marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Долина бессметрных

Долина бессмертных.

Эту историю мне рассказал москвич Сергей в обмен на фотографии белорусских пейзажей.
«Вообще-то, по специальности и образованию я профессиональный биолог, врач. Но с тех самых пор, как взял в руки фотоаппарат и сделал свои первые кадры на одном из курортов, я буквально заболел путешествиями и фотографией. Тем более что многие «стоки», имея большие продажи моих кадров, прилично мне платят. Сие обстоятельство и позволило мне оставить работу и заняться любимым делом вплотную. Места для путешествий я выбирал по принципу, чем экзотичнее, тем лучше.
Вот и в тот раз, вычитав в одном из старых журналов «Вокруг света» о малоизвестной долине в Гималаях, я отправился туда, предварительно договорившись о поддержке с несколькими СМИ. Добравшись до одной из деревушек в Гималаях, я блуждал там еще около месяца, поскольку ни один из местных жителей ни за что не хотел выдавать расположение долины. Мне пришлось проявить неимоверную изворотливость и чудеса дипломатии, прежде чем один из тамошних жителей согласился меня туда отвести...
К моему удивлению, долина эта находилась всего в нескольких километрах от той деревушки, где я прожил уже около месяца. Перейдя через небольшой перевал, мы почти сразу оказались в небольшой деревне, где спутниковые тарелки свободно уживались с домами, построенными по технологиям позапрошлого века. И вообще, это поселение сильно контрастировало с тем, что я видел совсем недалеко. Да и уклад жизни тут был полностью другим — я не ощущал того бешеного бега времени, как во «внешнем» мире. Команды старших тут же выполнялись, а сама деревенька казалась безлюдной. Если бы на зов моего провожатого не появились люди, я бы так и подумал. Меня встретили так, как будто я был не заезжим туристом, а дорогим гостем, и выделили самую большую комнату в доме старейшины.
Вечером того же дня я познакомился и с самим главой этого селения. Им оказался улыбчивый мужчина лет пятидесяти, который представился коротко — Мин. За ужином мы с ним разговорились, и я узнал, что в его большом (очень большом!) доме, помимо него самого, живут его четыре супруги и четыре ребенка. Объяснил он это тем, что китайское правительство проводит политику «один ребенок в семье». Но поскольку женщин в долине раза в три больше чем мужчин, а уходить отсюда никто не желает, да и места хватит всем, то некоторые из мужчин так и живут: имеют по несколько жен и от каждой по одному ребенку. Затем разговор плавно перешел на темы о внешнем мире и закончился он далеко под утро следующего дня. Господин Мин не только хорошо владел английским, но и узнав, что я из России, остальную часть беседы почти без акцента провел по-русски!
Проснувшись к вечеру следующего дня, я обратил внимание на свой завтрак. Я чем-то был похож на мясное блюдо, но чутье мне подсказывало, что это все же растительная пища. Поскольку мне в свое время довелось ознакомиться с плодами так называемого хлебного дерева, то большого удивле¬ния я не испытал. Но попытался узнать у одной из хозяек рецепт приготовления этого блюда и, собственно, из чего его готовили. Но у меня ничего не вышло: один из языков, на которых я говорил, молодая женщина так и не поняла. Что же касается воды, то в качестве питьевой эти люди используют только минеральную воду, за которой каждое утро отправлялся «гонец» с нержавеющей тридцатилитровой бочкой. А воду для бытовых нужд им доставляет обыкновенный водопровод. Но по чистоте эта вода намного превосходит, например, ту, что течет у нас из крана. Такой чистоты можно добиться разве что используя дорогой фильтр!
Жил я в этой деревеньке около месяца. Но поскольку я приехал сюда с целью заполучить интересные кадры, то, выпросив разрешение у Мина, принялся исследовать окрестности. А чтобы не заблудиться и иметь представление о местности, стал составлять импровизированную карту. Днем я пропадал в долине, изучая и снимая окрестности. Благо, у Мина оказалась не только отличная электростанция, позволяющая безболезненно заряжать батарею, но и отличный компьютер, воспользовавшись которым, я перегонял съемки на болванки. А по вечерам, после ужина, мы разговаривали с хозяином на разные темы. При этом, как оказалось, он был неплохо осведомлен о происходящем во всем мире. В частности, он много расспрашивал меня о «новой стране» Беларуси, которая якобы недавно появилась. Я, конечно, рассказал ему, что страна эта не новая и у меня там живет много друзей и знакомых, с некоторыми я учился аж в 1973 году...
Следующим моим открытием за время моего пребывания там, стало уже достаточно заброшенное кладбище, на котором было всего лишь с десяток могил. Сначала я не понял, что меня насторожило, а потом меня осенило: не было ни одной свежей могилы. Самая старая из них вообще не имела даты, а самая «свежая» датировалась 1939 годом! И то, на ней было написано (на английском!) что этот человек был убит молнией! Тогда же я и поймал себя на мысли, что не видел в деревне ни одного старика. Сказать, что мне стало страшно, значит, не сказать ничего. Я вспомнил о том, что я ел на завтрак. Неужели эти люди едят своих стариков?! Мне понадобилось почти полдня, чтобы успокоиться и сделать над собой усилие, чтобы вернуться в свой нынешний дом.
Сделав вывод, что если они едят только стариков, то в ближайшее время меня не тронут, я вернулся в свое пристанище, не спеша собрал свои вещи и приготовился к возвращению домой. При этом мне стоило нечеловеческих усилий делать вид, что я ничего не знаю и не собираюсь предпринимать…
Пока я собирал свои пожитки, наступило время ужина и меня пригласили к столу. Вышел я тогда в общую комнату в полном снаряжении и на вопрос, куда собрался, ответил, что наметил ночную съемку и мне нужен весь мой арсенал. А когда подали на стол, есть, естественно, отказался... Мин, конечно, психологом был хорошим и сразу заподозрил неладное. Он стал выяснять, что я задумал, при этом все также доброжелательно улыбаясь. Мне ничего не оставалось, как рассказать о моих догадках. Дальше произошло невероятное. Мин, сказав что-то присутствующим на своем наречии, полез под стол. Более издевательского смеха, чем тогда, я, наверное, не услышу в жизни! Все присутствующие, как один, буквально бились в истерике, ползая по полу. Когда волна смеха затихла, Мин поинтересовался, знаю ли я, сколько ему лет? А сколько лет его старшей жене? Я только руками развел. Тогда он что-то сказал одной из молодых женщин. Та вышла из комнаты и вскоре вернулась со своими бумагами, достаточно современным паспортом и еще одним документом, заменявшим свидетельство о рождении. Паспорт меня ничем не удивил, а вот вторая бумага оказалась интереснее. В ней стоял год рождения ее обладателя — 1949! А иероглифы имени в обоих документах совпадали. Кроме того, мне показали еще несколько бумаг этой женщины, а также старые, ужасного качества, фото, на которых было то же самое лицо, что и на паспорте. А также семейное фото Мина также где-то сороковых годов изготовления, на котором присутствовали две женщины из живущих в доме. Самому же Мину, как я понял из разговора, на тот момент было больше трехсот лет.
Остальные присутствующие изъявили желание показать свои бумаги. Конечно, это было более чем убедительно, но верилось с трудом. На мой вопрос, а что же я тогда ел, если не мясо? Мин серьезно ответил:
— На самом деле, мы этот секрет тщательно скрываем, но тебе и так никто не поверит, поэтому я расскажу. Дело в том, что мы используем в пищу один гималайский гриб, который по своему составу очень похож на живое мясо, особенно, если его правильно приготовить. Называем мы его «гриб тысячелетних» — он не только исцеляет многие болезни, но и позволяет человеку жить бесконечно долго. Его чудодейственные свойства дополняют недостающие минералы в организме и оборачивают вспять процессы старения. Среди нашего народа есть те, кто уже давно перешагнул возраст за четыре сотни лет. Те, кто употребляет его чуть ли не с первых дней своей жизни, никогда не будет выглядеть старше 20-25 лет! Естественно, что посторонние об этом знать не должны. Даже в соседней деревне об этом никто не знает. А в остальном, мы не отличаемся от обычных людей, разве что более счастливые, чем живущие за пределами долины.
И чтобы я окончательно убедился в том, что они не едят своих стариков, он провел меня на кухню, где показал весь - процесс приготовления этих грибов до того самого момента, когда он становится похож на кусочки жареного мяса. Поскольку режим питания и продукты сильно отличаются от того, чем питается остальной мир, то и живут они достаточно долго. Настолько долго, что этому не каждый сможет поверить. А те, кто все же старается докопаться до истины, обычно нападают на ложный след и прекращают дальнейшие попытки.
— Обмануть таких искателей довольно легко — сам гриб имеет более двухсот разновидностей, из которых достаточно большое число применяют в пищу многие китайцы. Но при этом мы никогда не отказываем в помощи тем, кто к нам приходит за исцелением. — Это было правдой. Иногда, пока я там жил, к дому Мина приходили жители из соседнего поселка и просили вылечить того или иного жителя. — Для таких людей наши секреты не более чем лекарственное средство, о том, что на самом деле у нас происходит, никто не догадывается. Не знал бы и ты, если бы не проявил свою настырность, когда обнаружил наше почти заброшенное кладбище, да еще и напугал всех...
Я поинтересовался, смогут ли эти люди помогать таким образом не только соседней деревне, но и всем остальным?
— Ну, это не запрещено, — философски заметил Мин. — Мы готовы помогать всем, кто к нам обратится за помощью, но при этом наши секреты должны оставаться тайными...
Мы еще долго беседовали, и мне открывали все новые и новые подробности. А еще через день я уехал домой...
Расстались мы с местными жителями очень большими друзьями, сам Мин пригласил меня приезжать туда в любое время. Да и у меня самого с того момента появилась мысль вернуться туда навсегда. Как бы там ни было, если на земле есть Рай, то им может быть только эта долина. Напоследок мы обменялись адресами, так что поддерживаем связь до сих пор.
Вернувшись домой на следующий день я отправился в библиотеку, где, перекопав горы литературы, в одной из энциклопедий по биологии обнаружил все те растения, о которых шла речь. Как оказалось, обитают они только в предместьях Гималаев, и культивировать искусственно их практически невозможно. Самым глупым в этой ситуации оказалось то, что наши ученые, пусть не все, но многие, прекрасно осведомлены о свойствах и существовании этого гриба, но, почему-то, никому в голову не приходило использовать его для помощи больным людям...
В скором времени я снова отправлюсь в поездку по уже известному маршруту. На данный момент у меня есть кое-какие соображения, как обратить мое невольное открытие на помощь людям»...
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments