marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Мамина просьба

Мамина просьба.

Эта история попала ко мне по электронной почте от неизвестного отправителя. Судя по содержанию, рассказчик — молодая женщина. Как и прежде, пересказываю ее от первого лица.
«Однажды среди ночи, когда мой сон, в силу непонятных обстоятельств, был очень уж тревожным, тяжелым, раздался телефонный звонок. Мгновенно подбежав к аппарату, хватаю трубку — сквозь жуткий треск и помехи, откуда-то издалека, раздается мамин голос: «Здравствуй, доченька! У меня тут сильно ноги мерзнут, передай мне теплые носки с тетей Шурой». Не разобравшись толком спросонья, что же произошло, я ответила что-то вроде: «Угу, передам» — услышала отбой, после чего окончательно проснулась.
Вернувшись в комнату, сразу столкнулась с рассерженным мужем, который спрашивал: «Что за идиот может звонить среди ночи?» (Была половина третьего ночи.) Значит, все это мне не приснилось… Покрывшись холодным потом от нервного напряжения, я пошла курить на кухню, да и мужа, у которого пропал сон, тоже с собой поволокла. И мы стали анализировать происшедшее:
а) Мама умерла почти двадцать лет назад.
б) Звуки в трубке были такие, как в 80-ые годы прошлого века, когда качество связи оставляло желать лучшего. Такую связь я хорошо помню — в те годы я была студенткой и часто звонила домой, разговаривая в основном, как раз с мамой.
в) Голос мог быть только мамин. И тон, и своеобразная манера говорить — только ее.
г) Тетя Шура — мамина давняя подруга, работавшая когда-то вместе с ней на одном предприятии. После смерти родителей она всегда помогала и как могла поддерживала нас с сестрой. Ей как раз исполнилось 65 лет и, накануне, я ее видела вполне крепкой и здоровой.
Сразу почему-то мне в голову пришла какая-то книга, если не ошибаюсь, детективный роман, в котором я уже читала о подобном случае. Там тоже звонили с того света и просили что-то передать, причем эту вещь надо было положить в гроб к ногам покойного. Но, в тот момент, я почему-то решила, что звонок действительно был, а все остальное мне просто показалось со сна. На этом и остановились.
На следующий день, встретив тетю Шуру, которая хоть и была в возрасте, но выглядела «цветущей», если так можно выразиться, пожилой женщиной, я невольно вздрогнула, вспомнив «мамин звонок» с того света, и не смогла даже толком поговорить, извинившись и быстро куда-то зашагав. А еще через пару дней позвонила сестра и к моему ужасу и удивлению сообщила печальную новость: тетя Шура умерла… Причем, умерла мгновенно.
Вспомнив ту самую книгу, я незамедлительно побежала на рынок, купила там теплые носки из овечьей шерсти, домашней вязки, пошла к родным тети Шуры, и, объяснив свою ситуацию, положила в гроб, к ее ногам, купленные носки. Родственники тети Шуры меня хорошо знали и маму помнили.
…Через десять дней после похорон, ночью раздается новый звонок. Где-то издалека, печальный мамин голос произносит: «Доченька, я же просила тебя передать носки из козьего пуха, они помягче. Ну, да ладно, с собой возьмешь. Папа тебе уже и дом построил, тоже ждет. Девочки твои выросли, младших детей не бросят, Паша женился, хватит тебе там, мы очень соскучились…».
Хорошо, что в тот момент я была не одна. Трясло меня по-страшному. Дело в том, что и папа умер тоже примерно двадцать лет назад. А потом несколько раз мне снился и говорил: «Доченька, приезжай, я тебе как раз и дом построил» — и показывал красивый деревянный дом. Но однажды он снова приснился и говорит: «Ладно, тут один мой знакомый должен приехать, а ему жить негде будет. Я тебе другой дом построю».
И действительно, через некоторое время этот его знакомый неожиданно для всех умер. В основном, папа всегда мне снился, когда в моей жизни происходили какие-то серьезные перемены, — выходила замуж, переезжала в другой город или меняла работу. Но если во сне он называл имя человека, который скоро «должен приехать», то этот человек, будучи даже крепким и здоровым, неожиданно и скоропостижно умирал…
Мама же снилась мне всего два или три раза. И это всегда был верный сигнал, что я должна сильно заболеть. Вернее, она словно охраняла меня, например, во время достаточно сложной, серьезной операции, которая для меня решала очень многое.
Однако мало ли что может показаться человеку спросонья, если бы не один момент — не одна я слышала эти звонки. Во второй раз, когда раздался подобный звонок, муж просто выхватил у меня трубку и сам, явно услышал последние звуки — шум и остаток фразы «…доченька». Чем был шокирован, естественно, не меньше моего.
Не выдержав всех этих событий, я сходила в церковь, поговорила с батюшкой, который, услыхав мои рассказы, успокаивал меня как мог. Заказала молебен и «за здравие» для себя, соборование, помянула родителей и сходила на кладбище, где чистенько прибрала их могилки.
И молилась, молилась, молилась … Мне было настолько страшно, что это состояние словами, наверное, не передается. А через некоторое время после этого, пришла к моему подъезду моя старая нянька, которой к тому времени уже девяносто семь было. Как она до нас добралась не знаю — передвигалась она уже еле-еле, но у подъезда, тем не менее, ждала.
Так вот, принесла она мне в тот день пряжу из козьего пуха (!) и сказала: «Вот, девка, давай поторопись — матери носки вяжи, ждет она». И еще няня пробормотала, что вязать надо действительно быстро, а то зажилась она. Но без носков никуда не пойдет. А матери торопить меня не надо, носки она ей отнесет сама.
Уже ничему не удивляясь, связала я носки и отнесла их бабушке. Та обрадовалась: вот теперь, говорит, и умирать можно, а то зажилась, из-за носков только и задержалась, все молилась, просила у Бога еще несколько дней.
Через два дня бабу Катю похоронили…»
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!" взято с сайта Сайт Александра Казакевича
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments