marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Шотландские колдуны

Шотландские колдуны.

История, присланная из Москвы, рассказана человеком, представившимся Андреем.
«По образованию я профессиональный фотограф, с некоторых пор занимаюсь u и вольным творчеством. Я уже успел побывать в половине стран мира и из каждой привозил уникальные снимки природы и всякой диковинки. Работаю в основном с зарубежными издателями, так что небольшие перерывы между поездками несильно отражаются на моем материальном положении. В этой истории речь пойдет об одной из недавних моих поездок. Я умышленно не называю имен или названий местности, где все происходило, чтобы мой рассказ не смог навредить кому-либо из участников этих событий.
Когда в сентябре 2008 года одна из моих знакомых предложила мне поездку в Шотландию к местным колдунам, я, не раздумывая, дал свое согласие. И уже через несколько дней ступил на землю недалеко от Эдинбурга. Там ожидало несколько дорогих автомобилей, которые отвезли нас в замок к одному из представителей местной знати. По пути я сделал множество кадров великолепных шотландских равнин. Пейзажи мне очень живо напомнили кадры из фильма «Горец», которые, скорее всего, тут и снимались...
По приезду нам сообщили, что сам хозяин замка встретить нас не может, поскольку уже несколько дней лежит при смерти. Обстановка в замке была довольно мрачной. Стояла зловещая тишина, все зеркала, которыми был украшен интерьер, были завешены темной бордовой тканью, а в воздухе стоял довольно неприятный запах какой-то терпкой травы. Хозяина мне показали только на портрете, где был изображен сухонький старичок лет под девяносто. Да и самой картине было, как я понял, тоже лет двадцать — не меньше. Вот этот дедок и умирал сейчас в своей спальне...
Прошло несколько дней, прежде чем я, утомленный «ничегонеделанием», поинтересовался, где я увижу этих самых обещанных колдунов? Мне ответили, что необходимо потерпеть еще пару дней, спустя я опять получил тот же ответ и решил было ехать домой. Однако на следующее утро, спустившись в залу, я заметил сильное оживление. Мне казалось, что пришли люди со всей округи. Спустя пару минут к замку подъехало несколько автомобилей, из которых появились довольно странные люди: когда я встретился с несколькими из них взглядом, то почувствовал себя очень неуютно.. Они поинтересовались, где тот человек, который изъявил желание отснять на фото всю церемонию. Дворецкий указал на меня...
Один из людей подошел ко мне. С виду ему было около семидесяти лет. Несмотря на возраст, он держался прямо, а все движения у него были как у двадцатилетнего — ни грамма намека на старость! Голос у него был жесткий, не терпящий возражений, но и негромкий: и так все прекрасно его слышали. Не назвав мне своего имени, он рассказал, что когда-то по заданию сэра Черчилля он и его круг, в который входили представители разных кланов, создали щит против гитлеровских войск. Именно поэтому ни один из фашистских кораблей и самолетов так и не смог достичь берегов Туманного Альбиона. Для этого им понадобилось несколько дней непрерывного труда... Но это было давно, а сейчас он просто живет и помогает иногда другим людям, таким, например, как хозяину, замка, у которого я в гостях... Когда я возразил, что хозяину нужен уже не колдун, а священник, по лицу этого чело¬века пробежала тень, от которой мне стало не по себе. Сообразив, с кем имею дело, я прикусил язык...
В это время привезли еще одного человека. И хотя он был достаточно молод, я видел, насколько его тело было изувечено, а каждое движение давалось ему с огромным трудом. На вид ему было 27-30 лет. Как и я, он с интересом рассматривал все происходящее. Я услышал, как кто-то сказал, что привезли донора. Я не понял: какой из этого доходяги донор? В таком состоянии, да еще сидя, в каталке под капельницей, ему самому необходим донор. Я хотел уточнить, что они конкретно имели в виду, но вдруг заметил, что к донору подошел человек, представившийся нотариусом, и протянул ему на подпись несколько бумаг. После того как все формальности были улажены, дворецкий попросил всех следовать по своим комнатам и отдыхать, поскольку сегодня всем предстояла важная ночь. А меня предупредил о необходимости подготовить аппаратуру, если я желаю отснять всю церемонию. На мой вопрос, что же это все-таки будет за «церемония» такая, он ответил уклончиво и удалился...
Поскольку до начала церемонии было еще больше девяти часов, я решил погулять по прилегающей к замку территории и что-нибудь поснимать. Ландшафты, как я уже говорил ранее, там просто великолепные. Снимая по пути все, что попадалось под руку, я отошел довольно далеко и наткнулся на отгороженное живой изгородью кладбище. Несмотря на очень старый вид, оно было довольно ухоженное, аккуратное. Однако, начав читать надписи на плитах, я почувствовал непонятное беспокойство. Что-то в них было не так. Но вот что именно, я так и не понял. (Только позднее, просматривая снимки дома, я сообразил, что после 1918 и до 1985 года на нем никого не хоронили. А на самой «свежей» могиле было написано, что сын хозяина погиб в автоаварии. А вот плиты самого хозяина не было вообще!) Тем не менее, долго находиться в этом достаточно мрачном месте что-то не хотелось, и я поспешил удалиться.
Вернулся в замок я как раз к обеду. За огромным столом были почти все, кто утром приехал сюда. Причем в помещениях все так же стояла полная тишина. Лишь иногда были слышны тихие переговоры и перешептыва¬ния. Был тут и колдун, и тот, кого все называли донором. Причем оба не высказывали никаких эмоций. Даже после того, как все перешли в огромную библиотеку пить кофе, они почти всегда молчали, наблюдая за происходящим. Затем к нам снова пришел дворецкий и предупредил, что всем необходимо вернуться в свои комнаты и поспать, поскольку после захода солнца нам предстоит сложная работа...
Проснулся я оттого, что кто-то громко барабанил в дверь моей комнаты. За окном стояла глухая ночь. Отозвавшись на стук, я услышал голос дворецкого, который предупредил меня, что через десять минут мы отъезжаем. Я наскоро собрался, спустился вниз и увидел несколько «Рейнджей», в которые усаживались гости замка. Я последовал их примеру. До места мы добирались около часа, было что-то таинственное в том, что фары и габариты горели только на первом автомобиле, а остальные следовали за ним в полной темноте. Вскоре мы остановились недалеко от поляны, которая была ярко освещена по кругу небольшими кострами. И никто больше до окончания церемонии не проронил ни слова. Только колдун отдавал короткие распоряжения на языке, похожем на латынь...
Когда все было готово, меня с аппаратурой подвели на «мое» место и колдун легонько ударил меня по темени. Смысл этого действия я понял только тогда, когда захотел сменить ракурс: сойти с места я не смог.
Через несколько мгновений из темноты на поляну гуськом вышло около десятка человек. Все как один были одеты в белые балахоны с остроконечными, скрывающими лица капюшонами, рассмотреть можно было только их подбородки. У каждого из них на груди висело маленькое восьмиугольное зеркальце, в котором плясали отраженные огни костров. (Мне стало не по себе. Все это сборище напомнило мне ритуалы Ку-клус-клана, которые я когда-то видел по телевизору.) Затем на середину круга вынесли донора и с ним остался один человек. Остальные окружили их кольцом и начали что-то едва слышно бормотать, все голоса слились в общий гул. Наконец гул резко оборвался, все «монахи» присели на колени, и моему взору предстали те, кто находился в центре кольца. И донор, и колдун стояли в полный рост. Человек в балахоне протянул донору чашу с каким-то напитком. Я видел, как тот осторожно, а потом очень жадно выпил все до дна. Спустя некоторое время на его лице появилась блаженная улыбка, а еще через минуту он потерял сознание, упав на руки подоспевших людей, которые аккуратно положили его на землю. В то же мгновение опять послышался гул голосов, у меня начало закладывать уши, и я с большим трудом удержался на ногах. Внезапно колдуны разом вскочили и плотным кольцом окружили середину поляны, скрыв собой находившихся в ее центре. Гул голосов перешел в рев и резко прекратился... У меня перед глазами все поплыло, и я отключился...
Очнулся я, почувствовав на губах вкус спиртного. Голова раскалывалась, словно кто-то заехал по ней дубиной. Поднявшись, я увидел, что уже светло. Передо мной сидел на камне тот самый колдун, с которым мы вчера познакомились. Оглядевшись, я заметил, что мы находимся в другом месте, нежели были ночью. И тут я заметил гроб и лежащего рядом с ним донора. Только на этот раз он выглядел намного старше, а на его лице была все та же блаженная улыбка. Зная, как относятся к своим снимкам колдуны, я проверил аппаратуру — вся съемка была на месте. Вскоре без лишних вопросов мы вернулись в замок...
А по возвращении нас всех ждал большой сюрприз. Встречать нас вышел сам хозяин, который вовсе не был похож на умирающего. (Узнал я его по портрету, который недавно видел.) Он просто светился силой и здоровьем, а на вид был даже моложе, чем на портрете. Внезапная догадка промелькнула в моей голове. Так вот для чего им нужен был донор! Но говорить об этом вслух, а тем более с присутствующими, я так и не решился...
Узнав, что я из России, хозяин пригласил меня в свой кабинет, где мы беседовали до глубокой ночи. Сидя в кресле, я с любопытством рассматривал картины и фотографии, развешанные на стенах кабинета. Было ощущение, что сейчас на дворе не двадцать первый, а девятнадцатый век. Обстановка напоминала мне больше музей, нежели рабочую комнату. На некоторых фото сам хозяин был изображен с очень известными личностями XX века: с сэром Черчиллем, Мэрилин Монро, Жаном Маре и много еще с кем. Было видно, что он вращался среди сильных мира сего. Хозяин был очень хорошо осведомлен о жизни в России, хотя и сетовал, что ни разу у нас так и не был. На прощание он мне подарил свой старый фотоаппарат, которым, как он говорил, в 1942 году снимал королеву Елизавету Вторую. (Этот подарок занимает сейчас одно из самых достойных мест 8 моей коллекции). На том мы и расстались...
А по приезду домой меня ждал большой сюрприз не из приятных. Дело в том, что ни один кадр из отснятых мной во время церемонии на той поляне не открылся — вся съемка оказалась повреждена. Хотя остальные кадры, которые я снимал там же, были целыми, даже тот, который я сделал из окна своей комнаты в замке. Это при том, что еще будучи в самолете, я просматривал их на фотоаппарате, а камеру не выпускал из рук на протяжении всего пути домой. Чудеса! Или чертовщина!? Никакие меры и попытки «реанимировать» эту съемку не помогли. Вместо этого поврежденные файлы обратились в компьютерные вирусы и грозили повредить программную прошивку камеры, так что мне пришлось скрепя сердце удалить около тысячи интересных кадров...
Как бы там ни было, после этой поездки я начал верить, что в мире существуют вещи которые не в силах объяснить так называемая «традиционная» наука. Это не только сооружения Майя, египетские пирамиды или статуи с острова Пасхи, но и шотландские колдуны, с которыми мне довелось пообщаться лично...»
Ян Чёрный "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments