marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Categories:

Кто-то из моих френдов их очень любит :)

1. Дар колдуна
Лет пятнадцать назад жила наша семья в одном из пригородных поселков Воложина — небольшого районного центра недалеко от Минска. Я к тому времени уже успел закончить школу-девятилетку и поступил в училище. Жил обычной жизнью подростка, не сильно задумываясь о будущем и проводя свободное время в кампании с друзьями. Иногда по просьбе матери писал письма родственникам, а их у нашей семьи было столько, что почти каждую неделю от кого-нибудь из них приходило очередное письмо. В нашей семье было так заведено, что мы никогда не теряли связи со всеми родными, и всегда были в курсе всех событий, происходящих с ними.
Однажды, вернувшись домой после занятий, я застал свою мать в очень расстроенном состоянии. Оказалось, где-то в одном из отдаленных уголков России умирал мой троюродный дядька, и было ему на тот момент почти сто лет. Дедок, зная о моем существовании, захотел меня увидеть. Это была его последняя просьба. Все мои планы на выходные разом рушились... Но спорить с моей матерью было бесполезно — и я сдался.
Когда я зашел в комнату, где было еще несколько человек, то ожидал увидеть дряхлого старика, который умирает на своей постели. Однако моим глазам предстал довольно крепкий мужчина лет шестидесяти, который, похоже, просто сильно выбился из сил в результате какой-нибудь тяжелой работы. Капельки пота на лбу говорили, что ему сейчас очень тяжело. Одним взглядом поздоровавшись со мной, он кивком предложил мне сесть рядом. Было видно, что каждое действие дается ему с огромным напряжением. Когда я сел, дед взял в свою огромную ладонь мою руку и сжал ее. Я испытал странные ощущения: как будто получил легкий удар током, а в ладони появилось странное покалывание. Затем по моему телу прокатилась волна непереносимого жара, отчего и на моем лбу тоже выступили капельки пота... А потом кроме холодной ладони, я уже ничего не чувствовал...
Наверное, я перестал ощущать пространство и время вокруг себя, погрузившись на мгновение в какой-то транс. Вернул меня в комнату чей-то крик:
—Господи!!! Да он же умер!!!
И я не сразу сообразил, что все еще держу деда за руку...
На протяжении всех похорон я постоянно ощущал вокруг себя чье-то присутствие. И вообще, эти два дня я прожил как одно мгновение. Мне казалось, что умер не дед, а я сам, и все происходящее вокруг — не более чем мой кошмарный сон. Я скоро проснусь, и все это просто закончится...
Уже в поезде, когда мы возвращались домой, я стал замечать за собой странные вещи. Во-первых, намного возросла скорость моей реакции. Я с легкостью перехватил падающий со стола в купе стакан. Во-вторых, я почему-то стал не только понимать, что из себя представляют люди, но и знать, что они думают... В первый момент мне стало очень жутко от всех этих способнос­тей. А когда к нам зашла проводница, я ни с того, ни с сего возьми да и ляпни.
— Вы, — говорю, — через полгода ребенка родите, да только не любят вас. Ваш муж сейчас дома, развлекается с лучшей подругой. К ней скоро и уйдет!
Проводница, конечно, разозлилась. Посоветовала мне не совать нос не в свои дела. Но я не унимался:
— Хотите, — говорю, — назову имя подруги? И даже могу рассказать, как она выглядит и сколько ей лет?
Девушка, стоящая передо мной, стала белой, как лист бумаги... А я на одном дыхании выпалил все, что мне приходило в голову... Девушка убежала. Я только успел заметить, что ее стало трясти, как липку... А на следующей остановке к нам в купе пожаловала милиция. Как оказалось, проводница, не выдержав моих рассказов, просто выпрыгнула на полном ходу из поезда. И снова каким-то немыслимым образом я знал, что она осталась жива...
Конечно, происшествие в дороге еще долго не выходило у меня из головы. И несколько последующих ночей я постоянно размышлял о том, что со мной. Пока не пришел к выводу, что от переживаний по поводу смерти родственника у меня открылись какие-то сверхъестественные способности... И я решил для себя, что грех ими не воспользоваться в своих целях. Что впоследствии и стал делать, и о чем теперь очень и очень жалею...
Начал я с того, что стал рассказывать в группе, где учился, о будущем каждого из студентов. Мне, конечно, не верили, смеялись и в открытую издевались. Что-то вроде: «Ну, предскажи, что я завтра получу по философии»... Сначала я не обращал на это особого внимания, но вскоре все эти выпады меня начали откровенно бесить. И тогда я начал перед всеми выкладывать некоторые тайны «неверующих», о которых они бы предпочитали не вспоминать вообще, а уж предавать их огласке... И вскоре меня стали не только бояться, но и ненавидеть... А позднее я уже знал о том, что кое-кто решил меня сильно поколотить. Самое интересное, что я не только знал этих людей поименно, но также знал, где и когда это произойдет...
А спустя несколько дней вечером, после занятий, у меня в голове появилась мысль: это будет сегодня, уже скоро. При этом я даже не испугался.... И когда в темном переулке меня со всех сторон окружила озлобленная стайка ровесников, скрывающих лица шарфами, я реагировал спокойно... Даже тогда, когда мне сообщили, «что меня будут сейчас учить». мне было всё равно я спокойно назвал каждого по имени, и сообщил им, что одного из них через двадцать минут насмерть собьет машина, и никто не найдет виновника. Кое-кто, не выдержав всех своих приключений, скоро сойдет с ума. А тот, кто меня тронет, умрет через год в страшных мучениях, и никто не сможет ему помочь... (Это, конечно, была неправда — я просто добавил это от себя, чтобы их попугать). А через пару минут с этого сарая (я показал в сторону полуразрушенной трансформаторной будки) рухнет крыша.... И точно — крыша, конечно, не рухнула, но с нее слетел кусок рубероида с таким шумом, что вся кампания вздрогнула. Говорил я тогда зловеще, нарочито медленно, чтобы каждое мое слово пугало еще больше... В тот вечер меня никто так и не тронул, а спустя минут сорок, когда вся компания, изрядно выпив, перебегала дорогу, их на полном ходу сбила черная «девятка», да так, что одному просто оторвало голову. Естественно, что водитель данного авто сразу удрал. Номер же в суматохе никто не заметил...
Девушки у меня тогда не было, и вот, не долго думая, я решил исправить сию ситуацию. Была в параллельной группе очень красивая девушка по имени Настя. Причем, несмотря на русское имя, сама она была из немного странной, со своими традициями, восточной семьи. Говорили, что отец у нее то ли казах, то ли киргиз. Среди нашей молодежи она считалась неприступной. А многие, откровенно боясь ее отказа, даже не думали с ней знакомиться... Я же в свою очередь, когда в кампании зашла речь о девчонках, взял да и похвастался, что не пройдет и трех дней, как она будет бегать за мной как привязанная. Естественно, что все только посмеялись. В итоге мы просто поспорили на довольно крупную по тем временам сумму. А спустя пару дней после занятий она подошла ко мне сама... При этом она рассказала, что с ней происходит что-то непонятное: все время тянет ко мне. А уже через минуту мы просто болтали как старые друзья, и я запросто проводил ее до дому...
А еще через пару дней один из моих «друзей» все-таки донес этой девушке, что я просто на нее поспорил, и что она мне вовсе не нужна... Ну и в том же духе... Почти каждую ночь снились кошмары — какие-то твари, настоящие демоны(!) постоянно пытались меня себе подчинить. Моя нервная система была на грани сильнейшего истощения... Я буквально «взрывался», когда меня что-нибудь начинало раздражать! При этом вокруг начиналось то, что обычно называют полтергейстом. Начинали (в прямом смысле!) летать по комнате разнообразные предметы. Когда в один из следующих дней я снова подошел к Насте, но она не захотела со мной разговаривать и демонстративно ушла с подругой.... Я же в тот момент почувствовал, как один из парней смеется про себя. Подойдя к нему, я сходу выпалил все, что он держал в своей голове, и сказал, что сегодня он умрет. (Так и случилось — вечером он умер от удара током). А сам побежал догонять Настю...
Девушка даже не обернулась. И тогда я бросил ей вдогонку:
- Ты придешь!!! Завтра в три жду! На завтра было воскресенье, и мои родители, как обычно, отправились в деревню обрабатывать участок, оставив меня готовиться к занятиям... (якобы...) Настя появилась ровно в три часа. При этом я сразу заметил скомканное поведение девушки. Как будто она пришла сюда не по доброй воле, а словно кто-то ее заставлял. Все еще пытаясь сохранить остатки своей гордости, она рассказала о том, что произошло в училище....
Я мгновенно вышел из себя и начал посылать проклятия всем, кто только присутствовал при том разговоре! (Эти люди, кстати, до сих пор имеют серьезные хронические заболевания, которые ничем невозможно излечить). А поскольку мы находились в моей комнате, то почти все, что лежало на полках или на столе, стало просто носиться по комнате с бешеной силой! Зрелище это было действительно страшное!!! Девушка, забившись в угол, начала тихонько скулить и умолять меня все это прекратить.
Наконец, минут двадцать спустя я успокоился. Затем просто притянул к себе испуганную девчонку, и мы стали целоваться. А дальше произошло то, что обычно бывает, когда парень и девушка остаются наедине.... С той лишь разницей, что для Насти это было впервые, и каждое свое действие она производила нехотя — словно кто-то невидимый заставлял ее подчиниться....
После выходных Настя на занятиях не появилась. Не пришла она и через неделю, и через месяц. Как оказалось, вернувшись в тот день домой, она заперлась в своей комнате, дождалась, пока все уснут и перерезала себе вены...
У меня со временем появилось еще несколько подружек, которые, хоть и неохотно, но подчинялись мне, позволяя делать с ними почти все, что я хотел. Однако моя психика была уже на пределе. И все чаще мои выходки переставали быть контролируемыми. Вся моя жизнь практически пошла под откос. Я перессорился со всеми родственниками. Имея отличные оценки, умудрился переругаться со всеми преподавателями. Да и дома началась какая-то чертовщина. Сам по себе мог вспыхивать огонь, мгновенно перерастая в небольшой пожар. Хорошо, если это происходило днем, а если ночью, когда все спали....
Когда в очередной раз дома произошел эксцесс, мать решила, что мной пора заняться всерьез... Она повезла меня к бабке Дарье, в одну из деревенек.... Та, как меня увидела, так испугалась!
— Господи, — говорит, — сам нечистый пожаловал!
А когда, наконец, упросили ее мной заняться, она очень долго отказывалась. Потом не выдержала:
— Ты ж, балбес этакий, сам протянул руку колдуну (она точно назвала имя моего покойного родственника), так чего ж ты теперь хочешь? А ты, — она обратилась к моей матери, — сама туда его и повезла, хотя он отказывался. Господь-то давал ему другие планы. Что ж это вы против воли Господа пошли?
И долго еще нас ругала... Она же и рассказала, что дед-то мой, оказывается, был сильнейшим колдуном, и люди ему частенько «заказывали» устранить недоброжелателей или просто неугодных людей. А, умирая, силу свою он мне и передал. Да только силу. А без знаний любая колдовская сила рано или поздно «ломает» своего хозяина. Ее-то подчинить надо еще суметь.... Вот этот балбес (это про меня) много непотребного и натворил... Господи! Столько народу на тот свет отправить!!!
Но все же баба Дарья решила мне помочь и, хотя с огромным трудом, но освободила меня от колдовской силы и от остальных проблем. Хотя от некоторых, ставших уже хроническими, заболеваний излечить меня она так и не смогла... «Смирись, — говорит, — это тебе наказание за твои дела непотребные».
2. Иванка
Началось все лет пятнадцать назад. Елена, которая до сих пор живет в нашем поселке, тогда была еще совсем молодой девушкой: не красавицей, не дурнушкой, в общем, не хуже и не лучше прочих. Встречалась она с Антоном — внуком местного знахаря. Дед тот слыл человеком добрым и в помощи никому не отказывал, но дисциплину в поселке держал железную: не было случая, чтобы любое событие, значимое для всех жителей, прошло мимо него и без его одобрения. О пьянках, которые постоянно происходили где-то в соседних селениях, у нас лет, наверное, тридцать слыхом не слыхивали, впрочем, как и о гриппе, и о любой другой заразе. Дедок дело свое хорошо знал, но сам не долго зажился на этом свете. А способности сверхъестественные по наследству внуку передались: еще в детстве обидчикам его доставалось, что называется, по полной программе.
Дружили Елена и Антон довольно долго. Еще со школьных времен их постоянно видели вместе, а когда Антон вернулся из армии, родители ребят стали подумывать о свадьбе. Хотя, справедливости ради, надо заметить, что в отсутствие Антона, к девушке наведывался парень из города. Имени его я не помню, но то, что он приезжал довольно часто, видел весь поселок — иномарка, которую он брал у отца, то и дело появлялась возле дома Елены. Однако девушка оказалась на удивление стойкой и честной, ни на какие соблазны, уговоры и предложения не поддавалась. Не раз незваный гость выскакивал из ее дома, будто ошпаренный, и на огромной скорости проносился через весь поселок, чудом не сбивая пешеходов и играющих детей. При этом через несколько дней он снова являлся к Елене с огромным букетом, и... все повторялось. Незадолго до возвращения Антона возле дома Елены разыгралась привычная сцена, но на этот раз девушка прилюдно объявила навязчивому ухажеру, что через месяц выходит замуж. Мощный удар кулаком в лицо сбил Елену с ног. Смачно харкнув на лежащую девушку, ее гость произнес, что теперь «она и ее придурок пожалеют о том, что появились на свет»...
Не скажу, что свадьба у Елены и Антона была шикарной, но гулял на ней весь поселок. При этом еще по старой традиции, оставшейся от деда, даже к концу вечера все как один были хоть и выпившие, но твердо стояли на ногах. Именно поэтому многие заметили, как в поселке появилось несколько наглухо тонированных иномарок, из которых вышли молодые ребята в кожанках. Не приближаясь к свадебному гулянью под открытым небом, они недолго понаблюдали за происходящим и вскоре уехали.
А через несколько месяцев Антона нашли мертвым возле дороги, ведущей в город. Как определила экспертиза, его на высокой скорости сбила машина, а затем парню несколько раз выстрелили в затылок. Несмотря на то, что все жители поселка сразу догадались, чья это работа, милиция, как водится в таких случаях, «ничего не нашла». Дело закрыли за недостатком улик.
Вскоре жизнь в поселке вернулась в привычное русло. Спустя положенный срок, седьмого июня появилась на свет маленькая копия Антона — черноглазая темно-русая малышка. Ох и намучались родственники, выбирая, как ее назвать: что ни придумают, тут же шестое чувство подсказывает — не то! Но однажды молодой матери приснился сон, будто ее покойный муж отрывает листики перекидного календаря и указывает пальцем на имя, написанное рядом с датой рождения дочки. Появилась-то малышка аккурат на Рождество Иоанна Крестителя! Сон этот повторился несколько раз, а потому подумали-посовещались родственники и решили назвать девочку Иванкой.
Месяца через три Елену с коляской едва не сбила летящая по улице иномарка без номеров. Девушка быстро смекнула, что обиженный ухажер преследований своих не оставит, и больше с ребенком без сопровождения крепких мужчин никуда не выходила. Однажды к дому молодой вдовы подкатил черный джип, из которого вышли знакомой наружности молодчики и стали требовать, чтобы Елена с малышкой поехали с ними. Но поскольку местные уже были начеку, братков под прицелом нескольких охотничьих ружей быстро выд­ворили вон, пообещав и в будущем — если случится — столь же «радушный» прием.
Шли годы, Иванка росла, как любой обычный ребенок. Разве что вопросов маме задавала намного больше, чем ее сверстники, да не по-детски задумывалась о жизни. Способности, которыми были наделены ее отец и прадед, начали проявляться у Иванки годам к семи. Она просто подходила к людям и, не задумываясь, говорила, у кого какие нелады со здоровьем, а еще с легкостью успокаивала даже самую жуткую головную боль одним прикосновением своих теплых ладошек. А когда Иванке исполнилось девять лет, ее целительский дар многократно умножился: она без труда снимала любой жар и лихорадку и даже останавливала сильные кровотечения. Молва о чудо-ребенке шла далеко, и вскоре Елене уже не давали проходу от постоянных обращений к дочери. Часто к ней приходили и ради забавы — мол, что еще может сказать про меня эта наивная малышка? Ради такого и деньги предлагали. Но если вы думаете, что Иванка общалась со всеми подряд, то сильно ошибаетесь. Помогала она только тем, кого сама выбирала, а отказы объясняла так: кто заслужил — пусть болеет. Спустя некоторое время обратился к Иванке бывший ухажер ее матери: пришел не из любопытства, а за помощью. Как выяснилось, уже несколько дней подряд лежал при смерти его ребенок то ли трех, то ли пяти лет от роду. Объездив всех знахарей и целителей, не говоря уже о самых лучших врачах, и ничего не добившись, он был вынужден просить Иванку. Елена наотрез отказалась подпускать его к дочери. Преодолеть ее сопротивление не могли никакие уговоры.
Каждый день, доведенный до отчаяния отец умолял Елену помочь его ребенку, несколько раз с ним приезжала супруга, бывшая фотомодель, которая от переживаний за жизнь сына стала больше походить на привидение, чем на молодую красивую женщину. В один из вечеров Иванка упрекнула мать за то, что она пытается не допустить предначертанное судьбой. Елена воскликнула: «Тебя же убьют, глупый ребенок!» Но в итоге вышло так, как сказала Иванка. Она встретилась с несчастными родителями, которые так долго добивались этого визита. В ту пору ей исполнилось двенадцать лет. Когда эти люди зашли в комнату, где сидела девочка, повисла зловещая тишина. Первой заговорила Иванка:
— Вы пришли, чтобы я помогла вашему ребенку. Ноя не могу этого сделать, как бы вы меня об этом не просили. Просто потому, что это наказание не для него, а для вас. Скоро вы потеряете того, кого любите больше всего на свете. Пытаться что-то изменить бессмысленно, смиритесь... А если станете жить правильно, этот ребенок придет к вам во второй раз. Лет через пять.
Визитеры, конечно, оторопели от этих слов. Но вместо того, чтобы прислушаться к ним, стали уговаривать Иванку, сулить невесть какие блага и деньги. Суммы назывались такие, что у всех присутствовавших от удивления и, что скрывать, зависти глаза на лоб полезли.
Вдруг во взгляде Иванки появилось нечто страшное. Голос ее из мягкого и нежного девичьего стал жестким, с хрипотцой, как у деда, с поправкой на возраст, разумеется: «Ты что думаешь? Антона в могилу свел, мать убить хотел. Пистолет до сих пор в шкафу хранишь — все случая ждал в меня выстрелить! А сколько еще душ загубил, не забыл? Вспомни, как из-за тебя (она назвала имя девушки) с крыши спрыгнула. А ведь она не изменяла тебе и ждала твоего ребенка! Да у тебя руки по локоть в крови...» И точно, руки мужчины оказались окровавленными! Сидевшая рядом с ним жена рухнула в обморок, а когда ее привели в чувство, она страшно заорала и вцепилась в волосы мужу, будто норовя в прямом смысле снять с его головы скальп: «Так это ты, сволочь, мою подругу в могилу свел!? А я-то, дура, тебе верила. .. Да еще меня к этой малолетке привел! Меня еще никто так не унижал! Я тебя, гнида, самого в могилу отправлю...» Напоследок запустив в мужчину табуреткой, она вывернула карманы его куртки, нашла там ключи от машины, выбежала из дому, села за руль и уехала. Белый как мел мужчина тихо извинился и, как побитая собака, отправился на автобусную остановку. Когда он вышел, Иванка потеряла сознание. Впрочем, ничего страшного с ней не произошло.
Продолжение этой истории последовало спустя дней десять. Примерно около часа ночи, когда все уже улеглись спать, у дома Елены остановилась машина, из которой выскочила уже знакомая нам молодая женщина и, отвесив лающему псу увесистого пинка, бесцеремонно рванула дверь в дом. Едва Елена успела открыть, как разъяренная дама мгновенно вцепилась ей в горло, злобно шипя, что изведет весь их род до тысячного колена, что спалит их хибару дотла и так далее. Когда же, наконец, подоспевшие мужчины разняли их, предварительно окатив незваную гостью холодной водой, выяснилось следующее. В тот злополучный день, когда эта пара приходила просить Иванку о помощи, начавшуюся у Елены ссору они продолжили у себя в доме. Причем ругались так сильно, что даже соседи, которые всегда относились к ним с некоторой опаской, не выдержали шума и вызвали милицию. В итоге — к абсолютно не скрываемому удовольствию окружающих — мужа служители порядка увезли с собой. А наутро женщина обнаружила в постели уже остывшее тело ребенка. Врачи констатировали, что он просто задохнулся около трех часов ночи, когда родители были заняты выяснением взаимных претензий... Дальше неприятности стали нарастать как снежный ком. Вернувшийся вечером муж, узнав о смерти сына, избил жену так, что она угодила в больницу. И если бы не бдительные соседи, которые опять позвонили в отделение, мать пришлось бы хоронить вместе с ребенком. Через пару дней, не выдержав всех этих передряг, мужчина основательно принял на грудь и выпрыгнул с пятого этажа. Однако не то, что не убился, даже не покалечился серьезно, только руку сломал. Вечером того же дня, неизвестно каким способом достав спирту медперсонала, незадачливый самоубийца снова крепко напился и полез в петлю. И вот сейчас, через сутки после похорон мужа, женщина пришла чтобы «удавить эту маленькую дрянь», которая отобрала у нее все, что имело смысл в жизни...
Иванка, которая уже давно вышла в прихожую и слышала весь рассказ, только произнесла: «Ничего ты не сделаешь. А то, что произошло... Так никто, кроме вас, в этом не виноват». Договорить она не успела, дамочка схватила Иванку за шею и с криком «убью!» ударила девочку головой о стену и стала душить. Все, кто был рядом, бросились оттаскивать обезумевшую женщину от ребенка, но внезапно почувствовали, как по комнате пробежал холодный ветерок. Затем в слабо освещенном углу появилась крупная полупрозрачная фигура... старого знахаря. В мертвой тишине резко, но глухо, словно из-под нескольких слоев ваты прозвучал властный голос: «Оставь ребенка! Собирайся, дура, тебя муж заждался. Ну, бегом!» Гостья, не ожидавшая такого поворота событий, медленно попятилась к выходу, но, наткнувшись спиной на стену, медленно сползла по ней и отключилась. Придя в себя и увидев, что призрак все еще находится в углу и внимательно за всем наблюдает, женщина вскочила на ноги, побежала к машине и, рванув с места, уехала. А призрак медленно растаял, как будто его и не было. Кто-то из свидетелей произошедшего с досадой высказался по поводу агрессивной гостьи: «Завтра опять припрется — жизни не даст». На что Иванка бесстрастно возразила, что эта женщина больше никогда не придет, даже домой сегодня не доедет — ждут ее. Вскоре метрах в пятистах от поворота в поселок местные пацанята нашли вдребезги разбитую иномарку, за рулем которой сидела молодая женщина. Она была мертва.
P.S. А потом Иванка пропала... Утром, как обычно, она отправилась с подружками в школу и не вернулась. Самое удивительное, что уже через пару месяцев о девочке никто и не вспомнил».Ян Чёрный, газета "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments