marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Новогодняя история

Новогодняя история.

Эту историю мне рассказал дед Василий – житель города Мозыря.
«Была зима 1946 года. 31 декабря. Люди уже понемногу приходили в себя после войны и готовились к встрече Нового года – в воздухе витало праздничное настроение. Я в то время, оставшись после войны круглым сиротой, промышлял мелким воровством, жил в подвале одного из заброшенных, не подлежащих восстановлению, домов, где на фоне сильных морозов было относительно тепло. Было мне в ту пору лет 12-14 – точную дату рождения до сих пор так и не знаю…
В тот день я, как обычно, вышел из своего подвала на улицу, в надежде чем-нибудь поживиться съестным. Без толку прошатавшись по городу половину дня, я уже хотел было вернуться обратно к себе, когда моё внимание привлёк мальчишка моего возраста, одетый по тем послевоенным меркам достаточно хорошо. В руках он держал ещё горячую из печи, большую булку, которой бы мне, учитывая моё тогдашнее питание, хватило бы на несколько дней. Решив, что он от такой потери не обеднеет, я быстро подбежал к этому парню и собирался уже выхватить булку, но этот сопляк заорал так, что я поневоле замешкался. Этого хватило, чтобы сопровождающий его офицер, выскочил из машины и рукояткою пистолета мгновенно сломал мне нос. Хлеб же упал на землю. А прямо над моей головой раздались несколько выстрелов, один из которых лишил меня кусочка уха… Убегая, я слышал только рёв этого пацанёнка, не хотевшего подбирать хлеб с земли, и страшная ругань стрелявшего офицера, который теперь лупил его самого.
Добравшись до своего логова, я забрался в свою постель и от боли и обиды долго плакал, перемазывая кровью всё вокруг. Нос был разбит так, что дышать им нормально я не мог. Лёжа в постели, я представлял, как выслежу эту парочку по одному и убью их заточенной арматурой или даже тяжёлым камнем – чтобы дольше помучить. Но когда кровь пошла ртом и началась рвота, мне захотелось быстрей умереть, покончив с собой. Но сил на это у меня не было. Я начал вспоминать всю свою родню: родителей, своих старших братьев, бабушку, которая тайком тот всех подарила мне когда-то нательную иконку, хотя я, воспитанный на партийных идеалах, не особо порадовался такому подарку. Так, положил его среди своих детских безделушек, да вскоре и забыл. Засыпал я с мыслью, что скоро к ним присоединюсь…
Проснулся я от яркого света. Даже отвернувшись к стене я не мог не ощутить его. Мне пришло в голову, что в мой подвал забрался тот самый офицер, с целью отомстить за своего заморыша. Собрав последние силы, я поднялся на ноги и замер от удивления. Передо мной стояла очень красивая женщина, на руках держала младенца, и этот свет исходил от них… Она подошла ко мне, а малыш её потрогал меня за нос и улыбнулся. Боль как-то сразу и утихла. Только вот мутило сильно… Догадавшись, что я уже два дня ничего не ел, она указала мне рукой на останки стула в углу, на котором через мгновение появился большой поднос с едой. (Я ещё про себя тогда отметил, что мяса среди них не было – только рыба.) Затем они оба улыбнулись и исчезли… Мне в тот момент показалось, что я уже умер. Иначе откуда среди этой разрухи появиться этой женщине и поставить тут шикарный поднос, которого на тот момент – точно уверен – даже у самого Сталина быть не могло! Впервые за долгое время я смог нормально поесть, даже вода в графине была очень чистая, в отличие от той, что я пил каждый день! Остатки еды я припрятал «про запас». Заканчивая трапезу, я услышал, как где-то вдали по радио пробили куранты, извещая всех о наступлении Нового года…
Проснулся я довольно поздно. И сразу понял, что всё ещё жив – об этом меня известили пьяные голоса, раздающиеся где-то далеко… И только встав на ноги, я понял, что в подвале я не один. Со мной в помещении находился весьма колоритный старик, от которого веяло теплом и огромной силой.
- Ну, вот, - говорит, - наконец, проснулся, а то уже далеко за полдень. Небось, вчера досталось тебе? Да я и не виню тебя. Должен же был кто-то показать этому мальцу, что не всё так хорошо в жизни, как ему представляется. И поделом!
И хотя дед этот и ругался, взгляд его оставался таким же добрым, как и у женщины с ребёнком.
- А вот за самогубство браться не надо. Кто ж потом людей спасать будет, ежели не ты?
Мне показалось, что дед этот видит меня насквозь… Я уже хотел было огрызнуться ему в ответ и что-то взять поесть со своих вчерашних запасов, когда он, словно угадав мои мысли, пригласил меня завтракать. Вдруг из ниоткуда прямо передо мной возникли несколько тарелок! А когда я всё же решил проверить свой тайничок, он упреждающе посоветовал мне ничего не искать.
- Всё равно. – говорит, - там ничего не осталось…
Продуктов там на самом деле не оказалось, поэтому я послушно подошёл к столу и взял одну из тарелок. Впервые за долгое время я почувствовал себя в безопасности. Дома, что ли? Мне не хотелось никуда идти или заниматься охотой на голубей, что было моим обычным времяпрепровождением. Однако, наученный горьким опытом, я стал думать, что всё это скоро закончиться. Дед этот уйдёт, а я снова начну воровать. В тюрьму попасть в то время было нереально. Если поймают – расстрел на месте, невзирая на возраст. Разве что могли спасти очень «крутые», как это принято сейчас говорить, связи родителей. И пока я так размышлял, старец снова заговорил.
- А чего бы тебе хотелось? Говори – не стесняйся. Может, учиться хочешь?
Я снова с недоверием на него посмотрел. Учиться я, конечно, хотел, но вот кто меня туда возьмёт? Ни родителей, ни родственников у меня не было. А ходить в школу и возвращаться в подвал, мне казалось глупым. Дед тем временем не унимался.
- Ну, так ты подумай, чего тебе хочется больше всего?
И тут я вспомнил, что очень часто, когда у меня были сложные дни, я просто зачитывался рассказами Жюля Верна, которые нашёл на развалинах. В такие моменты, мне очень хотелось оказаться на месте его героев, объехать мир вокруг света и многое другое…
- Ну вот, это уже будет посерьёзнее, - произнёс мой гость. – Через неделю будет исполнено, а пока сил набирайся.
Не успел я оглянуться, как он тут же исчез… И только тут я заметил, что одет в новую, пусть и не особо шикарную, одежду. А на моей постели лежали шинель и зимняя шапка. Из подвала всю эту неделю я практически не выходил, разве что иногда – походить по городу. А те, кто ещё недавно был моим злейшим врагом, просто не обращали на меня внимания. Даже тогда, когда яя в отместку за прошлые обиды, толкнул кого-то в большую лужу. И хотя мой противник изрядно вымок, ему и в голову не пришло гоняться за мной. Однако, решив, что старик о моей проделке узнает, я больше никого трогать не стал.
О пище всё это время я не беспокоился. Каждый раз, просыпаясь, я обнаруживал на своём импровизированном столике несколько тарелок и каравай хлеба, чего мне хватало на весь день. Так продолжалось около двух недель. Я уже начал было беспокоиться, что старик меня всё-таки обманул, пока однажды утром не проснулся на каком-то вокзале. Рядом сидел мой спутник.
- Ну, что – проснулся? Пока уже…
Мы оказались в Ленинграде. Выйдя с вокзала, мы почти полдня шли по городу и, наконец, оказались у здания, в котором временно располагалась на тот момент школа мореходки. Когда мы зашли на второй этаж и остановились у двери с надписью «Приёмная», мой спутник сказал, что ему пора. Я теперь в нём больше не нуждаюсь, хотя он и будет всегда рядом. А на мой вопрос, увидимся ли мы когда-нибудь ещё, он ответил, что увидимся. Но это будет не скоро – в 2006 году. И не успел я и глазом моргнуть, как остался в коридоре один. Тогда я толкнул дверь в приёмную…
Дама, сидевшая за столом, внимательно на меня посмотрев, вдруг так засуетилась, словно я был особо важным начальником. Она стала звонить по «вертушке» и кричать, что у неё есть недостающий курсант. Плести что-то про мои «выдающиеся способности» и многое другое. Вскоре в кабинет вошли два человека в морской форме, которые и отвели меня сначала в свои кабинеты, затем в казарму. Через два дня я был зачислен в курсанты «мореходки», которую впоследствии окончил с отличием!
Только шестнадцать лет спустя я понял, о чём мне говорил старик в ту памятную ночь, когда ругал меня за мысли о самоубийстве. Мы тогда только отошли из порта, как в машинном отделении из-за неисправности топливной системы возник пожар. От температуры заклинило несколько дверей, и люди оказались отрезанными от выхода. К тому же огонь стал очень быстро распространяться по остальным отсекам. Схватив топор с пожарного щита, я вернулся к одной из дверей и что есть силы начал по ней бить. Через некоторое время дверь поддалась… Машинное отделение тогда обслуживала команда из тридцати человек, в момент пожара из них отсутствовало только семь… Остальные бы просто задохнулись, если бы я их не освободил. Кто знает, не доживи я тогда до того момента, сколько бы жизней унёс тот пожар. Моя дверь оказалась единственной, которую удалось открыть. Остальные по возвращению в порт пришлось вырезать автогеном. Открыть их, даже используя грубую силу, возможным не представлялось.
Причину пожара нашли довольно быстро – был неисправен клапан в топливопроводе, который дал течь. Дело, конечно, быстро замяли, команду расформировали и списали по другим судам, а старших офицеров мы больше никогда не видели. Скорее всего, их просто посадили.
После выхода на пенсию я снова вернулся в родные края. И уже почти забыл о том своём приключении. Если бы однажды моя внучка не попросила меня сходить с ней нашу Свято-Михайловскую церковь. Впервые за много лет, зайдя туда, я ощутил странное беспокойство, потом и вовсе покрылся холодным потом. С икон, висевших на стенах, на меня смотрели мои старые знакомые. И та женщина с младенцем, и строгий, но добрый старец — Николай Чудотворец. Было это в январе 2006 года! Тогда же, вернувшись домой, я впервые рассказал внукам эту историю...
Как бы там ни было, хочу сказать только одно. Неправда, что на свете не бывает чудес. Бывают, да еще какие! Только люди не говорят о них, боятся... Я ведь тоже всю жизнь коммунистом был, а нам в чудеса верить нельзя было. Даже если они и происходили на Новый год...»
Ян Чёрный "Однако,жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments