marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Живая вода

3. Живая вода
Этот человек, разыскав меня в Гомеле, сам предложил записать рассказанную им историю. Честно говоря, относительно его рассказа у меня были некоторые сомнения, которые окончательно развеялись после предъявления рассказчиком паспорта. На вид я бы дал ему от силы лет 25, не более. А по паспорту (с его разрешения я проверил его в соответствующей службе) ему было 48 лет! Довод оказался убедительным и с его слов я привожу эту историю.
С подросткового возраста у меня появилась тяга к химии. Причем уже с самых первых лет ее изучения в школе, я не только знал и сдавал данный предмет на «отлично», но вполне разбирался в органической химии. Именно тогда я для себя решил, что буду либо химиком, либо биологом, либо фармацевтом.
Однажды, экспериментируя в своей лаборатории, которую я оборудовал у себя в сарае (мы жили в частном доме), я порезал руку. Лужица крови образовалась мгновенно и тут же смешалась с препаратом из лопнувшей пробирки. Почти сразу смесь стала ярко-оранжевого цвета. Промыв и продезинфицировав рану, я вернулся было с тряпкой, чтобы затереть на полу это пятно. Но перед этим я взял вату и обмакнул несколько тампонов в ставшую густой, как клей, лужу. Затем, подняв свои записи, я решил посмотреть, что же это я такое намешал, что оно изменило цвет крови на оранжевый?
А на следующий день, специально порезав свой палец лезвием, я повторил эксперимент. Эффект опыта был таким же — оранжевый цвет. Именно таким образом реагировали кровяные тельца на воздействие моего препарата. Вскоре после этого, забросив «общественную жизнь», я часами просиживал в библиотеках, перечитывая горы книг по медицине и органической химии. Так же я стал неплохо разбираться в фармацевтике — особенно в тех препаратах, которые изменяли свойства крови... К тому времени, как я закончил школу и поступил на первый курс медицинского факультета, мои личные записи включали в себя около сорока (!) общих тетрадей.
Проблемой, особенно в то время, было найти все, начиная от литературы и заканчивая самой кровью. В принципе, с кровью проблемы особой не было. Я всегда договаривался с мужиками в деревне, и они за бутылку «беленькой» сцеживали мне несколько литров крови, когда забивали кабана. Другое дело, что «материал» быстро приходил негодность. Холодильника у меня в лаборатории не было, а хранить банки с кровью дома, где их могли увидеть родители, я не рисковал...
Поскольку стипендии, даже повышенной, мне не хватало, я стал по вечерам подрабатывать. Но и этого не хватало. Тогда я вместе со своим дядькой собрал самогонный аппарат. Доходы от нашего «бизнеса» позволили мне не только доставать дефицитные книги и препараты, но и найти немало «доноров» среди алкоголиков, которые примерно раз в месяц сдавали мне материал. (Оборудование для такой процедуры у меня к тому времени имелось. «Жидкая валюта» делала свое дело).
На втором курсе я познакомился с . очень красивой девушкой Аней. Несмотря на то, что за ней пыталось ухаживать огромное количество парней не только с нашего, но и со старших курсов, она выбрала меня. Я, тогда еще не знавший, чем для меня обернется общение с этой девушкой, естественно, был на седьмом небе от счастья. Однако главное увлечение так и не бросил, из-за чего частенько опаздывал на свидания...
Вскоре мне пришлось стать частым зрителем сцен ревности, которые закатывала мне подружка. Верить в то, что у меня нет другой девушки, она отказывалась категорически. Ну, хоть «караул» кричи! Наконец, не выдержав всех этих «разборок», я привел ее к себе в лабораторию и рассказал, что ставлю химические опыты. Рассказал, что за опыты, какие открытия я сделал и так далее.
Через пару дней меня вызвали в деканат и потребовали объяснения, какими такими опытами над живыми людьми я занимаюсь? В тот же день меня исключили из комсомола за «антигуманное поведение, не соответствующее моральному облику советского человека». А через два дня вылетел и из института... Но мои злоключения на этом не закончились. Родителей вызвали «на беседу» соответствующие органы, на которой их долго и нудно наставляли на «путь истинный». Итогом этой беседы стало то, что, вернувшись оттуда, мой отец — человек старой закалки, переживший войну, взял лом и вдребезги размолотил всю мою лабораторию, включая и несколько пробирок с ценнейшим препаратом, свойства которого позволяли уничтожать раковые клетки. (Тогда я проводил опыты на наших домашних кроликах). А все книги по медицине, которые у меня были, включая вузовские конспекты, он просто сжег в печи.
Оставаться дома я больше не мог и уехал в другой город к своей старенькой тетке, с которой мои родители, люди «идейные», принципиально не общались. Там, устроившись на проходную комбината вахтером, я получил возможность далее изучать свой предмет и заново воссоздать лабораторию. (Недостатка в деньгах я не испытывал. От своего дядьки я получал неплохие суммы—мое «изобретение» работало как часы, исправно принося доход).
Вскоре я снова получил первые граммы своего препарата. Далее из исходного «полуфабриката» я получил несколько различных модификаций, которые условно назвал, скажем, А, Б и В. Причем мне пришлось столкнуться не только с биохимией, но и с генетикой. Оказывается, препараты, которые я испытывал на мышах, должны были быть изготовлены из мышиной крови, а для другого животного—из крови его «сородичей». И дело было не в самой крови (ее основа—гемоглобин, у всех одинаковая), а в ДНК, которая у каждого вида млекопитающего своя. Поэтому мой первый опыт закончился неудачей. Не учитывая вышеописанного факта, я ввел мышам препарат из крови быка. В результате весь выводок через час просто погиб...
Время шло, и я постепенно обзавелся своим домом, а затем и хозяйством. Но к тетке ходил исправно — в свои девяносто (примерно) лет, она, естественно, нуждалась в моей помощи по хозяйству... Однажды, когда я снова пришел к ней в гости, я увидел, что вместе с ней за столом сидят еще две дамы: женщина лет сорока и красивая русоволосая девушка, которая мне сразу почему-то приглянулась. Они о чем-то вполголоса разговаривали. Как выяснилось, обо мне. У девушки был лейкоз, и в этом городке, где все знали друг друга чуть ли не поименно, на девушку смотрели как на прокаженную. Врачи, проведя несколько курсов «лечения» опустили руки... Вот и решила моя тетка нас познакомить.
Девушка и вправду мне очень понравилась, и я с удвоенной силой начал работу над своим препаратом. Спустя месяц лихорадочных поисков и проб у меня был готов опытный образец, годный для испытания на человеке. Но применять его на девушке я не торопился. Что-то меня останавливало. Но время неумолимо двигалось вперед... Я уже был готов чуть ли не в больницу идти в поисках «подопытного» кролика, но тут судьба предоставила мне удобный случай. У водителя нашего комбината обнаружилась злокачественная опухоль, которую врачи предлагали просто удалить. Но была она в таком месте, что после удаления, работать на прежнем месте он просто бы не смог, а профессии, кроме водительской, он не имел. Не знаю, что на меня нашло в тот момент, но я, придумывая «на ходу», тут же рассказал, что у меня есть знакомый, который ездит Америку, и что через пару дней я могу достать ему лекарство... Даже и уколы сам сделаю (документы медбрата у меня имелись). Наверное, врал я так отчаянно, что он, почти не раздумывая, согласился.
Через пару дней я приготовил препарат и сделал первый укол. Сутки я провел как на иголках. А когда в понедельник увидел его живым и здоровым, у меня словно камень с души свалился — все нормально! Но самой большой новостью было для меня то, что спустя две недели, он заявился ко мне в гости с бутылкой дорогущего французского коньяка! Оказывается, проходя анализы, он узнал, что от опухоли не осталось и следа—врач, делавший анализ, списал все на ошибку (свою же — в чудеса тогда не верили)!
В ту же ночь, нацедив своей крови, я приготовил из нее препарат для девушки. Чтобы помочь ей, мне снова пришлось врать про друга за границей и присланное им лекарство. И хотя она мне не поверила, страх перед будущим и желание излечиться сделало свое дело — я ввел препарат... У девушки поднялась очень высокая температура, кожа на теле облупилась, как от долгого лежания на пляже. А принимать другие лекарства я не давал, поскольку не знал, как они взаимодействуют с моим изобретением. На вторую ночь температура пришла в норму, а на щеках девушки впервые за несколько месяцев появился румянец. Спустя месяц, девушка была полностью здорова. Вскоре мы поженились. .. .Через пару лет в стране началось страшное явление под названием «перестройка». Из разных щелей, как тараканы, стали вылазить на белый свет экстрасенсы, целители и прочая шушера, которая приносила больше вреда, чем пользы. Я же к тому времени, полностью доработав свои препараты, изредка помогал людям, опять же пользуясь «легендой» о связях за границей...
Однажды в мою дверь позвонили. На пороге я увидел женщину лет тридцати, которая почему-то показалась мне очень знакомой. Это была моя бывшая девушка, через которую я лишился учебы, работы, лаборатории и, в некотором смысле, родителей. Как оказалось, ее отправил ко мне один из предыдущих пациентов. Она мне «с ходу» предложила деньги за то, что я вылечу от рака легких ее мужа и от лейкоза ее дочь. Я отказался. Тогда сумма удвоилась. Затем утроилась. Я был непреклонен.
— Сколько?—заорала она. — Сколько ты хочешь?
Я ответил, что ничего и посоветовал ей уходить. Она рухнула на колени и зарыдала. Очевидно, все возможности для них были исчерпаны. Я был последней надеждой.
— Ты же врач, ну почему ты так поступаешь?
—Ты ошибаешься, я никогда врачом не был..
— Ну, хочешь, мы сделаем тебе диплом? Даже профессором станешь...
—Вряд ли...
—Ну, помоги нам. Хотя бы в знак нашей бывшей любви... —Ах, так это ты от большой любви всем рассказывала, что я над людьми страшные опыты провожу?
Ярость охватила меня. Выпроводил я ее восвояси, а через полгода узнал, что она с интервалом в несколько недель осталась без мужа и ребенка...
Спустя несколько месяцев после прихода Анны, ко мне приехал отец, который попросил спасти от рака легких своего друга детства, заядлого курильщика. Но и тут я, помня старые обиды, отказал в помощи, мотивируя тем, что у меня нет для него лекарства, а опытный образец был уничтожен в разгромленной лаборатории. (Самым удивительным и страшным было то, что все, кто обвинял меня в «античеловеческих экспериментах», были поражены раком!)
А еще спустя год я закончил работу над омолаживающей вытяжкой. Ее результат виден невооруженным глазом. Я выгляжу не старше выпускника какого-нибудь вуза. Секрет данного препарата очень прост. Он обновляет в организме так называемые клетки-лидеры и создает вокруг них благоприятную среду для роста новых молодых клеток. Прилив сил потрясающий! Спустя неделю после приема этого препарата мое зрение с 0,2 вернулось к «единице», а первые признаки седины исчезли вовсе. Я стал выглядеть как десять лет назад.
Практически я повторил опыт графа Калиостро, рассказами о котором все зачитывались в детстве и считали, что это все фантастика и никаких эликсиров молодости быть в природе не может. Может, еще как может! Да и смысл легенды о сказочной «живой воде» я теперь понимаю по-другому. У меня есть препарат, от которого даже самые страшные послеоперационные швы почти полностью затягиваются за двое-трое суток. Так что в некотором роде «живая вода» существует. Только она не прозрачная—красная... Да, искать меня больше не советую. Даже вам (он внимательно посмотрел на меня. —Авт.). Это будет очень небезопасно... Ян Чёрный, газета "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments