marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Список Калиостро

9. Список Калиостро
Все началось спустя год после смерти моего отца. Человека, которого все в нашем городе считали немного сумасшедшим. А медики – человеком уникальным. В свои 92 он выглядел максимум лет на 50-55, не более. Даже волосы на голове почти не седели. И, судя по показаниям тех же врачей, жил бы он еще столько же, если бы однажды поздним вечером к нему не прицепились два молодчика с требованием дать денег на бутылку. Получив отказ, они истерзали его ножами. Врачи не смогли его спасти — многочисленные ранения оказались смертельными.
Спустя год, мы стали разбирать его библиотеку, которую он тщательно и бережно собирал все эти годы. Этому собранию мог бы позавидовать любой медицинский институт, не говоря уже о Простой районной библиотеке. Наш отец, будучи в жизни простым автомехаником, на самом деле был ученым-самоучкой и по знаниям запросто мог заткнуть за пояс терапевта, биолога и фармацевта вместе взятых. Сколько себя помню, он постоянно что-то читал, делал вырезки и подшивки, собирал рецепты у бабулек. В семье на его занятия уже давно перестали обращать внимание, хотя и постоянно предостерегали - на улице в то время был еще СССР, с соответствующим отношением к людям с подобными увлечениями.
В тот момент мы крайне нуждались в деньгах, и поэтому было принято решение большую часть отцовской библиотеки просто продать. Тем более что эти книги очень охотно брали студенты-медики. «Ушло» таким образом процентов семьдесят книг. Остальное мы с женой реши­ли продать на барахолке. Это были различные записи и бумаги, разобраться в предназначении которых мы так и не смогли.
Была зима. Вечером, за ужином, мы решили, что завтра я соберу остатки в рюкзак и поеду на рынок. В ту ночь, впервые за столь длительный период, мне приснился отец - в той одежде, в которой его похоронили. Он повел меня за собой в нашу гостиную, которая была одновременно и общей комнатой, и рабочим кабинетом, и библиотекой. Там он указал на стоящий в углу рюкзак с книгами. Внезапно рюкзак резко подпрыгнул, его застежка сама собой открылась, и из него, как из тостера, стали в прямом смысле выпрыгивать книги и тетради, которые прямо в воздухе закружились вокруг нас хороводом.
«Эта!» - сказал отец и указал рукой на одну из тетрадей, летавших в воздухе. Та незамедлительно упала на пол, раскрылась, и из нее выпал сложенный вчетверо лист бумаги, пожелтевший от времени. «Ты видел?» - спросил отец. Я лишь молча кивнул. - «Запомни - синяя!». С этими словами он исчез...
Проснулся я с нехорошим предчувствием. Однако решил про себя, что мне просто не хватает моего родителя, а сон лишь разбередил старую рану. Я, успокаивая себя таким образом, отправился на рынок. Придя на место, я сразу устроился возле различного рода скупщиков и барахольщиков. Простоял среди этой публики больше чем полдня, однако никто даже не посмотрел на мой «товар», а некоторые откровенно сплевывали, увидев старые обтрепанные общие тетради. Наконец, вдоволь намерзшись, я уже собрался было уходить, когда ко мне подошла интересная женщина лет сорока, одетая в дорогую шубу и увешанная золотом. Даже не взглянув на тетради, она спросила:
- Что, библиотеку продаешь, дед? (Мне-то самому уже больше шестидесяти). А не жалко? Хорошая была подборка.
- Так деньги нужны. Что мне проку от этой макулатуры?
- Макулатуры говоришь? - Она посмотрела мне в глаза. - А разве не предупреждал тебя отец, чтобы ты не потерял дело его жизни?
Поскольку такого разговора между мной и отцом никогда не было, я ответил отрицательно...
- А сегодня утром?
- Слушай, ты!.. - разозлился я.
- Чего орешь? Тебе же показали синюю тетрадь... Вот эту... -Она достала из моего рюкзака одну из общих тетрадей. - Если помнишь, это было еще утром, когда ты спал...
И
тут я вспомнил о своем странном сне! Причем вспомнил я его до мельчайших деталей, как будто это было минут десять назад.
- Держи. - Она протянула мне мою тетрадь. - И пошли со мной, я покупаю твои тетради... Кроме этой.- Добавила она после паузы.
Мы пошли к автостоянке, где находилась машина моей знакомой. Возле нее женщина протянула мне две сотенные бумажки, переложила покупки в свой пакет и предложила меня подвезти. Проведя шесть часов на морозе, я от такого предложения не мог отказаться.
Уже в машине я спросил, почему она не хочет забрать последнюю тетрадь, - за такие деньги я готов был ее подарить. На что получил странный ответ:
- Э, дед, нехорошо забирать у человека то, что дано только ему. Не по - божьему...
- Так что с тетрадью-то? - не выдержал я.
- А ты вспомни, что тебе отец во сне показывал... (Я вспомнил, как из этой тетради в моем сне выпал сложенный вчетверо листок. Пролистав тетрадь, я извлек сложенный и истертый до невозможности на сгибах лист бумаги двойного формата. Бумага тоже была необычной - очень плотной, напоминающей на ощупь бересту...)
- Ну, что, достал? - Она искоса посмотрела на меня.
-Ну?
-Разворачивай.
Я обнаружил какой-то странный список, написанный то ли на латыни, то ли на греческом.
- Развернул? А теперь слушай меня внимательно, дядька. Читай эти слова каждый день от начала и до конца по двадцать одному разу.
- И что будет?
- Увидишь. А дальше сам поймешь, что к чему...
- А как читать-то? Языкам-то я не обучен.
- На тарабарском...
У меня еще долгое время не выходили из головы ни эта женщина, ни слова ее, ни сам список. И как она узнала про сон, если я его никому не рассказывал, про тетрадь, и вообще, откуда взялась?..
Однажды, спустя где-то две недели после продажи тетрадей, я снова просматривал синюю и лист, исписанный набором букв, составленных в аккуратные слова. Слов оказалось в списке ровно 108. Но как их читать? И на каком языке? Вдоволь поломав голову, я обратился к фотографии отца, стоящей в рамке на телевизоре. «Что это за ерунда такая? На каком языке прикажешь читать ее? Что с этим делать, наконец?!» - Я уже начинал злиться. На всех. В том числе и на себя. За то, что никак не мог избавиться от этой, ставшей навязчивой, мысли...
В полчетвертого утра раздался телефонный звонок. С той лишь разницей, что звонил аппарат раз в десять громче обычного! Жена, которая проснулась первой, взяла трубку и через мгновение, став белой, как бумага, сдавленным голосом произнесла: «Это тебя. Отец...». Я, спросонья не поняв, что произошло, хватаю трубку и... чувствую, как зашевелились волосы у меня на голове. Это был голос отца, только очень слабый и далекий. «Слушай внимательно, времени мало. Бери бумагу и пиши», - сказал он. (Я схватил какой-то журнал и фломастер). И продиктовал мне по буквам несколько странных слов. «Читай... латынь... ключ»,-последнее, что я услышал, и в трубке раздались ровный гудок...
Уснуть я уже не мог. Сразу решил воспользоваться полученным ключом. И где-то через час у меня был набор из всё тех же 108 слов, которые уже могли читаться, в отличие от предыдущего варианта. Тем не менее, они не напоминали ни один из известных мне языков. (Я еще потом специально брал словари и проверял, пытаясь хоть в одном из них найти подобные или хотя бы похожие слова).
Однажды, когда жена уехала к детям в столицу, я снова взял эти бумаги и, недолго думая, начал читать. Вслух. Мне показалось, что так правильно. Пару раз прочитав написанное, я закашлялся, да и колоть стало в области солнечного сплетения. (Тогда я почему-то списал это на то, что я очень быстро читал слова, и мне просто не хватило дыхания). Немного отдышавшись, я продолжил, но уже медленнее. Мне хотелось узнать, что же произойдет после того, как я прочту это все 21 раз, как говорила мне та женщина.
Раз на пятнадцатый со мной начало происходить нечто невообразимое. От моих голосовых связок по всему телу пошли горячие невыносимо жгучие волны и странная вибрация, от которой я ощутил необыкновенную легкость во всем теле. Однако, остановиться я уже не мог и, скорее по инерции, продолжал читать странный текст далее. Вскоре к вышеописанным ощущениям добавилось еще одно: мне показалось, что где-то в солнечном сплетении образовался шар, который бешено вращался по часовой стрелке, с каждым моим выдохом становясь все больше и больше. Когда я закончил чтение, шар уже давно вышел за пределы моего тела. Теперь все было наоборот: я находился внутри того кокона, более похожего на яйцо. Причем, я его не видел, непонятным образом ощущая его форму и размеры...
Спустя пару минут странным образом заработало сердце. Появилось ощущение, что его... нет. Приложив ладонь к груди и почувствовав, что оно бьется очень неровно, я рывком бросился к телефону- вызывать «скорую». Но не дошел - просто упал по дороге, потеряв сознание. Последнее, что я подумал в тот момент: «Доигрался...» - и стало темно.
Очнулся я на следующее утро. В том же положении, что и был со вчерашнего вечера. В теле была необычная легкость: я не встал с пола - вскочил! В общем, весь день я только и делал, что занимался домашними делами, ловя себя на мысли, что уже давно мне не было так хорошо. Однако ближе к вечеру я снова почувствовал все свои старые «болячки», включая и тахикардию... И решил почитать список еще раз. (Правда, теперь я предусмотрительно забрался в постель). Снова те же ощущения, только в этот раз я сознание уже не терял, а уснул нормально. Сон мой, в отличие от всех предыдущих ночей, был очень крепким - богатырским.
Увидев все метаморфозы, которые со мной начали происходить, я стал читать список еще и еще. Когда, спустя неделю, вернулась домой жена, едва меня увидев, она замерла с раскрытым от удивления ртом. «Витя! Да ты помолодел никак!» Только тогда я догадался посмотреть на себя в зеркало. Оттуда на меня смотрел солидный с небольшой сединой мужчина, которому едва было пятьдесят. После первого происшедшего шока, у меня был о-о-очень тяжелый разговор с супругой. Только спустя две недели мне удалось уговорить ее почитать этот список.
P.S. С тех пор я, как и когда-то мой отец, стал собирать всевозможные омолаживающие рецепты. Но не просто собирать, а помогать ими своим знакомым, да и многим желающим. Вот только списком из странных слов мы с супругой ни с кем не делимся. Хотела у нас его одна бабка-колдунья заполучить, думала, больше деньги сделает, да и померла, сгорев заживо. Не помогло даже то, что в последний момент она сказала своим детям вернуть вырванный у нас обманом лист желтой бумаги.
Говорят, что им пользовался сам граф Калиостро. Поэтому и жил четыреста лет... Ян Чёрный, газета "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments