marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Альбинос (из серии "Странные истории")

Альбинос

Эту историю мне рассказал пожилой минчанин, представившийся Сергеевичем.
«Произошло это почти тридцать лет назад, когда я работал переводчиком при посольстве в одной из африканских республик, куда я попал после окончания одного из московских ВУЗов. Рассказывать о службе смысла нет, поэтому перехожу к самим событиям.
Отношения с местным населением были напряженными, они видели в нас захватчиков. Мы даже лишний раз не покидали пределов нашей миссии, так как боялись не вернуться живыми. К моему приезду уже вовсю ходили слухи о нескольких случаях каннибализма, жертвами которого были иностранцы, то есть кто-то из наших. В такой обстановке мы и работали.
Ситуацию усугубляло еще и то, что у местного населения кто-то стал убивать свиней. У одного несчастного животного, в буквальном смысле оказывалась вырвана печень, не вырезана ножом или удалена хирургически, а именно вырвана — зубами или клыками!
В одну из ночей ко мне ворвался секретарь. Он был до такой степени напуган, что даже не мог толком объяснить, что же произошло. Когда мы приехали в соседнюю деревню, я понял, что случилось действительно ужасное: на крыльце одного из домов лежал пожилой мужчина, у которого было перекушено горло и вырвана печень. Все вокруг было залито кровью. Это была первая человеческая жертва. Семья этого мужчины рассказала подоспевшей полиции, что видела через окно, как на него напал голый белый мужчина, который впился зубами ему в горло. Вел он себя не как человек, а как дикий зверь.
Это обстоятельство еще сильнее осложнило нашу жизнь. А спецслужбы были приведены в боевую готовность. Практически мгновенно всем пребывающим в стране «белым» людям жизнь была до предела осложнена систематическими проверками документов, багажа и много чем еще. А поскольку никаких зацепок по поиску убийцы не было, обозленные власти исключений не делали ни для кого. Местная детвора, завидев кого-то из нас, либо звала полицию, либо, что было чаще всего, начинала швырять в нас камнями. Дошло до того, что нашу машину стала сопровождать вооруженная охрана!
Только через несколько месяцев, когда страсти немного улеглись, мы снова смогли нормально передвигаться по улицам. И практически в то же время произошло новое, идентичное первому по «почерку», убийство. На этот раз жертвой оказалась молодая девушка с русским именем Катя, которая работала учительницей в местной школе. Она была привлекательной и вполне могла бы стать жертвой насильника. Но вырванная печень сразу указала на то, что девушка стала очередной жертвой разыскиваемого серийного убийцы.
На этот раз в полицию обратилась мать одного из учеников, которая рассказала, что мальчишка видел, как на учительницу напал темнокожий мужчина с белыми пятнами на спине. Но добиться от ребенка, были ли эти пятна краской на одежде или на коже, никто не смог. Всех наших темнокожих работников в срочном порядке отправили на медосмотр, который, впрочем, ничего не дал. Обстановка накалялась, нас всех вызвали «куда надо» и заставили написать расписку о неразглашении. Местные власти серьезно опасались, что эти обстоятельства могут принести большой урон туристическому бизнесу, дающему значительный доход в казну государства.
Убийцу, за которого власти пообещали хорошее вознаграждение, искали все, в том числе и американцы, которые отправили сюда своих лучших следователей из ФБР. Вокруг мест преступлений был проверен каждый миллиметр земли, везде проводились опросы населения. Но это ничего не дало. А среди местных стали ходить самые невероятные слухи. Например, что это никакой и не убийца, а просто сбежавший из американской военной лаборатории подопытный, который мстит за свою сломанную жизнь... Мы, конечно, над этим посмеивались, но у самих никаких толковых идей по этому поводу не было. Даже местный колдун, к которому мы, конечно, относились скептически, выдал какую-то белиберду — убийца, мол, среди нас и гораздо ближе, чем мы можем предположить. Но колдун якобы сделал так, что людоед скоро попадется.
Когда произошло следующее убийство, МЫ отправились на место и трагедии. Жертвой на этот раз оказался тот самый мальчишка, который видел убийцу в прошлый раз. Маньяк проник к ним в дом, ударил мать по голове, от чего та потеряла сознание, а самого ребенка растерзал... Уже в больнице, когда женщина пришла в себя, она что-то бормотала про белые пятна, темнокожего человека и... нашу дипмиссию. Местная полиция отреагировала мгновенно — такого разгрома в своем кабинете я не видел за всю свою жизнь. Они цеплялись к каждому предмету, каждой бумаге. Хорошо, что служба внутренней безопасности догадалась вывезти важные дипломатические документы. Местные власти сквозь пальцы смотрели на этот полицейский беспредел (хотя позднее им пришлось приносить публичные извинения, а отношения между странами усложнились). Нам повезло еще, что нас всех не посадили в местную тюрьму до выяснения подробностей: нас бы давно не было в живых. Местное население возненавидело нас так, что даже продукты нам теперь доставляли не наши снабженцы, а местные военные. А саму пищу проверяло несколько лабораторий: нас запросто могли всех отравить. Ведь все знали, что убийца — кто-то из нашей дипмиссии.
Когда спустя полтора месяца погибла еще одна женщина, местное население пришло к нашим воротам с требованием выдать виновника этих убийств. Но поскольку мы понятия не имели, кто это, то и выдать никого не могли. И тогда они решили пойти на штурм и стали бросать в здание камни. Причем метали они с такой яростью, что не выдерживали даже окна из небьющегося стекла! Разъяренная толпа уже снесла ворота и почти высадила двери в здание, когда подоспели местные военные. С огромным трудом, применяя слезоточивый газ и световые гранаты, им удалось разогнать эту толпу.
Для нас наступили тяжелые дни. Мы не могли выходить за пределы миссии даже домой, чтобы взять сменное белье и необходимые вещи. Но, согласитесь, сидеть в добровольном заточении гораздо лучше, чем получить в шею отравленный дротик, коих у местного населения хватило бы, чтобы уложить всю армию США.
Развязка наступила через четыре дня. Я настолько устал от всего этого, что заснул в своем кресле в кабинете, на время ставшем моим домом. Сквозь сон я услышал дикие вопли. Я вскочил и выбежал в коридор, еще до конца не осознав суть происходящего. Когда я увидел в коридоре новую жертву — нашу молодую темнокожую стажерку, — я понял, что случилось страшное. Рядом я заметил кровавые отпечатки босых ног. Инстинкт самосохранения и звериный ужас, охва¬тивший меня, подсказали, что надо вооружиться: я схватил багор с пожарного щита. И вовремя! Через несколько мгновений прямо из шкафа на меня выпрыгнул... наш начальник охраны! Только выглядел он очень странно: был белым, как парафиновая свеча, с голубыми глазами. Это африканец-то! Его костяной нож с размаху пробил мое плечо. Я взвыл от боли и уже приготовился к смерти. Но через мгновение появился местный военный, который ударом приклада оглушил это чудовище...
Очнулся я в местной больнице. Вокруг было много народа — это местные люди пришли меня благодарить за то, что я изловил наконец-то этого людоеда. Давно уже мы не видели таких доброжелательных улыбок. А позднее, когда пришел со мной знакомиться новый начальник охраны, он и рассказал мне, что у его предшественника была очень редкая генетическая болезнь, лечить которую невозможно. Но он каким-то образом научился восстанавливать свой внешний облик с помощью свежей еще «живой» человеческой печени. Печень, как известно, единственный орган, который может самовосстанавливаться, то есть содержит для этого необходимые клетки. Сначала он воровал донорские органы в госпитале. Но когда на него пало подозрение, он оттуда ушел. Единичные случаи нападения на людей полиция никак не связывала между собой, списывая все на диких животных, которые по ночам забредают в селения. Когда он попал на службу в нашу дипмиссию, то не смог надолго исчезать из виду, не вызывая подозрений. И поэтому все убийства стал совершать в одном районе, что сузило круг поисков. И если бы военные не запретили покидать пределы дипмиссии всем ее работникам, он бы не рискнул напасть на своего коллегу, и выдать себя...
Ещё по приезде, в течение первых нескольких дней, я обратил внимание на нашего начальника охраны. Было в нем нечто такое, что заставляло меня вздрагивать, когда наши взгляды случайно пересекались, да и улыбка его была какой-то неестественной. Она больше походила на оскал хищного животного, чем на искреннюю улыбку человека. Вел он себя тоже очень странно. Всегда старался избегать солнечных мест, держался в тени, а при виде огромного количества людей начинал заметно нервничать. Мы, конечно, списывали это все на издержки профессии, тем более что обстановка была неспокойной.
Спустя некоторое время я стал замечать за ним еще одну особенность. Примерно раз в неделю его кожа начинала сильно светлеть. Иногда он становился похож на одного из нас, разве что сильно загоревшего под африканским солнцем. Хотя его «загар» все равно был намного темнее нашего. А когда эти изменения становились заметны уже достаточно сильно, в одну из последующих ночей у местного населения происходило нападение на свиней. А спустя несколько дней этот человек появлялся перед нами в своем нормальном обличий, да и в более хорошем настроении, чем обычно... Но ко всему этому я пришел уже слишком поздно. Возможно, если бы я придал всем этим совпадениям большее значение, то многих смертей можно было бы избежать. Хотя никогда не думаешь, что человек, с которым ты работаешь бок о бок, способен на убийство, даже если его поведение кажется довольно странным. Ведь мы все не без изъяна...
После выписки из больницы со мной несколько раз беседовали люди в штатском. А спустя еще две недели всех работников дипмиссии отправили в Москву, предварительно взяв подписку о неразглашении. Нам было сообщено, что правительство больше не нуждается в нашей работе в этой стране. Но, скорее всего, нас просто заменили другим составом.
Со временем страсти улеглись, я уже почти и забыл об этом странном случае и перестал вскакивать по ночам. При редких встречах со своим бывшим коллегой, с которым я около года работал в одном кабинете, мы гадаем, а что же случилось с бывшим начальником охраны. Законы в этой стране чудовищные: за убийство — расстрел на месте. Но я думаю, что до этого не дошло — в дело вмешались американцы. Скорее всего, его просто продали им для изучения. Страна эта небогатая и правящая элита делала деньги на всем, что можно было продать. Хотя это только наше предположение.
Иногда по ночам мне снится белый, как парафин, негр с перекошенным от ярости лицом, который зубами вцепляется мне в горло... Кто знает, может быть, где-то такие альбиносы еще существуют и наяву.»
Ян Чёрный "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments