marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Чёрный снег

Чёрный снег

Эту историю я услышал в Гродненской области от молодой девушки Юлии.
«Выдумщицей большой я была с самого детства. Мои первые рассказы были по-детски безобидными, но со временем я начала придумывать довольно страшные вещи. В юные годы эти рассказы в основном были изощренной местью за свои девичьи обиды. Несколько раз доходило до того, что мальчик или девочка, которые меня обижали, от тех слухов, что я распускала, заканчивали жизнь самоубийством! Мои выдумки были настолько правдоподобны, что милиция при расследовании этих смертей не перепроверяла ту информацию, которую я им сообщала — все верили и так.
Когда мне исполнилось четырнадцать, я поняла, что могу использовать мой дар (если можно так сказать в отношении моих способностей врать) в корыстных целях. И — понеслось, поехало... Я умело вертела сразу несколькими парнями. А в выпускном классе подставила новенькую учительницу. Выглядела она как наша ровесница, и многие парни из нашего класса откровенно оказывали ей знаки внимания. Не обошла эта участь и моего парня. В отместку я подговорила третьеклассника, который очень «интересовался» литературой. Он напросился к ней домой «за книгой», а затем рассказал директору, что учительница якобы к нему приставала «по-взрослому». Вскоре был суд, и мою конкурентку посадили на восемь лет.
И вообще для меня вошло в привычку, даже, можно сказать, стало образом жизни, распускать разного рода слухи и небылицы о тех, кто мне, по каким-то причинам, не нравился. Я считала своим долгом этого человека раздавить.
Даже продолжая учебу в ВУЗе, я ни на мгновение не переставала использовать свой метод для получения желаемого. Многие меня откровенно сторонились, но были и такие, которые стали водить со мной довольно тесную дружбу. В основном, это были те, кто стремился что-то получить тем же способом, что и я. Они обращались ко мне за советами. Но и я, давая советы, использовала этих людей на всю катушку. У меня, выросшей в небогатой семье, появились очень модные вещи, которые были, впрочем, и не моими — девушки мне просто давали их «на прокат».
С помощью вранья на пятом курсе ВУЗа я женила на себе одного молодого человека, он был минчанином из очень состоятельной семьи. Надо сказать, что манерами он не отличался, и жениться его заставил страх перед его же друзьями, которым я намекнула, что он пытался меня изнасиловать. Мне даже не пришлось писать заявления в милицию.
Как бы там ни было, остановиться я уже не могла, и практически вся моя жизнь и мои «достижения» были построены на умелом вранье.
Однажды, когда я вышла в магазин за продуктами, я столкнулась на кассе с одной бабулькой. Вернее, она меня задела так, что я едва не уронила пакет с яйцами. Бабка эта для своих лет выглядела весьма приметно и колоритно: была с ног до головы обвешана золотыми украшениями. И у меня тут же созрел небольшой план. Пристроившись за ней, я незаметно зацепила за ее сумку свой пакет с хрупкой ношей. И когда она сделала резкий шаг в сторону выхода, зацепленный пакет дернулся и порвался. Отчего все яйца тут же оказались на полу.
Я закатила такой скандал, что сбежались не только посетители, но и сотрудники магазина, я не прекращала истерику, пока не вызвали милицию. Но бабка даже при появлении стражей порядка сохраняла железное хладнокровие. Она не только предложила мне оплатить испорченные продукты, но даже пообещала дорогой коньяк в знак примирения. Но меня уже было не остановить. Что я там говорила, уже не помню. В итоге, нас обеих забрали в милицию, где составили протокол. Когда нас на мгновение оставили с бабулькой одних она посмотрела мне в глаза.
— Чего ты, девка, добиваешься? Денег? Так у тебя самой денег куры не клюют. А хочешь поизмываться — так я тебе не позволю. Сколько народу через твой язык горя нашло! Вот и пришел конец проделкам твоим. Накажу я тебя — не успеешь завтра проснуться!
И замолкла, до конца разбирательства не произнеся ни слова. Я же не нашла ничего лучшего, как рассказать, что бабка мне еще и угрожала. Закончилось дело тем, что бабке выписали крупный штраф, а меня, B качестве утешения, отвезли домой. Доводить дело до суда после бабкиных слов у меня не хватило духу.
Продолжение последовало на следующий день, когда я проснулась раньше обычного. На улице еще было совсем темно. Я вышла на крыльцо — жили мы в небольшом коттедже, — чтобы покормить собаку, и первое, на что я обратила внимание, было то, что не было видно снега, хотя я его явно чувствовала под ногами. Наклонившись ближе к земле, в утреннем полумраке я увидела, что снег на земле был... черного цвета! А когда мне навстречу из конуры выбежал пес, который начал громко мяукать, я и вовсе потеряла дар речи! Где ж это видано?! Оправившись от первого шока, я догадалась выйти за пределы своего участка, где снег оказался белым, каким и должен быть. Но стоило мне принести ведро с ним на свое крыльцо, как все, что там было, оказывалось черного цвета. Плюнув на попытки привести свой участок в «нормальное» состояние, после завтрака я отправилась в город. Простояв несколько часов на морозе в ожидании автобуса, я услышала, как два проходивших недалеко деда посмеивались надо мной, говоря, что автобус у нас уже давно не ходит, и я могу тут стоять хоть до конца света. Со злости, я отправилась в город пешком — благо, мне надо было перейти небольшое поле.
Перед тем, как отправиться по магазинам, мне надо было заглянуть в банк — снять немного денег. Но кассир сначала долго не мог найти мой счет в компьютере, а потом и вовсе сказал, что таких счетов никогда не открывалось. Я начала орать, устроив в банке скандал, им пришлось вызывать милицию. Но и те, посмотрев на мои бумаги, тоже сказали, что этого счета не существует. А после того, как я попыталась снять с кассирши скальп, забрали меня в отделение, где посадили в обезьянник с бомжами и проститутками, с которыми я провела около десяти часов. Когда меня вызвали для разбирательства, у меня в голове уже был достаточно подлый план того, как подвести под суд кассиршу и директора банка, которые украли мои деньги. Однако вместо того, чтобы меня выслушать, дежурный просто выписал мне большой штраф за хулиганство и отправил куда подальше...
Вернувшись домой, я стала просить у мужа оплатить штраф, поскольку своих денег у меня тогда не было. Но он сообщил о том, что мы с ним уже год как в разводе, и денег он не даст! И вообще, он заявил, что я должна возвращаться к своим родителям, а он хочет привести в дом другую женщину, как я поняла по его рассказу, какую-то малолетку... Не веря в происходящее, я полезла за бумагами и потребовала мужа показать его паспорт. Там стоял штамп о разводе! А в моем такого штампа не было... И когда я на это указала, он издевательски засмеялся:
— Так ты ж со своими выходками устроишь, чего хочешь!
И показал мне постановление суда о разводе и копию заявления, подписанную... мной самой. Но поскольку я таких бумаг не писала, я стала звонить нашим знакомым, чтобы они мне помогли. Кто-то просто сбрасывал, кто-то посылал меня подальше. Наконец, я смогла дозвониться до одной из своих подруг, которая была немного старше и опытнее меня и часто выручала советом. Не вдаваясь в подробности, я договорилась встретиться с ней в одном из кафе в городе.
Однако и тут меня ожидал не менее странный сюрприз. Вместо того чтобы нормально пообщаться, как это было всегда, моя подруга — солидная дама лет сорока — просто вцепилась мне в волосы и начала бить головой о стол! При этом она грозилась меня убить и все вспоминала о каком-то мальчике. Когда нас растянули и приехала милиция, выяснилось, что эта женщина обвиняет меня в том, что я соблазнила ее пятнадцатилетнего сына, которого, по моим сведениям, у нее отродясь-то не было. В ответ на это она достала из кошелька снимки своей семьи и показала присутствующим... В тот момент я явно поняла, что у меня что-то происходит с головой. Ну не может же быть так, что я не помнила происходящего. И я снова угодила в милицию — в «обезьянник». Знакомая моя оказалась дамой принципиальной и, не задумываясь, написала заявление о совращении. О чем «радостно» мне сообщил один из дежурных. До того дремавшие на соседних нарах какие-то пьяные тетки тут же заинтере¬сованно стали на меня смотреть, а потом и вовсе сильно избили, сделав, как они выразились, «темную» — накинув наголову куртку...
Очнулась я от сильного запаха нашатыря — это «скорая» оказывала мне помощь. Устраивать скандал у меня сил не было, но я угрожающе прошипела дежурному, что сделаю все, чтобы он оказался в камере с уголовниками, которые любят мальчиков. Тот, вызвав своего более опытного товарища, выпроводил медиков и снова запер меня с этими алкоголичками, которые избили меня во второй раз. И я с сотрясением мозга угодила в больницу! Там ко мне тоже относились отвратительно. Причем я явно ощущала, что нормально передвигаться не могу, а результаты анализов, которые мне принесли, были великолепными — хоть сейчас в космос! Да еще и врач, гладя мне в глаза, нагло сообщил о том, что мне, дескать, надо меньше пить, якобы, милиция подобрала меня пьяной на улице! От такого наглого вранья я готова его была разорвать! Но сил не было...
Когда меня выписали, я отправилась домой. Но, выйдя из больницы и пройдя около ста метров, я просто рухнула на землю и отключилась. Очнулась снова в приемном покое... Поскольку оставаться мне там не хотелось, я решила позвонить домой мужу. Каково же было мое удивление и, что говорить, ярость, когда трубку взяла молодая девушка и сообщила мне, что она является женой моего мужа, а обо мне он и понятия не имеет! От злости я вцепилась в медсестру и начала ее душить. Практически сразу ко мне подскочили огромных санитара, которые меня скрутили и отвели в комнату без окон...
Перебесившись, я села у стены и начала думать о том, что же все-таки происходит? Все эти события, которые произошли за последние несколько дней, уж больно далеки были от реальности. Да и вообще, что-то было непонятное. Размышляя об этом, я вскоре уснула...
Проснулась я от грубого толчка в бок. Это пришедший санитар сказал мне, что ко мне посетители. Я не успела открыть рот, как в помещение вошла та самая бабка, с которой я поругалась в магазине.
— Ну, что, бестолковая, дошло до тебя что-нибудь или продолжим воспитание?
И тут меня осенило: все, что со мной произошло за эти несколько дней — ее рук дело!
— Эх, девка, я вижу ты так ничего и не поняла... Ну да ладно, грех на себя брать не буду — освобожу, так и быть. Но перед этим ты дашь мне слово, что никогда больше не воспользуешься обманом. Иначе — ждет тебя смерть... — Она произнесла последнее слово с нажимом. — Да такая, что в страшном сне не привидится...
Зная, что бабка не шутит, я дала такое слово. После этого санитар меня вывел из больницы и я отправилась домой... Скажу только, что уже много лет, я не вру. Уж больно мне не хочется пережить этот кошмар заново...»
Ян Чёрный "Однако,жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments