marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Странные случаи

СЕМЕЙНОЕ ПРОКЛЯТИЕ

Рассказывает пенсионерка Нина Суворова из Ставрополя:
«Вышла замуж я рано. Матери не было, отец погиб. Встретила мальчика - такого же зеленого, как и сама. И стали жить. Правда, он у себя дома, а я у себя. Его родители ничего не знали, пока я не забеременела. Тут-то все и началось. Не могу объяснить, почему его матери я не понравилась. Наверное, оттого, что, была бедная и без родителей, хотя он тоже не из богатых. Его мать мне сразу заявила: «Я тебе жить с ним не дам!»
Так вот. Роды были очень тяжелые, муж в это время находился на практике, и меня 11 из роддома взяла его мать. В их доме я просто таяла - ничего не ела, а если съем, сразу назад выворачивало. Ничего у меня не болело, но с каждым днем становилось все хуже и хуже. Лежу я однажды вечером и слышу, будто кто-то заходит в мою комнату - тихо-тихо. И что-то тяжелое ложится на меня. Я лежала с закрытыми глазами и подумала, что вернулся муж, и говорю ему: «Мне нельзя быть с тобой, у меня нет никаких сил». А он давит все сильнее и сильнее. Я открываю глаза и вижу: лежит на мне мужчина, весь заросший волосами, - просто копия моего свекра. Испугалась я страшно и давай читать «Отче наш». Мужчина отпустил меня немножко и. засмеялся. Да так громко: по всей комнате, словно горох, рассыпалось его «ха, ха, ха». Тогда я закричала. Прибежала свекровь, я ей все рассказала. Она мне говорит, что это не первый случай. У нее стояли на квартире студенты, и их тоже душил домовой.
Через два дня приехал мой муж. Я слышала, как свекровь говорит ему: «Вези ее к ней на квартиру. Все равно умрет, ничего не ест, только продукты переводит». Муж одел меня и потихоньку с другом повел домой. Когда я открыла свою комнату, перешагнула через порог, мне показалось, будто что-то чужое, тяжелое вышло из меня. Тут же я полезла в свой стол, схватила кусок сухого хлеба - больше там ничего не было -и жадно съела. У меня было чувство, словно я не ела сто лет.
Сменила квартиру и стала поправляться. Но жизнь с мужем никак не налаживалась. Вскоре мы разошлись, как свекрови и хотелось.
Много лет спустя я жила уже с других мужем - мой первый разбился на мотоцикле «Ява». Через несколько месяцев отец его упал с крыльца и умер от инсульта. Не прошло и года, как зарезали моего сына. Он жил отдельно от меня и собирался жениться. Было ему 25 лет. До сих пор так и неизвестно, кто и за что его убил. Знаю только: он курил анашу. Когда пришло время поминать сыночка на 40-й день, утром умерла свекровь. Словом, весь род их вымер. Говорят, что в городе Кисловодске жили родственники свекра, но и тех тоже словно выкосило. Не знаю, рок это или что...
Сейчас я хожу на могилы к ним - все четверо лежат рядом. Вся молодость моя пошла наперекосяк. Думаю, из-за свекрови, потому что свекор всегда называл ее ведьмой».
Такова история Нины Суворовой. Думаем, в этом случае, как и во многих других, речь идет о вампиризме. В народе это называют «душил домовой». Люди тут уж давно не употребляют слово «вурдалак» или «упырь», хотя суть явления та же самая.

ЛИФТ


Рассказывает А Н. из Москвы:
«Я живу на двенадцатом этаже, но с первого на свой один никогда не езжу; если есть попутчики - все в порядке, еду. Один - никогда. Дело в том, что наш лифт мне мстит. Мы въехали в этот дом, когда мне было 12 лет, и я в лифте шкодил: на стенках писал, стопорил двери, выламывал микрофоны, сжигал кнопки вызова и даже иногда мочился в кабине. И вот однажды вошел в лифт, двери закрылись, а с места лифт не двинулся и не открылся. Меня из кабины шесть часов специалисты вызволяли и не могли понять, в чем причина, что заело. Вытащили. Но я тогда еще не понял «намека», и на следующее утро поехал со своего этажа на первый. Застрял между двенадцатым и одиннадцатым опять на четыре часа. Вызволили меня опять, и после этого полгода вообще в лифт не совался. Вошел с попутчиками, они на восьмом этаже вышли, я поехал дальше и опять застрял между одиннадцатым и двенадцатым. Все, после этого случая я уже понял, что лифт мне мстит за все мои мальчишеские проделки над ним. Вот уже четыре года я домой и из дому хожу только пешком, опасаясь, что лифт меня еще не забыл и обязательно накажет, окажись я в кабине один».

Ночной гость


Рассказывает Галина Федосеевна из Самары:
«Когда я была ещё маленькой девочкой, и мы жили в Липягах под Новокуйбышевском, то никто то, что происходило в нашей семье, не воспринимал, как что-то необычное и сверхъестественное. Это сейчас о подобных вещах говорят, как об аномальных явлениях. А было вот что. Помню, что у матери моей, Акулины, муж ушёл на войну. Через некоторое время к нам пришла похоронка – отец умер в госпитале от тифа. А у матери нас было четверо. Как она горевала, как тосковала! И любила она отца уж больно сильно, да и с нами что одной-то делать, с хозяйством как в одиночку управиться?
И вот однажды вечером сидим мы все дома, ужинаем. Вдруг стук в дверь. Мать испугалась: кому из сельских придёт в голову наведаться в гости в такой поздний час? Подходит к двери и спрашивает: «Кто там?». «Открой, Акулина, это я вернулся», - слышим мы отцовский голос. Младший мой брат так и бросился к двери папаню встречать. Забыл совсем мальчишка, что отец наш от болезни умер и не может вернуться домой. Мать его от двери оттолкнула, велела на своё место вернуться. «Не Пётр ты. Мой муж от тифа умер, иди своей дорогой». А гость не уходит: «Открой, Акулина! Пётр я. Вылечился и домой пришёл. Ошибка в похоронке вышла. Живой я. Посмотри в окно, увидишь».
Подбежала мать к окну: и вправду, стоит её Петя живее всех живых, улыбается ей. «Открой, дурёха! Я вот детям гостинцев всяких привёз, пряников, конфет!». Смотрит мать, и действительно, все карманы отцовской одежды набиты пряниками и печеньем. Мы, обычно и картошки-то вдоволь не видевшие, стали умолять мать пустить отца домой. Но что-то её остановило. «Не может это быть ваш отец, - сказала мать. – Лицом похож, голос его, речь ласковая, но чувствую я, что не Пётр это». Потом мать села на кровать, позвала детей, обложилась нами, так мы и сидели до утра.
До самого рассвета отец стучал в дверь, уговаривал впустить его, вспоминал разные эпизоды совместной жизни, но мать наша была неумолима. А поутру стук прекратился. вышли мы на крыльцо, а там нет никого, только помёт козлиный да камни валяются. Я уже потом поняла, что мать моя по каким-то ей одной известным приметам угадала, что это был не наш папаня. В то время это всё воспринималось, конечно, не как рядовое явление, но и не как из ряда вон выходящее. Подобное происходило не только с моей мамой, но и с другими сельчанками.
Одна молодая вдовица в похожей ситуации не выдержала и пустила своего возлюбленного домой. Несколько дней он к ней приходил по ночам. А однажды, как рассказывали в селе, уронила она как бы невзначай ложку на пол. Женщина наклонилась и увидела, что у её супруга вместо ног что-то вроде копыт. В этот же момент он и убил её. С тех пор мать нам крепко – накрепко наказывала по покойникам сильно не тосковать, чтобы беду не накликать».

Хозяйственный домовой.


«А ещё у нас жил домовой, - продолжает свой рассказ Галина Федосеевна. – Но это уже тогда, когда мы в Ипатьевку переехали. Мама моя вышла второй раз замуж. У неё родился пятый ребёнок, Павлушка. В ту пору ему было лет пять. И вот, говорю, у нас появился домовой, барабашка, или как там их сейчас называют. Только он у нас добрый был, по хозяйству нам помогал. У нас тогда две лошади было. Так вот, ночью он им все гривы заплетает, воды в вёдрах натаскает, дрова аккуратно сложит. Как-то раз Павлуша вздумал подурачиться. Мы-то старшие, знали, что с домовым нельзя шутить и его обижать. А Павлушка взял да и проделал дырку в ведре, которое ночью домовой водой заполнял. С тех пор домовой обиделся и помогать нам перестал. Правда. Спасибо ему, и худого нам ничего в отместку не сделал.

Потусторонний жених


Галина Федосеевна рассказала ещё одну историю:
«Самая страшная история произошла с моей сестрой Раисой. Она уехала в Самару из деревни вместе со мной. Как и я, вышла замуж. Муж у неё был хорошим, работящим человеком. Одна беда – работал вахтовым методом на Севере, и дома они с дочерью его практически не видели. И вот, когда дочь стала уже взрослой, зажила своей жизнью, Раиса подумала – подумала да и сошлась с одним мужчиной. Посчитала, что ещё молода, и заживо себя хоронить при муже, которого всегда нет, нельзя. Мужчина тот был на несколько лет старше её, внешне производил впечатление вполне положительного человека. Но вот через несколько месяцев встречаю я Раису, а на ней лица нет. Хочешь – верь, говорит она мне, хочешь – не верь, но Дмитрий, с которым я познакомилась, вовсе не человек. «Если б ты знала, что со мной происходит, - плакала сестра. – Но я тебе ничего рассказать не могу, он меня убъёт».
Попрощавшись с Раисой, я. Честно говоря, ни одно её слово не восприняла в серьёз. «Обычная ссора. Погулаля, покрутила хвостом, а теперь он ей разонравился. Может из квартиры Раиной добровольно уходить не хочет?» - подумала я. Твёрдо решив на неделе связаться с братьями и выдворить Раискиного ухажёра, я на этом успокоилась, а через некоторое время, погрузившись в свои собственные дела, благополучно об этом забыла.
Раису я встретила через три месяца недалеко от дома, где жила сестра. «Не вздумай подниматься ко мне! – закричала она ещё за несколько шагов до меня. – Они там! Он и его слуги. Я могу разговаривать с тобой только здесь. Ничего не говори моей дочери, я от неё скрываюсь. Галя, он не человек!».
Еле остановив бредовые, как мне тогда показалось, выкрики сестры, я привела её к себе домой. Как же она изменилась! Некогда красивое лицо было изжёлта – бледное, кожа обтягивала скулы, все руки были в кровоподтёках, каких-то порезах и синяках. «Наркотики? Алкоголь? Сумасшествие?» - лихорадочно перебирала я в голове возможные объяснения поведения сестры. «Господи! Во что тебя втянул этот гад?!». Раиса плакала: «Они, его слуги, сказали мне, что если я кому-нибудь скажу или попытаюсь убежать, то они ослепят меня. Галя! Я так боюсь, но я должна туда вернуться».
Конечно, я не хотела её отпускать, но она настаивала.
Через неделю, когда я уже договорилась о психиатрическом обследовании моей сестры, Раиса ослепла. Сразу и, как говорят врачи, тотально. Не на шутку встревожившись и гоня прочь от себя мысли о том, что сестра говорила до этого, я отправилась в её квартиру. Но там никого не было и дверь мне никто не открыл. Я поехала в деревню звать на помощь наших братьев. когда мы все вместе приехали, то опять отправились туда, где жила Рая. Дверь была открыта.
Раиса лежала на кровати. Я позвала её. Она тихонечко повернула ко мне измождённое лицо и сказала: «Помнишь, мама нам рассказывала, что в нашей деревне жила Авдотья, которая обращалась в свинью? Когда приходила ночь, она втыкала ножи по кругу, перекувыркивалась через них и становилась настоящей свиньёй. Бегала по деревне и безобразничала. Потом раз мужики подловили её и, как Панночку в «Вие», избили. А на Авдотье потом все увидели синяки и шрамы. Мы тогда слушали эту историю, как страшную сказку. Со мной произошло нечто вроде, только гораздо страшнее. Они сказали, что теперь я умру. Только перед этим мне нужно увидеть мою девочку».
Пока я слушала Раису, братья обыскали квартиру, пытаясь найти следы Дмитрия, пустые бутылки или шприцы. Но ничего не было. Мы заметили лишь то, что несмотря на летнюю жару, в квартире стоял жуткий холод, у нас зуб не попадал на зуб. Раиса тоже лежала, закутавшись в шубу и шаль. Видно было. Что ей очень плохо.
Дочку Раисы мы звать к матери побоялись. А сестре моей, как мы не старались, лучше не становилось. Месяц она мучалась в агонии, наотрез отказывалась лечь в больницу и умоляла привезти к ней дочь. Наконец братья сжалились и привезли Людмилу в квартиру её матери. Через час после её визита Раиса умерла. Это уже потом, когда начали показывать «ужастики» и продавать разные книжки, я узнала, что действительно, когда в квартире находятся инфернальные силы, ну, дьявол, например, то это сопровождается сильным холодом. И что человек, которому известно что-то, не может умереть спокойно, не передав кому-нибудь свои знания. Может, это, конечно, и бред всё, но почему Раиса умерла сразу после прихода Людмилы, почему было так холодно, наконец, как она предсказала свою слепоту? Если бы я тогда знала, что всё это не просто так, я, может быть, обратилась бы к какой-нибудь старушке – ведунье или в церковь, где изгоняют разную нечисть. Но тогда я думала, что моя сестра просто больна.
Узнав о болезни и смерти жены, приехал муж Раисы. Когда тело сестры находилось в морге, Андрей (так звали мужа) ночевал вместе с Людмилой в квартире Раи. И вот ночью оба чётко слышали, как кто-то ходил по дому, хлопал дверьми, переговаривался, стонал. Андрею и люде было уже не до сна. Они заперлись в одной из комнат и сидели там до утра, смотря по телевизору всё подряд. Утром они прошли в ту комнату, где стоял стакан воды, накрытый хлебом. Стакан был опрокинут, а хлеб валялся под столом.
Когда Андрей пошёл в морг, то он не узнал свою жену, настолько она изменилась. Вместо дородной женщины сорока с небольшим лет там лежало высохшее тело старухи. Другие родные тоже были потрясены таким превращением Раисы. Когда гроб с телом сестры опускали в могилу, то один из братьев занозил себе палец. Он страшно перепугался. Кричал, что теперь и он умрёт, что это знак, и он следующий. Однако, несмотря на все опасения Павла, ничего с ним не произошло. Но он сам искренне верит, что Раиса спуталась с нечистой силой. И я тоже верю, что с моей сестрой творилась нечто сверхъестественное. Теперь мне известно, что она не пила и не принимала наркотики.
Дмитрий после всего случившегося бесследно исчез. В общем-то, никто из соседей Раисы его и не видел и никогда прежде, но зато они слышали мужские крики, а так же визги и стоны женщины, то и дело доносившиеся из квартиры.
Вот так, хотите – верьте, хотите – нет, но я-то уж точно не сумасшедшая и братья мои тоже. С нами на самом деле всё это произошло, и сейчас я не берусь судить, что реально в нашем мире, а что нет». "Секретные расследования"
Tags: Странные истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments