marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Старый Айваз

Старый Айваз

История, присланная мне в письме.
«Сам я профессиональный фотохудожник. Я занимаюсь творчеством. В результате имею массу свободного времени, Вот и в тот раз лет семь назад, когда я отправился в Алтайский край, у меня была большая задумка отснять там серию пейзажей. Я не догадывался, что эта поездка повлияет на мою дальнейшую жизнь.
Снимал я в основном степи, пасущуюся живность и красивые закаты солнца. Особенно эффектно они смотрятся там поздней осенью. На свою «командировку» я отвел две недели времени, поэтому для того, чтобы выполнить все свои задумки, в течение нескольких дней пересекал эту местность много раз, частенько заходя в горы. За несколько дней до намеченного срока возвращения домой я столкнулся с браконьерами, причем с самыми отвратительными из них. Если «нормальные», если так можно выразиться, браконьеры убивают животных ради наживы и стараются не оставлять следов своей деятельности, а тем более, никогда не убивают столько, чтобы не унести, то эти все это проделывали только ради развлечения, оставляя после себя растерзанные туши. Естественно, что пройти мимо такого варварства спокойно я не мог, и когда находил туши убитых животных, то сначала их фотографировал, а после хоронил. Около недели так и не мог обнаружить того, кто этим занимается.
Случай представился как раз в день моего отъезда домой. Проснувшись утром от грохота оружейных выстрелов, я схватил камеру и побежал в их сторону. В ту ночь я ночевал у подножия гор, а потому моя стоянка была хорошо скрыта от посторонних глаз. И вот, поднявшись на выступ, прямо под собой, метрах в тридцати, я увидел несколько дорогих джипов, пассажиры которых иногда мелькали по телевизору. То есть, они достаточно известны не только здесь, но и по всей России. Через пару минут к ним подъехала еще одна машина — полуторка ГАЗ-53, — на которой стояло несколько кресел с восседавшими на них охотниками, под ногами у которых лежала очередная добыча. Я настолько был ошарашен увиденным, что чуть не забыл, что у меня с собой камера и мне надо снимать, чем, собственно, и стал заниматься... Но горы — это не только хорошее укрытие от посторонних глаз. Слышимость там почти идеальная. Вот и мои «модели», очевидно, услышав звук срабатывающего затвора или просто почувствовав неладное, стали оглядываться. Я и моргнуть не успел, как в камень под моей камерой врезалась пуля! А через мгновение меня накрыл шквальный огонь из карабинов! И только когда из кабины грузовика были извлечены несколько «калашей», я понял, что лучше отсюда исчезнуть. Тем более что одна из пуль, когда я разворачивался к стоянке, попала мне в плечо...
Достать сразу они меня не могли, что давало мне небольшое преимущество. Собрав палатку и свои нехитрые пожитки, я стал лихорадочно продумывать, как отсюда уйти незамеченным. Было понятно, что эта «очаровательная компания» постарается отсюда меня не выпустить, по крайней! мере, живым. Отойдя достаточно далеко от того места, где у меня была ночевка, я присел отдышаться. И... тут же в том месте, где я был, раздался оглушительный взрыв! Оказывается, у этих людей с собой были не только автоматы, но и кое-что посерьезнее! Гранатомет, наверное. Следом отгремели еще два взрыва. Причем, каждый последующий был намного ближе ко мне. Таким образом часть мелких камушков долетела до меня даже здесь...
Гоняла меня эта компания по горам несколько суток. Передышки были тогда, когда они сами уставали и уже не могли гоняться. При этом даже тогда они не переставали меня держать в напряжении. Пускали музыку в громкоговоритель, пытались меня уговорить сдаться: предлагали воду, пищу, лекарства, большие деньги. Тем не менее, я отчетливо понимал, что стоит мне только к ним выйти, как в меня с большой радостью всадят пулю...
На третий день, когда меня загнали в небольшую расщелину, я понял, что убегать больше не могу — нет сил. Очевидно, это поняли и они, поскольку войти в ущелье и убить меня, не торопились. А может, просто решили подождать, пока я сам умру? Это было бы неплохим вариантом. Сил двигаться не было, я начал вспоминать всю свою жизнь. Наиболее яркие ее эпизоды. Как бы мне сейчас хотелось оказаться там, в одном из них, а не здесь — загнанным в угол, как волк... На фоне этих воспоминаний у меня в мозгу пульсировало только одно: хочу жить! Только жить! Внезапно на мое лицо попало несколько капель прохладной воды, а к губам прикоснулся кусочек персика... Я решил, что уже умер...
— Ну, вот что. Отдохнул, пора бы и уходить. отсюда! — Услышал я чей-то голос. — Да поживее, а то эти молодчики отправят нас туда, о чем ты только что мечтал...
От неожиданности я резко вскочил на ноги и врезался головой в стену. Оглянулся, пытаясь увидеть хозяина голоса. Им оказался пожилой мужчина лет шестидесяти, выглядевший довольно бодро.
— Что прыгаешь? Тут я.
Вспомнив, что выхода из этого ущелья больше нет, кроме как в лапы преследователей, я поинтересовался:
— А как ты сюда попал?
— Так ты вокруг погляди. Что, не видишь, сколько выходов вокруг? — И он показал мне на темные провалы пещер, затем — наверх и тот, через который я сюда попал. — Что, мало тебе? Выходы всегда есть, да только не каждый тебя устроит...
Он сказал, что его зовут Айваз. Было этому мужчине, по его словам, больше ста сорока лет! А в этих краях он оказался потому, что раз в год, когда наступает сезон, он отправляется на поиски «слез жизни» — мумие. Он бы и дальше шел своей дорогой да услышал от гор, что человеку помощь нужна, вот тут и оказался... Честно говоря, рассказ его я воспринимал, как некую сказку, которую рассказывают все пожилые люди внукам или приезжим... Он еще много чего мне рассказал, в том числе и то, что мне не следовало снимать этих людей.
— Раз Бог их сюда допустил, он за это и спрашивать будет. А тебе лезть было незачем. И вместо того, чтобы милиция своим делом занималась, так и она теперь за тобой гоняется. А они тоже люди, им бы дома побыть, с семьей... Ладно, давай отсюда выбираться...
И он показал мне в "сторону, где нас ждали бандиты. Увидев мой растерянный вид, Айваз негромко засмеялся.
— Что, удивлен? А это и есть для тебя единственный выход...
— А как же мы пройдем?
— Так они все спят! Тоже вымотались небось, пока за тобой гонялись... Ну, пошли.
Мы вышли к засаде. И точно: все мои преследователи, как один, спали крепким сном. Да таким, что когда я, переступая через одного, случайно задел несколько железных ящиков, стоявших один на одном, и они с грохотом упали, никто даже не шевельнулся... Только Айваз заругался:
— Бегом давай, мои силы тоже предел имеют!
Отойти мы успели на приличное расстояние, когда позади нас раздался взрыв. Это, как сказал Айваз, в «наше» ущелье бросили гранату. Затем послышалась отборная ругань. Я понял, что, не обнаружив остатки, они возобновили погоню. Неожиданно метрах в тридцати от нас прогремел взрыв. Нас снова начали обстреливать из гранатомета. Сообразив, что их провели, браконьеры готовы были убить меня любой ценой. Вдалеке явно слышался лай собак. Что для нас было равносильно гибели. Заметив, что я испугался, Айваз опять стал посмеиваться:
— Э, чего боишься... Это же не люди — договориться можно. А, опять не веришь...
И он медленно пошел дальше. Я, честно говоря, не совсем представлял, как можно договориться со злыми, специально натасканными на людей, псинами. И посоветовал старику двигаться быстрее...
— А чего спешить? Эти нас точно не тронут...
А дальше вообще произошло нечто невероятное. Когда из-за поворота появились несущиеся псы, я едва успел запрыгнуть на уступ и стал кричать Айвазу, чтобы он поторопился. Но тот даже не шевельнулся. Вместо этого, он вытянул вперед правую руку и замер. Три псины, резко подбежав к нему, тоже остановились и, как завороженные, смотрели на руку... Затем они сели полукругом вокруг него и... завиляли хвостами! Я чуть с уступа не свалился! А Айваз тем временем спокойно к ним подошел и стал гладить каждого между ушами, как будто это были маленькие щенята! Затем спокойно произнес:
- Ну и, все, пора домой...
И собаки снова скрылись за поворотом... Спустя некоторое время вдалеке раздались выстрелы и предсмертные вопли псов... Вскоре горы стали реже и мы, как на ладони, увидели своих преследователей. Когда они поняли, что я не один, то решили пойти на самые крайние меры. Нас начали опять обстреливать из гранатомета. Благо, расстояние пока не позволяло точного попадания. Тем не менее, вокруг нас поднялись тучи пыли, которые порядком осложняли передвижение, особенно когда возникали небольшие обвалы. И пока мы петляли между осыпями, Айваз заметил, как к нам бегом приближался человек, вооруженный длинной трубой. Он, собственно, нас и обстреливал... И когда после очередного выстрела, начавшийся обвал снес нас с ног, а Айваз при падении ударился головой, осерчал он крепко.
— Как ты мне надоел! Когда же у тебя патроны закончатся! Ну, ладно, сам напросился...
У человека, стоявшего метрах в двухстах от нас, внезапно что-то заело в его «трубе», и он принялся тормошить свое оружие. Затем что-то грохнуло так, что от него ничего не осталось. Внезапно вдалеке я заметил едущий автомобиль. И хотя услышать нас не могли, принялся орать, как только мог.
— Что орешь? — Удивился Айваз. — Он нас подождет. Вот, видишь, уже остановился. Пошли, он нас домой отвезет.
Мы побежали к этой машине. Добежав до неё и познакомившись водителем, мы попросили довезти нас до ближайшего города. На что тот только руками развел. — И рад бы, да не заводится. Уже все пересмотрел, надо бы помощь ждать.
— А ты еще раз попробуй, может, и заведешь...
Айваз был явно доволен своей выходкой с машиной. Двигатель завелся с пол-оборота, как будто и ждал, пока мы в машину сядем! Только мы тронулись, как наш водитель охнул и схватился за живот. Под его ладонью, на рубашке, стало расползаться красное пятно. Его ранили. Второй пулей пробило у нас колесо, так что мы едва не перевернулись! И тут старик снова поменялся в лице.
— Ну-ка, — говорит, — останови.
Он молча вышел к нашим преследователям и, став перед ними во весь рост, что-то начал бормотать. Те тем временем перестали стрелять и, не спеша, двигались в нашу сторону. Внезапно поменялась погода. Небо заволокло черными тучами, поднялся страшный ветер. Стало очень темно... И тут я явно почувствовал, как под нами дрожит земля. А где-то вдалеке послышался страшный грохот. Наш новый знакомый с ужасом заорал:
— Смотрите!!!
Прямо на наших преследователей на огромной скорости несся табун лошадей, поднимающий за собой тучи пыли! Жар от них ощущался даже на таком расстоянии! А когда они проносились мимо нас, я с ужасом отметил, что были они поистине гигантского размера: я едва доходил им до колена! Что испытывали в тот момент наши преследователи, остается только догадываться... А мы, наскоро сменив колесо, поехали в противоположном направлении...
И только зайдя на порог собственного дома, я понял, что общался с очень необычным человеком. Жаль только, что при расставании адрес не спросил...»
«Однако, жизнь!», Ян Чёрный
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments