я остановился и смог немного поспать, впервые за несколько суток. Проснувшись, я, подчиняясь какому-то внутреннему голосу, погнал машину в обратном направлении. Сбавил темп я только тогда, когда проехал знакомый поворот в дачном поселке. Часы на руке показывали что-то около полудня...
Заехав в ворота базы, я обратил внимание, что все присутствующие на меня странно посматривают. Бригадир спросил:
— Ты чего обратно приехал?! Знаешь, сколько сейчас времени? Почему не в рейсе?
Я хотел было что-то ответить, но меня опередил окрик со двора.
— Вася! Там радиатор потек!
Я посмотрел на машину: одна из фар была разбита, а под машиной увеличивалась масляная лужица. Всем стало не до меня: бригадир позвал механика, чтобы тот занялся машиной. А я осторожно спросил, сколько же сейчас время. Оказалось, что я только час назад выехал с базы. Рассказать об этих злоключениях я тогда никому, кроме жены, не решился. Сославшись на плохое самочувствие, несколько дней просидел дома. А потом по настоянию жены несколько раз посетил местный Свято-Михайловский собор,, поставил свечу за то, что смог вернуться. Страшно подумать, чем бы все закончилось, останься я там...
Я еще несколько лет возил стройматериалы этим маршрутом. И каждый раз, когда проезжал этот поворот, я напрягался, ожидая очередного «провала» во времени. Но ничего такого больше не происходило. Когда впереди показывался указатель «Карьер», мое сердцебиение приходило в норму. Когда мне предложили работу в фирме, я, не раздумывая, принял предложение.
Р.S.: Со временем я почти забыл об этом событии. Вспомнил совершенно случайно, когда начав чистить колодец возле родительского дома, обнаружил в нем остатки той самой берданки, которой меня хотел застрелить прадед...»
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Старое - фундамент нового

    Исходя из того, что интернет стерпит всё, а в личном блоге можно писать любую дичь, то расскажу сегодня про капусту, которую мама вчера нашла на…

  • В общении важен энергообмен

    А потом она заканчивается, потому что важен энергообмен.. А его нет.. Так бывает, когда человек всё время рассказывает тебе о своей жизни,…

  • Золотые качества характера

    Когда в моей жизни происходят события, которые как-то душевно будоражат меня, выбивают почву из-под ног, из ряда вон, как говорится, я замечаю,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments