marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Отец (из серии "Странные истории")

Отец.

Эту историю прислала молодая женщина, назвавшаяся Виолой.
«Когда мне было шесть лет, у меня умер отец. Для него наша семья была уже второй. Первая жена его не любила, но и не отпускала. У отца были золотые руки, он был довольно перспективным. Фактически, выходя за него замуж, она планировала свое безбедное будущее. Но так как в их отношениях не было любви и искренности, их брак стал разваливаться. Начались скандалы, посыпались упреки... С огромным трудом моя мама смогла вывести его из того состояния, до которого довела его первая жена. От безысходности он начал пить. И вскоре от него начали отворачиваться знакомые и друзья. По рассказам мамы, ей пришлось заплатить этой тетке тысячу рублей (по тем временам — огромные деньги), чтобы только она дала свое согласие на развод. После развода матери пришлось выхаживать отца, прежде чем он снова стал нормальным человеком. И то потом бывало, что он срывался, хотя никогда при этом нас не обижал...
Умер он в тридцать восемь лет. Просто пришел с работы, лег спать и не проснулся. Я не помню ни похорон, ни того, что происходило в тот день, будто память сама не захотела это «записывать». Хотя явно помню, как ходила среди взрослых, и все время спрашивала, почему они плачут. Больше всех, конечно, горевали моя мама и ее младшая сестра, которой тогда было пятнадцать лет, и которая тоже, по своему, любила моего отца...
Но его бывшая жена так и не успокоилась, ее не останавливало даже то, что этого человека уже не было в живых. Периодически она, расставшись с очередным кавалером, пьяная приходила среди ночи к нам, устраивала скандалы. Все обвиняла нас, что мы ей жизнь сломали. Грозилась спалить квартиру, угрожала расправой. Милиция ее не трогала — кто-то из родственников был там начальником. Но дальше угроз обычно дело не доходило. Вдоволь наоравшись, эта стерва убиралась восвояси...
Прошло много лет, а мама так замуж и не вышла. Я видела, как ей приходится тяжело, и уговаривала найти нового мужа, даже пыталась ее сама знакомить с теми, кто по моему мнению хорошо подходил для нас, как глава семьи. Все только улыбались и понимающе кивали головами, а я злилась, когда очередная моя попытка заканчивалась ничем. От скорби по отцу моя мать осунулась и постарела. В свои тридцать шесть лет она выглядела шестидесятилетней старухой...
Однажды, когда я шла с занятий, меня вдруг охватило непонятное волнение. Это было не чувство тревоги, а предчувствие чего-то доброго. Когда я пришла домой, я очень удивилась: в квартире играла музыка и было понятно, что есть кто-то посторонний. Мама моя уже давно гостей не приглашала, и тем более музыки сама не включала. Наоборот, она вела себя незаметно — мне даже приходилось заглядывать в ее комнату, чтобы убедиться, что она дома. Когда я зашла на кухню, то увидела своих... родителей! Мама хлопотала у плиты, а отец сидел за столом. Это был на самом деле он, вот только взгляд у него был другой — не тот, что мне когда-то запомнился...
Очнулась я оттого, что мне в лицо брызнули холодной водой. Надо мной склонились мои родители. Отец заботливо произнес: «Ну, чего это ты? Давно я тебя уже не видел — выросла-то как!» У меня началась истерика, и пришлось вызывать «скорую». Родители меня в больницу не отдали, и врачи, наколов мне успокоительного, уехали. К тому моменту я уже была достаточно взрослой, чтобы понимать, что люди с того света не возвращаются. Мы с мамой ни один раз посещали могилу человека, который сейчас стоял около меня и улыбался. Я решила, что у меня начались реальные проблемы с головой, я не могла понять, как мне относиться к происходящему, как себя вести. Где-то спустя полгода я привыкла к тому, что отец снова живет с нами...
Мама помолодела, расцвела, ее лицо всегда озаряла улыбка. Я впервые за много лет увидела перед собой по-настоящему счастливую женщину. Сестра ее, которая к нам заходила очень редко, стала бывать в гостях намного чаще. Все соседи по-настоящему нам завидовали, когда видели нашу семью, идущую в выходной на прогулку. Отец смог устроиться на работу водителем, благо, мама не выбросила его «права» и они все время хранились у нас дома. А остальные документы мы сделали через знакомых. Казалось, жизнь налаживается. Но что-то не давало мне покоя...
Как-то я случайно узнала, что его бывшая жена странным образом погибла. Она была задушена в собственной квартире, но следов присутствия убийцы не нашли. Да и вообще за столь короткое время произошло много странностей, которые не выходили у меня из головы. И я продолжала присматриваться к человеку, являющемся точной копией моего отца. Больше всего мне не нравился его взгляд: вроде бы и знакомый, но в то же самое время не тот, не настоящий...
Кроме того меня сильно испугал и насторожил ещё один случай. Я тогда сильно повздорила со своим молодым человеком. Вернувшись домой, я просто уткнулась носом в подушку и долго плакала, пока не почувствовала на своем плече руку отца. Я рассказывала ему о своих проблемах и мы крепко обнялись... Я невольно вздрогнула, когда не ощутила привычного тепла. А биения сердца и вовсе не было слышно! Даже тогда, когда я специально приложила ухо к его груди, я ничего не услышала. Я решила, что у него может быть какое-то заболевание, и посоветовала обратиться к врачу. Но отец только рассмеялся и сказал, что он и без врачей себя чувствует замечательно. Впрочем, в это можно было поверить, поскольку после его возвращения мои родители бурно проводили почти каждую ночь, и мне порой приходилось делать им замечания, особенно, если мне предстояли сложные контрольные.
Незадолго до последнего школьного звонка умерла мама. Она просто не проснулась утром, а на ее лице застыла улыбка. При этом меня снова шокировало поведение отца (если это был точно он). Я помню, как он любил маму, и поразилась тому, как он равнодушно себя вел на кладбище. А затем еще поехал провожать мою тетку. Домой я тогда поехала одна. Для меня это было большое потрясение. В результате у меня не было ни нормального выпускного, ни экзаменов. Все пришлось перенести на конец лета, а поступление в ВУЗ — аж на следующий год.
Почти полгода мы жили с ним как чужие люди, хотя, надо отдать должное, он никогда не приходил домой выпившим или с другой женщиной. Он всегда выполнял мои просьбы и даже во многом мне помогал, но я так и не смогла почувствовать то человеческое тепло, которое бывает между родными людьми. А через некоторое время, когда у нас в гостях была моя тетка, он меня вызвал на разговор. Мы тогда долго беседовали втроем и решили, что пусть она живет с нами. Свою квартиру мамина сестра решила сдавать приезжим, а деньги, как говориться, в общий котел, тем более что они хотели мне помочь с поступлением.
Около года мы прожили втроем. Мамина сестра после переезда к нам как-то заметно похорошела, всегда улыбалась, казалось, она была безмерно счастлива. Отец же еще больше отдалился от нас. То есть он ни в чем нам не отказывал, всегда был рядом, но как-то заметно притих.
Бывало, когда я приходила с занятий, то заставала его на диване: он просто сидел, уставившись в одну точку перед собой — даже телевизор не смотрел! И «оживал» только при нашем появлении. Это не было похоже на отца, который раньше всегда интересовался новостями или что-нибудь мастерил по дому. Меня эти изменения очень пугали. Я явно ощущала, что рядом с нами находится не тот, за кого мы его принимаем...
В один из дней, когда я вернулась домой позднее обычного, меня встретил отец, выглядел он странно: был бледнее обычного и от него пахло ладонном, как в церкви. Спокойным голосом он мне сообщил о том, что моя тетя пару часов назад умерла. Зайдя в комнату, я увидела ее лежащей на кровати, а на ее лице, как у мамы, застыла счастливая улыбка. От всего увиденного у меня случилась истерика, и дальнейшие события прошли как во сне. В последующие дни стали происходить изменения с отцом: он не то чтобы постарел, а натурально высох — зрелище жуткое! А спустя какое-то время он не вернулся домой...
Я не переживала, меня совсем не тронуло то, что отец исчез. Подчиняясь какому-то внутреннему голосу, я стала разбирать вещи в комнате родителей. Там нашла письмо, написанное отцом, смысл которого заключался в том, что ему надо срочно надолго отлучиться. А в маминой коробке из под обуви я нашла много наших общих фото, на которых фигура отца была полупрозрачной! Мама это объясняла тем, что пленку засветили в лаборатории. В тот же день я отправилась на кладбище к знакомой могиле.
Каково же было мое удивление и ужас, когда я там обнаружила расколотый надвое могильный камень, из одной из трещин которого торчал кусочек материи! Было ощущение, что кто-то словно вылезал из этой трещины и, зацепившись, порвал одежду! Мне стало страшно. Вернувшись домой, я несколько дней пролежала в постели, литрами принимая успокоительное...
Наверное, от всех этих переживании я сама вскоре бы переселилась в мир иной. Но через три дня ко мне заглянула староста нашей группы Ленка, которая, выслушав мой сбивчивый, похожий на бред, рассказ, заставила меня отправиться в Подмосковье, к ее бабке Марье. Завезла она меня туда почти силой. В деревеньке, куда мы попали, в одном из больших домов, нас встретила пожилая женщина, которая, не повышая голоса, отдавала присутствующим указания. Проводив нас в одну из комнат, она вскоре вернулась с колодой карт и, усадив меня за стол, начала раскладывать «крест». И тут я увидела, как Марья изменилась в лице. Перемешав колоду и выложив карты еще раз, бабка начала причитать. Затем рассказала мне, что я два года жила в одной квартире с покойником, а мать моя, так и вообще, любовью с ним занималась! И тетя моя — царство ей небесное — тоже этим грешила... И вообще, мы все много чего непотребного натворили. Хорошо, хоть я сама держалась от него подальше, а то тоже в земле была бы и так далее...
У меня началась истерика, Марья быстренько обрызгала меня водой, обтерла лицо и пояснила:
— Жена его бывшая, когда к мусульманам ездила, хотела душу его в рабство взять. Мусульманское колдовство — вещь страшная! Да перестаралась маленько. Вот он ее и порешил, и к матери твоей вернулся. Жил-то он среди нас только за счет того, кто его любил сильно. Потому и тетка твоя к вам потом переехала. А как и тетки не стало — так он и вернулся обратно в могилу... За упокой поставь, девка. Да за себя, что так обошлось...
Р.S. Чтобы привести могилу отца в порядок, ее пришлось вскрывать. Каков же был мой ужас, когда я увидела на останках отца новую одежду — ту, в которой он был, когда не вернулся домой...»
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment