marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Месть покойника

Месть покойника

История рассказана молодой женщиной, представившейся Натальей.
«Всё началось около семи лет назад. Я тогда была молодой девушкой 23 лет с высоким самомнением и амбициями. О людях судила достаточно резко, а мнение окружающих для меня было решающим, хотя и не всегда. Если мне чего-то хотелось, я получала это любыми способами, не взирая ни на что.
Как-то раз я познакомилась с молодым человеком, живущим на соседней улице. Мы с ним хорошо сдружились, и он, узнав, что я ищу работу, пообещал мне в этом помочь. Спустя некоторое время, переговорив с нужными людьми, он сделал мне довольно заманчивое предложение. Работа подразумевала общение с огромным количеством людей, множество поездок и перспективы на будущее. Для начала мы с ним составили мое резюме, и он пообещал позвонить, когда со всем разберется. Будучи уверенным в моей порядочности, он не стал предлагать мне договор с открытой датой и требовать паспортные данные, как это было с некоторыми из наших общих знакомых. Это делалось для того, чтобы нужный человек не ушел к конкурентам, разумеется, не официально. И, понадеявшись на то, что работа у меня «в кармане», я сообщила об этом своим родителям, похвасталась подружкам и знакомым, а также снялась с учета на бирже труда.
Но время шло, а никаких конкретных сдвигов по моему трудоустройству не происходило. Кроме того, одна из «обиженных» этим парнем девушек активно распространяла слухи о том, что никакой работы он не предлагает, а просто занимается сутенерством и много еще чем таким, что вызывало у нормальных людей отвращение. Мои родители начали снова меня «пилить» по поводу работы, что только добавило масла в огонь.
И нервы были на пределе. Я чувствовала себя разбитой и обманутой, и, конечно, во всех своих неудачах винила моего нового знакомого. И я решила навредить ему, «натравив» на него своего парня, который был, как говорится, из «крутых». Имея родственников в органах, он чувствовал себя безнаказанным в любой ситуации. Что мне играло только на руку. Особо я его не любила, но его возможности мне позволяли иметь то, что я хотела. Я рассказала ему об этом парне, довольно сильно все приукрасив, что его хорошенько разозлило. На следующий день мы ворвались в квартиру к моему «обидчику». Сильно его избив и сломав несколько ребер, мы забрали у него пачку документов и ушли.
Вечером того же дня к нам пожаловала милиция, которая и сообщила родителям о моем участии в разбойном нападении на квартиру. Острых ощущений нам хватило с лихвой, но мой парень взял все на себя, так что я даже не фигурировала в деле. Через неделю состоялся суд, который, хоть и прошел не совсем так, как планировалось, полностью нас оправдал. Родственники моего парня, вернее, уже и мои — мы быстренько расписались, — полностью зачистили все следы. Из медицинской карточки потерпевшего были вырваны все свидетельства о нанесенных побоях, дело исчезло из архива, а в прокуратуре новое заявление брать отказались.
Но, знаете, никакого удовлетворения я не почувствовала, ведь работы как не было, так и не появилось. А ко всему этому добавились опасения за свою жизнь. Ведь я не знала, чего теперь ожидать от этого парня, он мог начать мне мстить. И, чтобы его окончательно устранить, по вечерам я начала рассказывать своему мужу про оскорбления, которые якобы этот парень наносил мне при встрече. Муж тут же приходил в ярость. Конечно, милиционеры ходили, выясняли, что и как, но прицепиться было не к чему. Это выставило меня вруньей перед мужем, чье доверие мне было необходимо. И тогда я стала действовать по-другому: стала напоминать ему о своих «обидах» тогда, когда мы встречали этого человека на улице, из-за чего мой муж его частенько колотил. Но жалоб с его стороны в милицию не поступало, что меня очень насторожило, так как я решила, что он что-то задумал, и я не знала, откуда мне ждать подвоха...
Не выдержав напряжения, я довольно резко поговорила с мужем и потребовала что-то сделать, тем более, что я ждала ребенка. Я утверждала, что человек, с которым мы столкнулись, не так прост и, возможно, в этот момент готовится нанести удар по нашей семье. Ну и так далее... Когда через неделю до меня дошли слухи, что местные бомжи жестоко убили и ограбили молодую женщину с ребенком, я поневоле содрогнулась. Когда муж сообщил, чьи это были жена и ребенок мне стало спокойнее. Мой «враг» был теперь очень занят, чтобы заниматься мной и моей семьёй. Кстати, родственники мужа особо постарались, чтобы в заведенном деле не оказалось каких-либо улик. Да и подогреваемые бомжи «случайно» напились и прыгнули с крыши...
Я спокойно жила ровно месяц. Затем страх с утроенной силой вернулся. Мне казалось, что теперь тот парень точно узнает, чьих это рук дело, и месть будет очень жестокой, тем более, что терять ему уже нечего... Но вот рассказать о своих страхах мужу я побоялась, решив, что он может усомниться в моем психическом здоровье. Я решила сама решать эту проблему. Я схо¬дила к бабке и заказала этому человеку «на смерть», а для большей уверенности в церкви поставила «за упокой» за него же.
Но как оказалось, он и вправду был человек непростой. Все мои проделки на него не подействовали, а меня саму через два дня забрала «скорая». Спасли меня не врачи, а одна из знакомых мужа, владеющая, так сказать, нетрадиционным ремеслом. Она же меня и предупредила, что я доиграюсь, если не прекращу свои выходки... Естественно, что мужу пришлось тоже все рассказать, но сделала я это по-своему, начисто повернув ситуацию так, будто я пыталась защититься, а нас пытаются убить...
Когда ДО меня дошли слухи о том, что этот человек погиб, я не слишком удивилась.
Возможности родственников были поистине безграничны. Однако чувство страха и неотвратимой ответственности за содеянное не проходило. Даже спустя полгода, когда мы уже жили в другом городе и все события, казалось бы, улеглись, я не переставала бояться. Дело дошло до того, что я стала злоупотреблять спиртным. Хорошо, вовремя остановилась...
Но, как говорят, все, что должно произойти, обязательно случится. В одну из ночей я проснулась от ледяного прикосновения к руке. Открыв глаза, я увидела перед собой прозрачную фигуру убитого молодого человека. Он поглядел мне в глаза пустыми глазницами и произнес одно слово: «Пора». И исчез... Я пришла в дикий ужас и стала орать, как ненормальная. Чтобы меня успокоить, домашним пришлось вызывать «скорую»... А на следующее утро на нас лавиной обрушились беды. Во-первых, застрелился в своем кабинете один из родственников мужа, благодаря которому мы и переехали в этот город. Затем на нашу машину пришла бумага из Интерпола о том, что она числится в розыске. Несчастья валились на нашу голову одно за другим. А мой страх тем временем перерос в настоящую панику. Каким-то шестым чувством я догадывалась, что это начало конца... Путем приложения нечеловеческих усилий мы, конечно, решали проблемы, но как только разбирались с одной, появлялась другая. Вскоре непонятным образом, в стельку напившись, со своего балкона выпал еще один родственник мужа, а в автобус, перевозивший детей в лагерь, врезался грузовик. Причем погибли именно наши племянники, все остальные дети отделались ушибами. Меня от таких новостей лихорадило, как липку. А страх за своего ребенка стал настолько диким, что я не могла уже никому оставлять сына. За несколько месяцев среди всей нашей родни ушли из жизни все дети до шестнадцати лет и несколько взрослых, но еще не старых людей. В общем, в последующие полгода обстановка в нашей семье была еще та... Дикий ужас стал моим обычным состоянием...
А однажды вечером мой муж просто не вернулся домой. Я, конечно, знала, что он иногда задерживается на работе, но когда на часах было уже три, начала беспокоиться. И не напрасно. Ровно в семь утра раздался звонок в дверь. На пороге стояла милиция, которая сообщила мне, что мой муж разбился на машине, возвратившись с родственниками в город.. Тела троих человек смяло и изуродовало так, что медики не смогли определить, где чьи останки находятся... Выжил только один молодой парень, который впоследствии и рассказал, что неожиданно в салоне между передними сиденьями появился еще один пассажир, который вывернул руль в руках водителя под встречный грузовик. Никто так и не успел понять, что произошло...
Родственникам мужа, по-видимому, догадались, кто является источником всех этих бед, и посоветовали мне вернуться домой к родителям. Там я узнала, что дети погибали не только в роду со стороны мужа, но и у нас. И там тоже на меня все стали смотреть косо, словно я была прокаженная. Но родители есть родители, не про¬гонять же меня...
В относительной безопасности я прожила около месяца. Устроилась на простую работу и вела себя, что называется, тише воды. И все, казалось, начало налаживаться, но мои новые попытки с кем-нибудь познакомиться и завести отношения ни к чему не приводили. Узнав, кто я, парень тут же исчезал... А один блатной, узнав о моих «приключениях», посоветовал вообще больше не появляться на сайтах знакомств. Иначе пообещал придушить. Вы же знаете, как эта публика относится к тем, кто убивает женщин и детей, хотя как таковой убийцей меня нельзя было считать. Но ведь все эти несчастья происходили из-за меня. В итоге, даже на дискотеке познакомиться мне не представлялось возможным...
Однажды, когда я вернулась домой, меня встретила у дверей сестра, белая, как лист бумаги. На все мои вопросы она только мямлила и показывала рукой в комнату. «Ребенок!» — мгновенно промелькнула догадка. В два прыжка я оказалась в комнате, но не заметила ничего, что бы могло меня насторожить. Все казалось в порядке, ребенок мирно играл с игрушкой. И тут я почувствовала в комнате еще чье-то присутствие. Обернувшись, я увидела перед собой того погибшего парня. Вернее, не его, а его призрак, который молча взял у меня из рук ребенка, вышел на балкон, перенес его через перила и... отпустил. Я только услышала глухой стук об асфальт... Дикий вопль сестры привел меня в чувство. С ее слов я поняла, что только что выбросила с балкона своего ребенка...
Суд, который состоялся спустя несколько месяцев, меня оправдал. Я только попала на учет в психдиспансер. Через несколько дней после суда я решила сходить к гадалке — узнать о своей дальнейшей судьбе. Она-то и рассказала мне, что теперь у меня нет будущего. На мне и сестре наш род, как и род моего мужа, будет прекращен. Навсегда! «Бог, девка, он все видит, а за невинные души, ой, как спрашивает. Да не с тебя одной — тот, кто помогал тебе, тоже в ответе. А для тех, кто жив остался, ад пребудет уже в этой жизни. Вина ваша больно великая, закрыты твои дороги», — сказала бабка и выставила меня за дверь...
После нескольких посещений церквушки ко мне подошел наш батюшка и попросил сюда больше не приходить.
— Ты, — говорит, — за собой бесов носишь, нехорошо их в святое место вести да святых смущать.
Попытка поселиться в монастыре, где я смогла бы замаливать свои грехи, тоже не имела успеха. Оттуда меня просто выставили, пообещав в следующий раз отлучить от церкви. Да еще и каждую ночь мне снятся все мои погибшие родственники, которые не только обвиняют меня во всем, но и показывают, какой моя жизнь могла бы быть, если бы я всего этого не натворила...»
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments