marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Дети нации

Дети нации

Эту историю я записал несколько лет назад, когда ездил к родственникам в пригород Минска. Рассказал ее пожилой человек, живший неподалеку от них. За давностью времени, а также в связи с его кончиной считаю возможным напечатать его историю.
«В 1956 году, сразу после окончания аспирантуры, как молодого специалиста, у меня отправили с экспедицией в сибирскую тайгу. Мы должны были обнаружить следы, а еще лучше: изловить снежного человека. Причем, как я понял, преследовалась именно вторая цель. У каждого из нас была своя часть задания, о которой он старался особо не распространяться, да еще нас сопровождало два человека, роль которых в экспедиции вообще ясна не была. За несколько минут до взлета к нам подошли суровые люди и с каждого взяли подписку о секретности миссии. Это, а также тот факт, что патроны к оружию хранились у этой странной парочки, меня насторожило...
Уже позднее по обрывкам разговоров между руководителем группы и этой странной парой я начал догадываться, что нашей целью было изучение йети, как одного из недостающих звеньев в эволюции человечества, для того чтобы узнать о его неимоверной физической силе и мощных экстрасенсорных способностях. Тогда это не вызвало у меня подозрений: я сам биолог и мне приходилось изучать очень редкие виды млекопитающих.
Экспедиция закончилась ничем. Следы-то мы нашли и даже опросили огромное количество очевидцев, но вот самого йети так и не увидели. Далее, однако, начались странности. Наших руководителей в обстановке секретности вызвали в Кремль, где не только похвалили за отличную работу, но и вручили грамоты и ценные подарки на всю группу. Меня же через некоторое время перевели на работу в одну из экспериментальных биолабораторий на руководящую должность. Ничего в этом необычного, конечно, тоже не было, если бы не тот факт, что занималась она созданием сверхлюдей. Ну, конечно, не целой расы, как у нацистов, но таких, которые бы отличались железным здоровьем, высоким интеллектом и вообще по всем показателям намного превосходили обычных людей. Тогда же, когда мне в руки попали трофейные документы фашистских ученых, я впервые познакомился с реальными опытами генетики — науки, о которой в то время только догадывались, а о серьезных опытах и не мечтали. Да и оборудование, пусть даже самое современное на тот момент, таких возможностей не давало...
Задание, которое мы тогда получили, особой оригинальностью не отличалось: в короткие сроки выявить и создать людей, отличающихся большой выносливостью и, если возможно, более высоким интеллектом. Для этого мы специально посетили несколько женских тюрем, где и отобрали два десятка абсолютно здоровых женщин, которым после эксперимента обещали отменить сроки заключения, сделать новые документы и много чего еще... А в качестве доноров сперматозоидов мы использовали около сорока мужчин, среди которых были видные советские ученые, спортсмены и просто физически здоровые и интеллектуально развитые люди. Самым интересным в этом случае было то, что они даже не догадывались о своем участии в этом эксперименте. Материал был у них получен под предлогом обыкновенного обследования.
Тем не менее, первые же попытки что-то сделать в этом направлении закончились ничем. Анализы показали, что происходило то же самое, что и всегда. Цели достигал лишь один сперматозоид из нескольких, причем без нашего вмешательства. В итоге, мы не только не контролировали процесс, но и не получали желаемого результата. Естественно, «наверху» таким новостям не сильно обрадовались и пообещали при следующей проверке отдать меня под суд. В лучшем случае...
Лучшего стимула, чем потерять свободу и много чего еще, для человека и не придумаешь. И я с утроенными усилиями принялся изучать трофейные немецкие документы, причем у меня хватило наглости затребовать из архива их оригиналы, а не переводы. Что, кстати, и выявило большое расхождение в информации: переводчик, который это переводил на русский, в угоду тогдашней идеологии многое исказил. К тому же в оригинале имелись чертежи некоего устройства для облучения яйцеклеток, изготовление которого я тут же и заказал... Кроме того, из Японии, с фирмы «Никон», к нам в лабораторию доставили самый мощный на тот момент микроскоп в мире. И мы, отправив несколько женщин обратно, а вскоре, получив и камеру для облучения, продолжили эксперименты.
О самой камере надо рассказать отдельно. Она состояла из двух отсеков. В один из которых, согласно записям, помещался облучаемый материал, а во второй — живое существо, обладающее необходимыми свойствами. Ради интереса, я поместил в первый отсек куриное яйцо, а во второй — котенка, который провел там около суток. Когда спустя несколько недель из этого яйца вылупился цыпленок — все пришли в ужас! Он не только был серого цвета, как кошка, но и имел схожую форму головы и... маленькие кошачьи ушки! Прожило это существо несколько дней, а потом угодило в формалин. И хотя мои внутренние ощущения от увиденного были не очень хорошими, по крайней мере, я знал в каком направлении нам двигаться далее...
Для этого камеру пришлось несколько модернизировать. Мы не только увеличили в объеме второй отсек с той целью, чтобы в него помещался стул со взрослым человеком, но и увеличили число облучающих антенн в первой камере. Естественно, что в качестве «облучателей» пришлось в этот раз выступать самим работникам лаборатории, которых отобрали по тем же критериям, что и доноров. Примерно через месяц у нас был готов необходимый материал, который и ввели подопытным женщинам. Что до моей команды, то даже те, кто видел результаты первых опытов, сильно сомневались в том, что из этого что-то получиться. Как бы там ни было, но природа не всегда позволяла вмешиваться в свои процессы...
Почти год ничего не происходило. Мы просто наблюдали за нашими пациентками, у которых все проходило без осложнений, и ожидали результат. А пока, чтобы не терять времени, я продолжил эксперименты с камерами. В результате этих экспериментов на свет появлялись самые неожиданные существа. Это и котенок, который лает, и несколько кроликов, у которых были волчьи конечности, и которые впоследствии искусали половину служебных собак и многое другое. «Наверху», конечно, на мои опыты смотрели косо, и мне приходилось проявлять дьявольскую фантазию и изворотливость, чтобы доказать необходимость своих действий. Тем более что многие наши разработки после одобрения «сверху» прямиком попадали в кремлевскую больницу...
Спустя положенное время на свет начали появляться экспериментальные дети. Причем, у каждой женщины их было сразу двое-трое, один из которых действительно оказывался крупнее и сильнее остальных. Другие же через несколько дней погибали из-за патологий. Женщин вскоре увезли в неизвестном направлении, а мне пришлось заниматься новообразованным детским садом, в котором дети с самых своих первых дней получали усиленное протеиново-витаминное питание, изготовленное согласно трофейных записей. Что имело весьма неожиданный, даже для меня самого, результат. В девять месяцев они не только начали говорить и ходить, но и выглядели года на полтора. А в пять лет им можно было свободно давать возраст двенадцатилетних! Но кроме быстрого физического и интеллектуального развития эти дети отличались повышенной агрессией. Скорее всего, нервная система просто не успевала за остальным развитием организма. И вскоре мы уже серьезно опасались за себя, контактируя с этими людьми...
Через несколько лет, когда наши эксперименты прекратили давать новую информацию, наш отдел просто ликвидировали, камеры уничтожили, а детей, к тому времени выглядевших лет на четырнадцать, отправили по детским домам. Меня же самого поставили на место директора спецсанатория, что хоть как-то позволяло мне проследить за судьбами своих подопечных...
Новости пришли через месяц, когда мне в письме директор детского дома написал, что один из моих пациентов... оторвал, в прямом смысле, руку нянечке. Сами же дети при попытке научить этих «сверстников» жить в коллективе были избиты. А вскоре вышло так, что некоторых из моих подопечных, ввиду огромной физической силы, пригласили в местные подростковые банды, где они легко заняли положение лидеров. Поскольку документы у них были «чистыми» — не вызывающими подозрений, милиция их просто взяла на заметку, не представляя, с кем они столкнулись. Ликвидировали эти банды только через несколько лет, и то по чистой случайности, когда их лидеры совершили грубые ошибки. Как бы там ни было, развиваться вне учебных лабораторий, не имея соответствующей информации, они не могли...
Поскольку я просил сообщать мне о физическом здоровье своих пациентов, то вскоре заметил, что их развитие остановилось. Они хоть и были полностью здоровы, но вот возрастное развитие замедлилось до почти нормального. «Почти» — потому что они все равно отличались от остальных. Двоих из них вскоре определили в спортивную школу, где они и продолжили свою жизнь в качестве советских спортсменов, принеся нашей стране немало золотых медалей. Об этом, правда, я узнал случайно, когда купил в киоске газету и увидел знакомые лица и фамилии.
Еще одной новостью для меня было появление письма, в котором сообщалось, что мой пациент изнасиловал детдомовскую девочку. Письмо пришло тогда, когда уже состоялся суд, и насильника посадили в тюрьму. Естественно, я тогда взял отпуск и немедленно приехал в детский дом. Мне надо было срочно осмотреть жертву и взять под наблюдение, поскольку будущий ребенок мог дать ответ на многие вопросы, связанные с нашим экспериментом. Однако я опоздал. За полчаса (!) до моего приезда там появились люди в штатском и увезли девочку в неизвестном направлении... Где-то через полгода я получил еще одно письмо, в котором сообщалось, что этого парня убили в тюрьме при попытке побега, когда он разоружил конвойного и начал жестокое сопротивление... На следующий же день меня вызвали «куда следует» и ненавязчиво «попросили» больше не вести переписку о своих пациентах, поскольку свою миссию я уже выполнил...
Только после начала Перестройки, когда я вышел на пенсию, я смог проехать по старым адресам, с целью получить хоть какую-то информацию. Но... все оказалось бесполезным. Как выяснилось, в течение нескольких дней после того, как меня вызывали в органы, всех этих детей в спешном порядке увезли в неизвестном направлении... До сих пор я теряюсь в догадках — не было ли мое увольнение и распределение детей в детские дома всего лишь промежуточным этапом большого эксперимента, и он где-то продолжается до сих пор? В том, что его полностью прекратили, я сильно сомневаюсь, да и наука намного продвинулась вперед, для того чтобы его продолжать. В любом случае, ответ на этот вопрос мы так никогда и не получим...
Этот секрет я хранил больше полувека, и уже почти забыл про него, если бы случайно не услышал по телевидению в одной из ночных передач о том, как нацистская Германия продвигала свой проект «Лебенсборн», который, хоть и не имел ничего общего с нашим, но преследовал такие же, глобальные цели...
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments