marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Монах ("Странная история")

Монах.

Эта история записана в одном из небольших городков Амурской области.
«Живет в наших краях довольно необычный китаец. Как он у нас появился и когда, никто уже точно и не вспомнит. Единственное, что могут вам рассказать, это то, что попал он к нам прямо из монастыря, откуда был изгнан на пять лет в наказание за какой-то проступок, по нашим меркам, очень несущественный. Поскольку даже во время работы с нами на стройке, он не переставал нам рассказывать об идеях дзен-буддизма, его так вскоре и прозвали — монах Дзен. Идеи и направления, о которых он нам рассказывал, были мало кому интересны, а вот те чудеса, которые он совершал, удивляли каждого. Даже у самых отъявленных скептиков не находилось опровергающих аргументов.
Первым его чудом, поразившим нас, был снос старого дома, вернее, даже не снос, а быстрая разборка. Поскольку здание само по себе было очень большим и находилось в самом центре жилого района, подорвать его было невозможно. Риск, что взрывная волна заденет соседние здания, был настолько велик, что предполагалась долгая и нудная ручная разборка. Когда об этом узнал Дзен, он только посмеялся над нами. Сказал, что он сам может это сделать и не понадобится привлекать столько людей и техники. Конечно, никто в это не поверил, но решили посмотреть, что у него получится.
Когда в очередной раз мы приехали на объект, китаец попросил бригадира убрать с территории всех людей, а сам стал напротив главного фасада здания и долго всматривался в одну точку. Затем его взгляд начал стекленеть, как у покойника, а тело стало твердым, как камень, при этом он никак не реагировал на наши прикосновения. Поскольку это продолжалось довольно долго, наш бригадир решил вылить на него ведро холодной воды. А если это не возымеет действия, вызывать «скорую». Однако когда к Дзену направился один из рабочих с ведром холодной воды, тот неожиданно зашевелился, подняв ладони на уровень груди и сжав их в кулак, сделал глубокий выдох. Затем — вдох. На следующем выдохе у всех присутствующих помутилось в голове, а кирпичное здание медленно сложилось, превратившись в развалины. Со стороны это выглядело так, как будто на него кто-то сильно дунул, причем во все стены одновременно. Когда мы пришли в себя, то обнаружили улыбающегося Дзена, сидящего на земле возле развалин. Тогда же вся бригада единодушно решила, что никому не скажет о том, что видела.
Но это было только начало. Вскоре он стал творить «чудеса» чуть ли не каждые десять минут. В основном, занимаясь исцелением. Однако брался за лечение далеко не всех больных, которые к нему обращались. Многих он выгонял, даже не выслушивая, говоря: сам виноват — сам и лечись! Зачем людей мучил? Все только удивлялись такой жестокости, но не вмешивались.
Как-то обратился к нему за помощью сын местного милицейского начальника. Он держал в страхе почти всю молодежь, мог запросто схватить на улице понравившуюся девушку, избивал людей, которые вставали у него на пути, творил беспредел. Естественно, что всякому терпению приходит конец. И те ребята, которых он обидел,
решили его хорошенько проучить и однажды, улучив момент, крепко избили. В ответ на этот дерзкий поступок через пару дней по городу прокатилась волна жесточайших нападений, участились изнасилования. Город несколько недель жил в непередаваемом страхе. Восстанавливался сын милицейского начальника после побоев с огромным трудом, и кто-то ему посоветовал обратиться к Дзену. Но тот, мигом раскусив, за что этого молодчика так поколотили, выкинул его из своего дома, посоветовав там больше не появляться.
На следующий день, когда Дзен сидел с нами в кафе, в самый разгар праздника в помещение вломились крепкие, коротко стриженные ребята, потребовав, чтобы мы все убирались оттуда. Для большей убедительности они запустили бутылкой в телевизор, схватили Дзена за шиворот и выволокли его на танцпол. Монах оставался на редкость спокоен, что несколько обескуражило налетчиков, которые поинтересовались, знает ли он, что сейчас произойдет?
— Конечно, — невозмутимо ответил тот, — сейчас Дзен будет вас сильно бить...
Налётчики начали смеяться, но уже через мгновение им было не до смеху: на налетчиков посыпался град ударов, которые их просто снесли с ног. Все присутствующие просто обалдели: каждый из бандитов раза в полтора превышал Дзена. Не ожидая такого отпора, молодчики решили позвонить в милицию. Там на такой «срочный» вызов отреагировала мгновенно — наряд прибыл уже через минуту. Не обращая внимания на возмущение присутствующих, милиционеры посоветовали Дзену не сопротивляться, а добровольно проехать с ними в отделение. На что тот справедливо заметил, что они должны забрать возмутителей спокойствия, а не его. Милиционеры начали ржать и ответили, что, кроме него, они не видят никаких нарушителей.
— Так вы же пьяные, да еще и мух стреляете... — произнес Дзен.
И вдруг весь наряд мгновенно оказался пьян вдребезги и стал палить во все стороны из табельного оружия. Все посетители попадали на пол! Молодчики вызвали еще один наряд, который приехал еще быстрее, чем первый. Те уже ворвались в кафе с оружием и обещанием вызвать ОМОН. Дзен встретил их все так же улыбаясь.
— А, еще одни приехали? Тоже пьяные — мух ловить?
И ко всеобщему ужасу эти тоже стали палить во все стороны, так сказать, «по мухам». В итоге пришлось вызывать ОМОН, вместе с которым сюда пожаловали и родители нескольких молодчиков. Самый старший по званию тут же попытался задушить китайца. Кричал на все кафе, что тот замарал честь мундира и опозорил милицию, грозился всеми земными карами. Но монах на его выпады не реагировал.
— Что кричишь? Сам честь потерял, так сейчас еще и штаны потеряешь! Не туда руки протягиваешь.
И точно — у этого милиционера портупея лопнула, и при всем народе штаны свалились. Все кафе снова оказалось на полу, на этот раз от смеха. Полковник, став пунцовым, как вареный рак, медленно ретировался, услышав, как вдогонку Дзен его предупредил:
—А будешь людей обижать, так и перед министром штаны потеряешь! Опозоришься на всю страну! (Как об этом китаец узнал — загадка, но мы действительно скоро увидели этого человека по телевизору.)
Вскоре после этого население города вздохнуло с облегчением. Дзена теперь не только уважали, стали еще и побаиваться...
Но все же оставались недовольные. Существование этого монаха и его способности довольно сильно отравляли жизнь местным «целителям», которые стали резко терять клиентов. Естественно, что сначала ему пытались запретить исцелять «законными» методами. Но когда из этого ничего не вышло — начальство тоже люди — перешли к пакостям. Сначала это были просто мелкие гадости в виде распространения нелицеприятных слухов за его спиной, затем — более серьезные. Причем, если мужчинам хватило ума, несколько раз получив серьезный отпор, вражду прекратить, то дамы предпочитали идти до конца (по крайней мере, до своего — точно). Даже после рабочей смены Дзен находил в своем шкафчике или в своей одежде самый разнообразный мусор, землю, иголки... Но, даже обнаружив такой «подарок», он продолжал улыбаться, хотя мы прекрасно видели, как сильно ухудшается его здоровье и как часто он стал делать передышки во время работы.
Вскоре по городу поползли слухи, что многие из местных ведуний сменили прописку на кладбищенскую. Понятное дело, родственники и друзья прилагали немалые усилия для того, чтобы выяснить причину. Но ни вскрытия, ни опросы многочисленных свидетелей ничего не давали. Некоторые, кто примерно знал обстановку, не раз задавали Дзену вопрос, кто же отправил в мир иной этих ведуний? На что всегда получали один ответ: никто. Они сами убили себя, своим злом.
Самой опытной, а потому и стойкой, оказалась баба Груня, когда-то давно приехавшая в наш городок с Кавказа. Вот она-то и доставляла Дзену немало неприятностей. Имея большие связи среди местных женщин, она пользовалась их помощью для доставки очередного «подарка». Да и сами женщины, особенно те, кто лишился накрепко привороженного мужа (читай — личного раба), тоже были не против «проучить» Дзена. Так продолжалось до тех пор, пока наша повариха из столовой, от которой ушел намертво привороженный муж, не подлила китайцу в молоко какой-то яд. У Дзена начала идти пена изо рта, и он стал задыхаться. Один из присутствующих, не дожидаясь вызванной «скорой», повез его в больницу. Вернулся он с нехорошей новостью — Дзен в больнице умер. Для всех это было шоком, никто не мог поверить, что больше никогда не увидит улыбки этого милого китайца. И так как родственников у него не было, решили завтра начинать организовывать похороны, собирать деньги и так далее.
Каков же был ужас на лице нашей поварихи, когда на следующий день Дзен как ни в чем не бывало явился на работу! От его доброжелательной улыбки с поварихой случилась истерика. Она бросилась Дзену в ноги и призналась во всем. И в том, что она пыталась отравить монаха, влив в его молоко токсин, и в том, что это ей посоветовала Груня, и много чего еще. При этом она не переставала повторять, что он святой, раз этот яд его не взял. Приехала за ней не милиция, а «скорая» с двумя санитарами. В тот же день и Груню проведала милиция. И хотя она осталась на свободе, страх того, что Дзен может легко добраться и до нее, сделал свое дело. Выстраивая очередные козни, она сделала какую-то ошибку. Вслед за этим по ее квартире пронеслось нечто невероятное и раздались стенания. Вызванные кем-то спасатели приехали только спустя несколько дней. В квартире был страшный погром. Они обнаружили останки хозяйки, чье лицо было искажено от ужаса.
Позднее, когда Дзена спрашивали, почему на него не подействовал страшный яд, ион отвечал, что если не суждено — так ничего и не сможет навредить. Даже если это и самый страшный яд. Самое главное, это знать, что настоящую жизнь уничтожить невозможно. А тот, кто пытается убить другого, прежде всего, убивает себя задолго до своего срока...»
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments