marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Ворота в ад (из серии "Странные истории")

Ворота в ад.


История, записанная во время поездки в город Норовля. Рассказана она одной из его жительниц.
Произошла данная история в 1968 году. В то время я была молодым специалистом, работала по распределению в местном колхозе, где вместе с местной молодежью организовала нечто вроде клуба по интересам. В то время многие из нас бредили профессией геолога или археолога: новыми открытиями и находками, песнями под гитару ночью у костра, и другой подобной романтикой. Начала наша группа с того, что за небольшое время буквально перевернула Наровлянский и соседние районы в поисках исторических находок. Кое-что действительно интересное мы тогда нашли, например, несколько могил погибших во время войны солдат. Но наш клуб просуществовал совсем недолго. Уже через год от команды осталось всего несколько человек, в основном еще одержимые этими идеями пионеры. Остальные просто разъехались в поисках жизни или большого заработка...
Именно эти пионеры и обнаружили недалеко в лесу два больших камня с нанесенными на них непонятными символами. Они уверили меня, что нашли что-то на самом деле интересное, и поддавшись на их уговоры, я сходила с ними на эту поляну. Там было два больших валуна, в некоторых местах основательно облепленных глиной или смолой с песком, что мешало прочитать надпись. Но как это ни странно, находиться там достаточно долго мы не смогли. У многих из ребят начала идти кровь из носа, а у меня самой сдавило виски так, что я готова была орать от боли. К тому же у всех появилось ощущение непонятного беспокойства и чьего-то присутствия. Мы поспешили вернуться домой. В эту ночь никто из нас не мог толком уснуть от сильнейших головных болей. А на следующий день все как один отправились в городскую больницу. Однако врач, внимательно всех осмотрев, списал наше состояние на сильное переутомление, выписал валерьянки и, посоветовав побольше отдыхать, отправил восвояси. Я же в свою очередь, имея кое-какие знания по Гражданской Обороне, выпросила у местного военкома дозиметр. Слава Богу, он ничего не показал ни на мне, ни на поляне у камней. Спустя несколько недель нам стало легче, и мы первым делом ли опрашивать местных не слышали ли они об этих камнях. Через три недели от старушки, которая торговала яблоками, мы узнали, что когда-то, да и сейчас тоже, это место в лесу местные жители считали гиблым и старались обходить стороной.
— Когда-то на этом месте сам пан встречался с нечистым и служил ему мессы. А те, кто сюда забредал случайно, домой не возвращались, пропадали без следа. А между камнями, — говорит, — ворота в ад находятся.
Ну, я тогда комсомолкой была, ни во что не верила, а уж в такую ерунду и подавно. И ради любопытства спросила:
— И как же это они открываются, интересно? (Я-то между камнями туда – сюда прошла раз десять и ничего такого не увидела...)
На мой вопрос бабулька ответила почти мгновенно:
— А ты то, что на камнях, прочти тринадцать раз!
Ну, и много других всяких подробностей, о которых я лучше промолчу...
Однако, легко было сказать «прочти» — эти знаки или буквы были на непонятном языке. Мы даже специально объездили все библиотеки, заглянув и в гомельскую, — ничего похожего на этот язык не нашли. И тогда ребята снова пошли на хитрость. Они тщательно перерисовали все знаки и стали их показывать всем, кто имел более-менее какое-то отношение к языкам. А в качестве отговорки у нас выступала легенда, что это надо для урока истории. Это также заняло у нас несколько месяцев. И я, решив было, что это была просто бабкина глупая шутка: посмеялась, мол, над нашим увлечением, а мы и рады были послушать, — стала уделять этому занятию минимум внимания. Не получается — ну и черт с ним. Но однажды кто-то из ребят приволок толстую старую книгу, как я ее называла, «дореволюционную», в которой было не только пояснение к некоторым (почти всем) знакам, но и много всякого рода молитв.
В книге очень часто встречалась буква «ять», и вообще она была какая-то странная, но тогда мы не придали этому значения.
К тому времени, когда мы полностью разобрали все надписи, на дворе уже был ноябрь. Естественно, что уже вовсю были снегопады. И вот в один из выходных дней мы сообщили взрослым, что идем в поход, собрали необходимые вещи и отправились к «воротам». Не смотря на то, что расстояние до них было всего пару километров, блуждали мы в тот день почти до вечера, И только случайно, остановившись передохнуть и обернувшись, увидели, что они у нас за спиной. Мы сразу же принялись за работу. Чтение мы доверили пареньку, который неплохо читал стихи со сцены в клубе, как мы тогда единодушно решили — за хорошую дикцию…
Сперва конечно, ничего не происходило. Но где-то раз на десятый, когда все начали отпускать в адрес бабки глупые шуточки, мол, надурила нас, как желторотиков, все вокруг начало вибрировать, а между камнями появилась какая-то дымка и воздух начал «плавиться». Четверо ребят, которые «ради эксперимента» стали между камнями, становились какими-то прозрачными. Вдобавок их лица исказились до ужаса, словно они увидели перед собой нечто очень жуткое! Внезапно резко потемнело, а воздух вокруг стал наэлектризованным, как во время грозы. Я почувствовала покалывание. Пионеры, которые стояли между камнями, исчезли навсегда, а на их месте образовалось жерло огромной печи, из которого на нас хлынули потоки раскаленного воздуха! От этой температуры у меня почти сразу начала слезать кожа, как после хорошего загара... Остались мы тогда только вдвоем, хотя на место пришло шестеро. Домой мы прибежали почти голыми и... лысыми — волосы просто сгорели. Что произошло с самими воротами, никто не помнил... После этого я несколько месяцев пролежала дома на простынях, смачиваемых свежей сметаной. Никто из врачей не смог определить тогда, что это были за ожоги. А волосы у меня начали отрастать только спустя несколько лет... Так что мне пришлось все это время носить шапку или косынку.
Но, как я уже говорила, ворота или как их там называют, мы тогда оставили открытыми. Это был настоящий вход в ад! Можете мне поверить. И этот ад за сутки «перебрался» к нам в деревню! По улицам в темное время суток бегали настоящие черти, которые, заглянув в окно, неизвестно каким образом тут же оказывались внутри комнаты. Иногда сами по себе вспыхивали шторы на окнах, причем, по рассказам очевидцев, ядовито-зеленым пламенем. Маленькие дети оказывались полностью покрытыми мелкими порезами. С некоторых женщин, в основном светловолосых, эти твари живьем вырывали волосы на голове. И много еще чего такого, что я лучше не буду рассказывать, больно страшно... Особенно после того, как у моей тетки, где я жила, мой дядя, бреясь рано утром, перерезал себе горло. Он был одноруким — вторую оторвало во время войны — и когда наклонился над тазом, получил сильный удар между лопаток, не удержав равновесия, он упал горлом на бритву...
Наши окрестности превратились в самую настоящую, как это теперь принято говорить, аномальную зону. Мы оказались на целых четыре дня отрезаны от остального мира. Во-первых, электричества не было. Во-вторых, о нас просто все «забыли»: за все это время к нам не приехала ни одна машина. И только когда, наконец, кто-то из взрослых, в прямом смысле, припер к стенке оставшегося в живых пионера, тот им рассказал, что произошло. Книгу, по которой читалось «открытие» нашли у самой дороги — парнишка по инерции нес ее с собой, бросив только у самой деревни. Затем дед, найдя в каких-то своих запасах старую книгу, долго исправлял то, что мы натворили. (Честно говоря, даже после этого деда мы все равно ненавидели. Он частенько гонял местную молодежь, которая вела с ним беседы относительно существования Бога. Как я позднее узнала, был этот дедок когда-то местным батюшкой, да наш тогдашний участковый закрыл его приход, а помещение перестроил под клуб.) Уговаривали его тогда довольно долго. И в первую же ночь после того, как он взялся за дело, мы смогли наконец нормально выспаться. Помню, как меня довольно бесцеремонно подняли с постели и? наскоро обмотав простыней и теплым одеялом, повезли в лес — показывать дорогу к проклятому месту. Впрочем, моя помощь тогда особенно и не потребовалась. Едва мы вошли в лес в указанном мной направлении, как на нас всех повеяло нестерпимым жаром. Дальше этот дедок пошел сам, велев никому за ним не ходить. Мы прождали его до тех пор, пока не стемнело, затем вернулись домой. Дед же появился только спустя несколько дней, причем был он совершенно лысым, даже брови обгорели. А спустя еще несколько дней он договорился с местным лесником, и они в один из дней просто подорвали эти камни динамитом. А потом кто-то из механизаторов для надежности несколько раз перепахал это место. Так что от «ворот» которые и были самым настоящим входом остались лишь одни воспоминания...
Дед ещё некоторое время лечил меня. Была у него тогда очень красивая икона в золотом окладе. Как он рассказывал, осталась она у него от его прихода. «Самое ценное, что там было», — говорил дед. Вот и поил он меня водичкой, которой сперва икону обмывал. Да еще прикладывал к моим ранам смоченные этой водой тряпицы. Но, как это бывает у нас, мир оказался не без «добрых людей». Кто-то донес «куда надо», что у него дома хранятся очень ценные вещи: много золота, иконы и так далее... Вот и пришли за ним однажды люди в штатском... Как позднее говорили, посадили его по статье 88а — была такая в Уголовном кодексе... А ведь никому в голову тогда не пришло, что именно он спас нас всех от того ада...
Из всех участников того события, связанного с открытием ворот, в живых я осталась одна. Оставшийся со мной паренек умер в том же году спустя несколько недель... А тех ребят, которые по своей глупости догадались стать между камнями, искали еще довольно долго. Еще в 1970 году, когда мне довелось проездом быть на железнодорожном вокзале в Гомеле, я видела их фото на оперативной доске, где милиция помещает информацию о розыске. Но ни тогда, ни даже десятилетие спустя об этих ребятах так и не было ничего слышно. Видать, и вправду, как говорил нечистый забрал в ад...
Поляну, на которой находились эти валуны, обнаружить стало практически невозможно. Спустя несколько лет снова оказавшись в этих местах, я специально пыталась найти ее. Однако, обойдя вдоль и поперек предполагаемую поляну, я так и не обнаружила ничего из того, чтобы указывало на предыдущие события. Единственное, что мне напомнило о том, что место тут нехорошее, так это навязчивая головная боль, которая, как и в самый первый раз, наступила внезапно...» Ян Чёрный "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments