marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Озеро (из серии "Странные истории")

Озеро

Эту историю мне рассказали взамен на фотоснимок для путеводителя.
«Сам я профессиональный тревэл-журналист, сотрудничающий с десятком изданий, публикующих информацию о различных уголках нашей планеты. Из-за специфики работы уже объездил около половины мира, побывал на всех континентах, разве что не успел добраться до Полюса. Из таких поездок я всегда возвращался не только с богатым материалом для своих публикаций, но и с огромным багажом впечатлений и новых знаний. Но та поездка, о которой я хочу рассказать вам сейчас, оставила не только неизгладимый след в моей памяти, но и сильно повлияла на мою жизнь в целом.
Когда меня пригласили поучаствовать в экспедиции в Гималайские горы, на границу с Тибетом, я без колебаний согласился. И уже через несколько дней стоял на горной тропе, ведущей в одно из поселений. Как я понял, мои спутники искали какой-то монастырь, расположенный на берегу горного озера. Но глава этой деревеньки не соглашался нас туда отвести и даже показать дорогу. Тем не менее, за те две недели, пока мы там жили, люди из этого монастыря частенько появлялись в деревеньке, в которой мы остановились. Но все наши попытки с ними заговорить заканчивались ничем — нас просто игнорировали.
Около трех недель мы потратили на уговоры, но, в конце концов, смогли привлечь к себе внимание людей из монастыря. Как оказалось, интерес представляло само озеро, на котором этот монастырь и был основан около тысячи лет назад. По местной легенде, живущие там монахи, не только самые долго живущие на земле — многим из них пошла уже третья сотня лет — среди них есть настоящие бессмертные. Это полностью подтверждают архивы монастыря. Чтобы стать долгожителем, только и надо, что искупаться в озере. А свои свойства оно приобрело во время надвигавшегося катаклизма (более подробно мне не ответили), когда монахи, чтобы не пустить эту беду на территорию современного Тибета, вышли на берег озера, вошли в состояние медитации и просидели так несколько лет. Затем уснули там вечным сном, а их тела превратились в каменные статуи. И никто не осмеливался потревожить эти фигуры.
Сначала люди довольно часто посе¬щали то озеро по бытовым нуждам. Но однажды на глазах у многих людей все статуи разом поднялись с колен и, двигаясь со страшным грохотом, вошли в озеро, растворившись в нем... А еще через несколько дней вода в озере стала целебной, и люди как-то сами перестали приходить туда без особой надобности. Монахи, используя тайные познания, не пустили сюда не только Чингисхана, но и экспедицию Гитлера...
Монаха, с которым мы стали общаться, для удобства все звали просто Лу. По виду ему можно было дать лет тридцать, но, по словам местных жителей, ему уже шла четвертая (!) сотня лет. Иногда он приходил в деревню и приглашал людей поработать в монастырском саду. Или приносил достаточно тяжелую корзину и продавал фрукты в поселке. Казалось, он всегда находится в состоянии умиротворенности и относится ко всем дружелюбно. Но вскоре я столкнулся с его нечеловеческой жестокостью. Приняв его предложение прогуляться в соседнюю деревню, по дороге я увидел какого-то тощего деда, сразу запросившего подаяние. При этом он все время с опаской косился на моего спутника. Я без задней мысли дал ему несколько долларов. Мой спутник вспыхнул, как спичка! Он не только треснул по уху своим посохом деда, но и снес с ног меня!
— Ты что делаешь? Хочешь сломать жизнь этому человеку?!
— Какую жизнь? Разве по вере вашей нельзя помогать немощному и больному?
«Немощный» тем временем просто исчез, да так быстро, что я не понял, куда именно.
— А где ты видел больного? Этот человек работает в нашем саду и за свой труд получает достойное вознаграждение. А ты дал ему деньги, не получив ничего взамен. Ты нарушил один из законов Вселенной!
— Вы используете труд стариков, детей и женщин? Да разве так можно? Да вы...
Закончить я не успел — от сильного удара у меня из глаз посыпались искры... Очнулся я только тогда, когда почувствовал, как мне в лицо плеснули воды. Отойдя от монаха на безопасное, как я посчитал, расстояние, я решил оставить последнее слово за собой.
— Плантатор!!!
Как оказалось, в своих расчетах я сильно ошибся. Как он меня достал с расстояния приблизительно семи метров, не знаю, но через секунду от сильного удара в лоб я сделал сальто назад и, приземлившись на живот, уткнулся носом в песок... каждый остался при своем мнении...
Только через два месяца, когда мы уже собрались в обратную дорогу, нам разрешили подняться в горы и посетить монастырь. Но не в исследовательских целях, а чтобы поприсутствовать на похоронах одного из монахов, внезапно умерших ночью. Когда мы поднялись наверх, над поверхностью озера моросил мелкий дождь, и стояла небольшая дымка. Причем в этот день нам никто не запрещал взять с собой всю фото и видео аппаратуру, что было более чем странно. Впрочем, воспользоваться ей мы все равно не смогли — она просто не работала. Сохранились только кадры, которые были сделаны стареньким пленочным «Зенитом», да и то они оказались отвратительного качества, не годящегося для публикации...
Когда тело покойного водрузили на небольшой плот, погода, как по команде, начала резко меняться. За несколько минут дождь перестал моросить, а дымка полностью рассеялась. И когда монахи длинными шестами оттолкнули плот на середину озера, мы могли отчетливо видеть все происходящее с ним. Далее началось нечто невообразимое. Плот с покойным сам начал медленно набирать скорость и через мгновение уже добрался до середины озера. Там, остановившись, он начал медленно вращаться по часовой стрелке и... растворяться, словно он был не бамбуковым, а из чего-то вязкого. За этим процессом мы могли наблюдать в заранее захваченные с собой бинокли. Спустя минут сорок он полностью растворился в воде, оставив на поверхности небольшое пятно, которое тоже вскоре исчезло... И тут же через мгновение над нами рассеялись тучи, и засияло солнце! В толпе заговорили о том, что душа покойного достигла врат эдема. По их словам, солнечный свет возвестил об открытии ворот рая. Это, конечно, можно было бы воспринимать с изрядным скепсисом, если бы не скорость, с которой происходили погодные изменения, включая и резкое потепление — разница была в 12 градусов!
Тем не менее, наше время пребывания на озере подходило к концу, и мы, спросив разрешения взять пробы воды и грунта на берегу, отправились обратно в деревню. Воды мы взяли несколько литров — этого бы хватило на несколько лабораторий, да и грунта было проб десять. Каково же было наше удивление, когда, вернувшись в свои дома, мы не обнаружили ни единого грамма из этих проб! Дело дошло до того, что все переругались, обвиняя друг друга в невнимательности. Как брались пробы, видели-то все. Следующие несколько попыток повторить задуманное закончились с тем же результатом, то есть ничем... А при попытке сделать анализы на месте, все пробы на глазах у изумленных участников и самих монахов исчезали, едва только набирались в пробирки. Как оказалось, для самих аборигенов это явление тоже было небольшим открытием... В конце концов, вдоволь намучившись, мы оставили эту затею. Кто-то невидимый так и не дал нам приоткрыть секреты сего места.
В самый последний день нашего пребывания там, когда мы уже полностью упаковали свои вещи, к нам снова пришел Пу. Он сообщил, что нам, в силу нашего дружелюбия и помощи местным жителям, разрешено искупаться в озере, дабы на долгие годы укрепить свое здоровье. И мы снова поднялись наверх к монастырю... Однако, стоя в метре от воды, я так и не решался в нее войти. У меня не выходил из головы момент похорон, когда плот с покойным монахом растворился. Остальные, видимо, думая о том же, войти в воду не торопились. Наконец, один из монахов, не выдержав нашей нерешительности, с разбегу прыгнул в озеро и поплыл к его середине. Затем вернулся обратно и вышел на берег. Мы, увидев, что он жив и здоров, с опаской последовали его примеру. Ощущения, которые я испытал в воде, были фантастическими! Я не только не почувствовал ее температуру, но и явно ощутил, как по моему телу прокатилась волна неимоверного заряда энергии и силы. Было ощущение, что, выйдя на берег, я смогу легко сдвинуть небольшой груженый вагон или даже два...
Когда я оказался на берегу, предо мной стоял Лу. Было видно, что он явно доволен тем, что подарил мне эти ощущения. Я же поинтересовался — стал ли я бессмертным? Более издевательского смеха, чем тогда, я еще в жизни не слышал! Причем смеялись все монахи во главе с самим Лу. Наконец, Лу пояснил — чтобы стать бессмертным, надо иметь его, бессмертие, не только снаружи, как я, но и изнутри. Чего у меня, естественно, нет... Тогда я поинтересовался, почему же тогда умер тот монах, если они все знают, как это делается?
— Знать, конечно, могут и все. Но это не отменяет требования работать над собой. А что касается покойного, то это был его добровольный выбор — покинуть этот мир. У каждого из живущих в этом мире есть несколько путей, какой из них выбрать — все должны решать сами. И влиять на этот выбор не имеет права никто в этом мире, даже то, что мы называем Богом или Вселенским разумом. Человек создан свободным...
— Он не хотел жить долго? — удивился я. — Судя по вашим словам, вы можете существовать почти вечно.
— Возможно, — согласился Лу. Но не стоит забывать, что не все из живущих в монастыре людей преследуют такую цель. Большая половина из нас такая же, как и вы, пришедшие сюда из внешнего мира, в котором, желающих войти в воды озера, великое множество. Но мало кто из вас знает, что озеро живет своей самостоятельной жизнью, подчиняясь лишь законам космоса. И оно тщательно охраняет свои тайны от непосвященных. Вы бы даже не смогли найти сюда дорогу, если бы не было позволено...
Однако, спохватившись, Лу посоветовал нам поторопиться. Время нашего пребывания тут исчислялось минутами. И уже через мгновение мы снова спускались в деревню...
Вернувшись домой, я еще долго пытался понять то, что мне довелось там увидеть. Но даже после долгих и мучительных размышлений, я так и не решился рассказать кому-либо о том, что я видел. Впрочем, как и остальные участники нашей экспедиции, поскольку то, чему мы все реально были свидетелями, сознанию обычного человека покажется если не бредом, то чем-то очень маловероятным... Хотя документальные свидетельства того, что мы явно присутствовали в Гималаях в описываемое мной время, равно как и фотографии некоторых жителей деревеньки, расположенной недалеко от монастыря, я могу вам предоставить хоть сейчас. Да что предоставлять — именно эти фото я и использовал в качестве иллюстрации к материалу о нашей экспедиции в одном из географических журналов, который уже успели подержать в руках многие читатели в России и за рубежом.
И все же долго держать в себе эту тайну я так и не смог. Меня почему-то постоянно преследовало ощущение, что я должен рассказать об этом людям. Однако публиковать такой материал под своим настоящим именем я не мог. Моя фамилия слишком часто мелькает в туристических и географических изданиях, и давать материал, который могут неправильно оценить, я не могу...»
Ян Чёрный "Однако,жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments