marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Слухи (из серии "Странные истории")

Слухи.

История, присланная из России молодой женщиной, не пожелавшей назвать своего имени.
«Произошло это относительно давно, а началось, когда мне едва исполнилось и семнадцать лет. Именно тогда я познакомилась с очень интересным молодым человеком, который выгодно отличался от всех остальных парней, знакомых мне до этого. Он не только много знал и был начитан, но и вообще, по своему поведению, был другим: терпеливым, тактичным, одновременно простым и загадочным. Естественно, при этом он пользовался большим успехом у противоположного пола, хотя не придавал этому особого значения. Вот и я после нескольких общений с ним оказалась во власти желания заполучить его в свои кавалеры. Что мне почти и удалось. Почти, потому что кроме меня, желающих составить ему пару было очень много. Тем более, что я сама на тот момент была его полной противоположностью. Я не только гуляла, где хотела, не и курила. А в моем разговоре через слово проскакивал мат. Можете себе представить, что я из себя представляла. (Впрочем, как говорили окружающие, у нас это было «семейным» — мать родила меня в 15(!) лет). Ровесники, немного пообщавшись со мной, старались держаться от меня подальше.
Выяснив, что этот человек достаточно одинок, я стала придумывать любые варианты, чтобы чаще попадать ему на глаза. Кроме того, мне пришлось приложить немалые усилия для того, чтобы в его глазах выглядеть обыкновенной девчонкой, без всех своих обычных заморочек. И последним шагом было то, что я подралась с мальчишками из его двора прямо у него на глазах, естественно, затеяв драку первой. А вскоре после этого мы стали встречаться. Тем не менее, он не спешил сделать последний шаг, как это обычно бывает между мужчиной и женщиной. Словно чего-то ждал или опасался. А может, просто не хотел спешить...
Я же начала потихоньку погуливать. Хотя на первых порах старалась это делать так, чтобы он не замечал. После того, как он провожал меня домой, я выжидала некоторое время, затем звонила подруге, и мы уходили до 3-5 утра. Благо, в городе два ночных клуба, огромное количество баров и много чего еще...
А очень скоро о моих похождениях сообщили и этому парню (по роду профессии у него было много знакомых). Конечно, разговор получился очень тяжелым, но я сумела-таки убедить его в том, что | это была не я. Что мне больше всего понравилось в этой ситуации, так это то, что я увидела, как этот человек меня по-настоящему любит. И поняла, что мне не стоит беспокоиться о том, что он может достаться кому-нибудь другому. И спустя неделю я уже не особо и пряталась, зная, что мне поверят в любом случае.
Так длилось до тех пор, пока я не исчезла из дому на несколько дней. Естественно, что мои домашние стали меня искать. Мать позвонила моей подружке, и они вместе обошли все известные ей адреса. Но их поиски результата не дали. Когда меня привезли в город, пьяную и накуренную, я сразу же отправилась к своему другу. Он не только привел меня в нормальный вид, но и пообещал поговорить с родителями. Что, впрочем, и сделал, когда мы отправились ко мне домой на следующий день. Знал бы он, что для него это будет началом кромешного ада!
Мои родители (мать и отчим) встретили и поговорили с этим человеком на удивление хорошо. Обычно они всех моих «друзей» просто спускали с лестницы. А потом, после его ухода, мать, в прямом смысле, взяла меня за горло. Зная, что она не только быстра на выводы, но и на расправу, я быстренько рассказала ей то, что она хотела услышать, мало задумываясь о последствиях.
В итоге, он предстал психом, наркоманом, любителем ходить по бабкам и отбирать у людей удачу и много еще кем... Взяв эту информацию на заметку, моя мать успокоилась и мы отправились спать.
А спустя несколько дней, в один из вечеров, когда мы сидели с подружкой дома, с моей матерью начало происходить нечто непонятное. Сначала она начала рвать на себе волосы. Затем стала сама себя душить за горло, посинев и хрипя, биться в конвульсиях. Потом выбила стекло балконной двери и, порезав руки стеклом, выбежала на балкон и перегнулась через перила, едва сохраняя равновесие. При этом она орала, что это «колдун ее решил убить» и называла имя моего, теперь уже бывшего, парня. И на следующий день, убедив меня с подружкой в том, что на нее действительно оказывалось воздействие, отправила меня к знакомому батюшке за защитой «от колдуна».
Отчим выяснил телефон этого человека и стал ему названивать, угрожая физической расправой. Понятно, что на том конце провода его не понимали. И после нескольких звонков отключили телефон. Еще через день отчим избил этого человека в подъезде. О милиции, понятное дело, речи не шло — оба моих родителя имели неплохие связи, так что дело заглохло, не успев даже начаться. Мать тем временем пошла по бабкам, а мы с подругой стали активно распространять слухи, в скором времени к нам присоединилось еще несколько его «доброжелателей». Кто-то мстил ему из зависти, кто-то, послушав наши россказни, хотел «поставить его на место». Вскоре об этом человеке судачил весь город. А девушки, зная о том, кто он, стали этого человека сторониться. Впрочем, не все: те, кто оказался поумнее, быстро разобрались, что это все ерунда и что с ним можно нормально общаться.
На последующие несколько месяцев он выпал из моего поля зрения. Тем не менее, я, постоянно подзуживаемая своей матерью, вовсю продолжала рассказывать о нем небылицы. Итогом моих рассказов стало разбойное нападение на его квартиру, в результате которого его сильно порезали и... бросили умирать. При этом забрали домашний фотоальбом со снимками его жены и ребенка. Думаю, говорить о том, что это нападение организовала девушка, которая до этого была с ним знакома, не имеет смысла. Она это сделала, поверив моим рассказам о том, что этот парень, якобы распространяет о ней интимные подробности. Нападавшие отделались легким испугом с помощью влиятельных родственников. Но слухи при этом поутихли...
Как-то, когда я стояла на остановке, ко мне подошла странная бабулька. Внимательно на меня посмотрев, она произнесла:
— Э, девка, доиграешься ты скоро. Не следует тебе говорить того, чего нет на самом деле. Наказание будет очень страшным...
Я послала ее куда подальше. Хотя надо было эту бабку тогда послушать, может, и смогла бы вовремя остановиться. Но я продолжала распускать слухи, а узнав, что у этого молодого человека есть молодая жена и ребенок, я постаралась очернить ее в глазах окружающих. В первую очередь — в глазах их соседей, благо, местное «сарафанное радио» тут же распространило мои «новости» далее.
В итоге, слухи не только обросли новыми подробностями, но и затронули интересы родственников местного милицейского начальства. И вскоре молодую женщину нашли порезанной на куски, а ребенок исчез. Что происходило с этим человеком во время и после похорон, я могу только догадываться. Но вечером того же дня, когда я легла спать, в комнате появилась... та бабка с остановки.
— Я ж тебя, девка, предупреждала — остановись! — Начала ругаться она. — Не думай, что если убила не своими руками, так тебе это сойдет. По своей дурости столько душ загубила! Впрочем, тебе самой недолго осталось. Смерть будет страшной! Очень страшной!
И... исчезла. Говорила она четко, с расстановкой, делая паузу на каждом слове. Так что после ее исчезновения меня трясло так, словно я сутки была на морозе.
Спустя несколько дней отчим с матерью попали в аварию, начисто размолотив новую машину. Хорошо, хоть живы остались. При этом странным образом у отчима оказались переломаны руки и правая нога, а у матери порезано стеклом все лицо и... язык так, что говорить она не могла — только мычала. Буквально через несколько дней мою подругу на полной скорости сбил пьяный водитель, который тоже имел большие связи в милиции, и дело повернули таким образом, будто бы это она сама выпрыгнула на дорогу перед его машиной. А после такого «заключения» ее отправили на психиатрическое обследование, а затем, признав невменяемой, — в дурдом.
Я же, тогда по-настоящему всего этого испугавшись, сама пошла в милицию с версией, что это якобы месть моего бывшего молодого человека, который мстит за свою жену, и надо бы его задержать, пока он не перебил тут половину города. Эта версия не подтвердилась, а меня поставили на учет, пообещав в следующий раз привлечь за ложные показания. Мне-то уже было двадцать. Да и «друзья» мои, которые меня часто «защищали от обидчиков», сказали, что не хотят брать на себя мои грехи. Тем более, что убийство — дело серьезное. И если меня где-нибудь за углом придушат, то это уже только мои проблемы...
Понимая, во что я попала, от страха я не только потеряла нормальный сон, но и стала бояться ходить по улицам. Мне начало казаться, что любой переулок, любая подворотня таят для меня смертельную опасность. Дошло до того, что я стала шарахаться на улице от людей, хоть отдаленно напоминавших того молодого человека! Когда вернулась из больницы моя мать, то она, выяснив у меня суть происходящего, тут же поехала к какой-то бабке. Но... вернулась ни с чем. Как ей там объяснили, от такого никто помочь не сможет — сами виноваты. Но мы, привыкнув добиваться своего, через знакомых нашли какую-то старую цыганку, которая, после долгих уговоров, согласилась нам помочь. Ну и на всякий случай я решила снова сходить в церковь...
Уже подходя к храму, я начала испытывать неприятные ощущения. Мне казалось, что окружающие знают, зачем я туда иду, и переговариваются об этом за моей спиной. Однако, сделав над собой усилие, я быстрым шагом дошла до церкви. А когда переступила ее порог, все мои ощущения многократно усилились! Меня начало трясти от взглядов, смотрящих на меня с икон. Что произошло дальше я не помню. Очнулась я уже в больнице, в психиатрическом отделении, куда меня привезла «скорая». Вечером того же дня ко мне в палату пришла мать в сопровождении старой цыганки. Та, в ответ на наши просьбы, только руками развела.
— Не жильцы — говорит, — вы на этом свете. А если и будете жить, то сами в могилу захотите. Грех-то очень большой...
О том, чтобы сделать что-то еще, она и слышать не хотела. И мать, наорав на нее, вытолкала ее из палаты. Вернувшись домой (чего стоило это моим родителям, особенно после того, как я прокусила шею врачу), я узнала, что отчим ушел к другой женщине, предварительно избив мать, пытавшуюся его остановить. А затем ее перевели на работе на более низкую должность, работать на которой было ниже ее достоинства. И проработав там всего несколько дней, она поругалась с руководством и потеряла работу. Никто из знакомых не захотел ей помогать. А с отчимом она была в сильной ссоре...
Совсем недавно я снова встретила ту бабку с остановки. Узнав меня, она подошла сама.
— Ну что, девка, доигрались? А я предупреждала тебя, что языком молоть это не так уж и безобидно. Словом-то и убить можно. А за убийство отвечать надобно. Да ты и так поймешь... Жаль, поздно уже».
Ян Чёрный, "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments