marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Молитва об исцелении

Молитва об исцелении

Эту историю я записал во время одной из поездок из Гомеля в Калинковичи. Поведал мне ее мой попутчик, представившийся Геннадием Сергеевичем.
«Произошли эти события лет десять назад, когда во время очередной медкомиссии у меня обнаружили рак левого легкого. Болезнь была в настолько запущенной форме, что врачи незамедлительно вынесли мне смертельный приговор. Комиссию я прошел с большим трудом... А дальше начались серьезные проблемы. Конечно, мне и ранее говорили о том, что у меня не все в порядке с этим легким, но я, во-первых, понадеялся на традиционное «авось», во-вторых, диагноз был подозрением на туберкулез — курил-то я как паровоз, по полторы пачки в день. А появившиеся в левой стороне груди боли списывал на сердце, барахлившее от нечеловеческой усталости.
Конечно, после того, как у меня обнаружили опухоль, внимание медиков стало более чем пристальным. Мне приходилось бывать в поликлинике один - два раза в неделю. Принимать какие-то препараты и со страхом ожидать очередного осмотра. Так продолжалось до тех пор, пока в один из прекрасных дней мне не объявили, что жить мне осталось около месяца. Ну, может, чуть более. Испугался я серьезно. Я не только не мог полноценно и быстро ходить, но и многие мои действия давались мне с большим трудом. Ко всему прочему началось поражение и второго легкого. От курения пришлось отказаться, что далось очень тяжело. Ощущения непередаваемые!
Конечно, мне был предложен в больнице курс химиотерапии, я посетил только два сеанса. Отказался от этого потому, что успел где-то вычитать, что шансов выжить от такого лечения практически нет. Вместо этого, взяв отпуск за свой счет, я начал поиск и посещение народных целителей, которые могли мне предложить не такие варварские методы лечения, как медики. Химиотерапия хоть и оказывала положительное воздействие на опухоль, все же сильно разрушала остальной организм. И, чтобы не терять столь драгоценное для меня в этой ситуации время, в первый же день своего отпуска я объехал всех известных целителей в нашем городе. Результаты, конечно, не обрадовали. Кто-то отказывался сразу, кто-то просто предлагал мне временное облегчение. Но ни один из них не обещал меня вылечить. Тем не менее, они давали мне адреса других целителей из соседних городов, которые я начал методично посещать, одного за другим. Не скажу, что эти поездки не пошли мне на пользу — облегчение, и довольно серьезное, я получал — но остановить процесс развития опухоли они не могли...
Проще говоря, этими своими действиями, я только удлинил себе процесс умирания, но о выздоровлении не было и речи. Здоровье медленно, но верно продолжало ухудшаться...
Спустя несколько недель я уже еле переставлял ноги, а мой привычный график — посещение двух-четырех знахарей в день — сократился до одного, к которому я добирался с огромным физическим и эмоциональным напряжением. Тем не менее, желание, во что бы это ни стало, выжить упорно двигало меня вперед. Даже сидя дома, я не переставал обзванивать всех своих друзей, родственников и знакомых и выспрашивать у них все новые адреса, половину из которых я просто не в состоянии был посетить чисто физически. А вскоре я вовсе перестал подниматься с постели, проведя несколько недель в жутком страхе перед неотвратимой и достаточно глупой смертью...
Спасло меня настоящее чудо. Когда я в очередной раз «прокручивал» мысленно всю свою жизнь, раздался телефонный звонок. Звонил мой однополчанин — Саша Блотников, с которым мы не виделись к тому времени уже лет двадцать, с того самого времени, как вместе служили на Балтике. Выяснилось, что в нашем городе он проездом, в командировке, и решил найти меня. Однако по старому адресу, который я ему оставлял, найти меня не смог. Вот и решил искать по телефонной книге, просто обзванивая всех подряд. Каково же было наше удивление, когда первый, выбранный наобум номер, оказался верным! И уже пару часов спустя он сидел предо мной в кресле, и мы вспоминали нашу службу...
Когда эйфория от встречи поутихла, он завел разговор о моем здоровье. Делать было нечего — пришлось ему рассказать о своей страшной и неотвратимой болезни. Однако реакция друга меня несколько озадачила. Вместо того чтобы, как и все, с сочувствием покачать головой или постараться как-то ободрить меня, он стал... ругаться. Это было вдвойне обидно, учитывая, что относился я к нему как к старшему, более опытному товарищу. Он не только укорял меня за то, что я не следил за своим здоровьем, но и за то, что я... плохо желал своего исцеления:
— Если бы ты этого хотел по-настоящему, ты бы его получил — гарантирую!
И тут же предложил свозить меня к своей бабке, которую за ее советы нам обоим очень недолюбливали мои родители. Удивившись, что эта бабулька еще жива, я от помощи отказался... Немного меня поуговаривав, Саша уехал. Я же, оставшись при своем мнении, продолжал медленно умирать...
Через несколько недель меня среди ночи забрала «скорая». Я просто начал задыхаться. Меня испугал не столько сам приступ, сколько то, что я мог вообще не проснуться, так ничего и не почувствовав. При этом, будучи в относительном сознании, я четко слышал, как переговаривались между собой врачи, говоря о том, что мне оставались считанные дни на этом свете! Страх смерти был настолько велик, что я решил бороться за свою жизнь, во что бы это не стало! И, едва придя в себя, позвал к себе жену и велел ей позвонить своему другу. Как ни странно, он приехал вечером того же дня и, с огромным трудом уговорив врачей отпустить меня, отвез к своей бабке в деревню...
Выслушав от Авдотьи неимоверное количество нотаций, и уже не реагируя на эти колкости, я просил ее только об одном — сохранить мне жизнь. Мысль о том, что я больше никогда не увижу этот мир, очень сильно пугала меня.
— Ну, ладно, — смилостивилась, наконец, бабка. — Вижу, мало тебе не показалось, да и за жизнь ты готов бороться по-настоящему. Дам я тебе один адресок. Но гляди, станет легче, остановишься — все, час твой пробил необратимо. Назад ходу не будет. Все понял? Тогда держи. — И она мне протянула листок бумаги с адресом. — Езжай туда, да поживее...
Адрес, который она мне дала, был адресом какой-то далекой деревеньки, добраться до которой, даже при большом желании я не смог бы. Но и тут мне на помощь пришел мой друг, который и предложил отвезти меня туда на машине. На том и порешили... Вернувшись домой, я застал свою жену очень расстроенной. Как оказалось, в мое отсутствие «в гости» заходили наши врачи, которые «очень убедительно» говорили супруге о том, что меня уже нет в живых. (Естественно, что сотовой связи у нас тогда еще не было, чтобы мы могли созваниваться.) Более-менее успокоившись и высказав все, что я о них думаю, я стал готовиться к завтрашней поездке. Благо Авдотья, как она выразилась, сумела выпросить у Бога для меня еще неделю времени. А остальное все зависело только от меня...
Доехали до места мы почти за сутки. Не доезжая до города, нам пришлось свернуть с основной дороги куда-то в лес. Через несколько часов езды по непроходимым зарослям, по которым, тем не менее, вела дорога, я уже подумал было, что мы заблудились. Но почти сразу, за очередным поворотом, оказалась небольшая деревенька, вернее, монастырь. Нас как будто только и ждали. Едва мы вышли из машины, как перед нами безмолвно появились несколько человек и предложили следовать за ними. Проводив нас до какого-то дома, они остались на улице, а мы проследовали далее. Внутри нас встретил Настоятель этого монастыря-селения — отец Олег, которому я отдал в руки письмо от Авдотьи. Прочитав его внимательно, он отправил нас в гостевые комнаты — на дворе уже давно была ночь — и предложил отдыхать.
Самое интересное началось на следующий день, когда после завтрака он и еще несколько десятков человек собрались в местной церквушке для молитвы. Посадив меня на пол, они встали вокруг и, раскрыв надо мной свои книги, начали монотонно петь. При этом я начал явно ощущать, как по телу пошли волны тепла и вибраций. Я же просто сидел и с любопытством рассматривал все вокруг. Спустя несколько часов я ощутил некоторое облегчение, но тело ломало так, что впору было в петлю лезть. Когда мероприятие было окончено, ко мне подошел Олег и велел... убираться! Я аж опешил...
— Ты, бестолочь, за помощью приехал, а сам исцеляться не желаешь?! Вон отсюда!
Но после моей просьбы о прощении пояснил, что они исцелить меня могут, только если я сам буду этого желать,
и мне следовало бы читать молитвы вместе с ними. А нет — могу быть свободен. И — без разговоров!!! Мне ничего не оставалось, как согласиться с его условиями...
На следующий день Саша уехал, пообещав скоро за мной вернуться. А отец Олег, позвав меня в свой кабинет, предложил мне переписать одну из молитв из старой толстой книги и велел читать мне ее по сорок раз подряд. При этом не забыть желать исцеления всем сердцем. А дальше потянулись долгие изнурительные дни. Причем проходили они очень странно. Если я работал над собой до позеленения, падая от усталости, никто ничего мне не говорил. Но если пытался хитрить, Олег немыслимым образом об этом прознавал и заставлял читать по-новому. Так прошел месяц. Мое состояние улучшилось настолько, что я даже смог работать наравне со всеми! На прощание монах дал мне новый лист с текстом молитвы и велел принести ее в мир.
— Но — сказал, — запомни, давать ее можно только тому, кто в ней нуждается. Остальным — и не думай. Кому — сам почувствуешь. Да не забудь, что взамен тебе тоже должны что-то давать, нельзя нарушать законы сего мира. Все должно быть в гармонии. Тогда и в теле, и в душе порядок будет. Не только у тебя, но и просящего. Сам поймешь... А вскоре ты встретишь людей, которые помогут тебе в этом. Не забудь и их предупредить. Ну, прощай...
Надо ли говорить о том, что, вернувшись домой, я легко прошел медкомиссию, а предыдущий диагноз врачи посчитали ошибочным... Тогда-то я и понял огромную силу этого подарка!» Ян Чёрный "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments