marinaizminska (marinaizminska) wrote,
marinaizminska
marinaizminska

Гостья со свадьбы (из серии "Странные истории")

Гостья со свадьбы

История, рассказанная молодым человеком лет назвавшим себя Алексеем.
Произошло это около пяти лет назад. Я был тогда кадровым офицером российской армии, мне едва исполнилось двадцать шесть лет. По возвращении из «горячей точки», где проходила моя первая командировка, я тут же попал в самый круговорот свадебного мероприятия. Приглашение на свадьбу получил от своих друзей в самый последний момент, поэтому, недолго думая, надел свою парадную форму. Как оказалось, мне пришлось выступать на свадьбе не только в качестве гостя, но и свидетелем со стороны жениха. Не скажу, что было неинтересно: в основном все события раз¬вивались по стандартному для таких случаев сценарию.
Самое интересное началось, когда мы приехали в ресторан. Среди гостей появилась красивая девушка, которой на остальных мероприятиях не было. Она, словно выбирая себе пару, подходила к каждому из свободно танцующих мужчин и что-то им говорила. Но, видимо, ответ ее не устраивал, и через минуту она переходила к следующему. Перебрав таким образом всех гостей, она остановила свой взгляд на мне. Надо сказать, что к тому времени я уже порядком намаялся со свадебными хлопотами и просто болтал с подругой в уголке. Но даже то обстоятельство, что я был не один, эту девушку не остановило.
Не обращая ни малейшего внимания на мою подругу, она бесцеремонно села за наш стол и стала со мной разговаривать. Я как будто впал в транс и почти сразу рассказал ей все о себе. Моей подруге это очень не понравилось, и она попыталась перебить меня. Незнакомка что-то прошипела сквозь зубы, затем взяла меня за руку, и я, что называется, «поплыл». Адекватно реагировать на происходящую реальность я уже не мог. И, словно подчиняясь командам изнутри, что-то стал говорить своей девушке.
В чувство меня привела сильная оплеуха, которая меня окончательно разозлила. Послав гостью во всем известном направлении, я хотел было уйти со свадьбы, но каково же было мое удивление, когда, оглянувшись вокруг, я увидел, что по обе стороны от меня сидели обе девушки — незнакомка и моя подруга, и обе звали меня с собой! А у меня опять словно мозги затуманились: вроде моя подруга сидела слева, а вспомнить точно не могу...
Так бы я и вертел головой по сторонам, да настоящая подружка укусила меня за руку. И тут со второй девушки начала сползать кожа! Сначала она стала собой, затем вообще превратилась в какое-то жуткое создание, отдаленно напоминающее старую женщину. Не знаю, видели ли это все присутствующие, но мне стало очень жутко. Старуха, шамкая и плюясь, произнесла:
— Ты ее так сильно любишь? Так иди туда, откуда не возвращаются!
И легонько стукнула меня в лоб. (Уже спустя несколько дней после свадьбы мне рассказали, что я потерял сознание, а пока все ожидали «скорую», я растворился в воздухе на глазах у всех присутствующих).
Очнулся я на каком-то поле от сильного грохота. Где-то метрах двадцати от меня на лошадях ехали самые настоящие татарские воины, которые, заметив, что я поднялся во весь рост, повернули в мою сторону. Остановившись рядом со мной, несколько человек стали о чем-то меня спрашивать. Я, опешив от такого оборота дел и решив, что оказался на съемках какого-то исторического фильма, стал спрашивать, как добраться до города. Однако тут же осекся, когда ко мне подошли несколько татар и, ударив меня под коленки, заставили согнуться почти до земли. А всадники на лошадях повторили свои вопросы. Я ответил, что не понимаю, о чем они говорят, и отправил их куда подальше, за что получил очень чувствительный удар под ребра. Вдобавок атаман, не слезая с лошади, стал лупить меня нагайкой. Сообразив, что это не кино, я резко оттолкнул мужиков, державших мои руки за спиной, и ударом в лоб опрокинул одного из них. И, пока охрана стояла в замешательстве, поколотил атамана от души.
Наконец кто-то из его людей пришел в себя и раздался дикий боевой клич, от которого пошел мороз по коже. Я понял, что мне пора уносить ноги. Схватив за ногу одного из всадников, я стянул его на землю, занял его место и погнал коня в свободную от этих басмачей сторону. Причем, удирая, я еще ухитрялся бросаться в преследователей камнями, из-за чего просто упустил момент, когда оказался на опушке леса, где и ударился головой о торчащий сук... Сколько прошло времени, не знаю.
Очнулся, когда было уже совсем темно. Чувствовал себя плохо, в ушах шумело. Недолго думая, я пошел вдоль леса, надеясь, что скоро смогу выйти к какому-нибудь селению. Честно говоря, я так и не смог понять, где оказался в тот день. Вскоре, падая от усталости, я присел отдохнуть на какое-то бревно и не заметил, как уснул.
Проснулся я оттого, что кто-то не очень сильно бил меня. Открыв глаза, я увидел перед собой двух детей, переговаривавшихся между собой. Они с любопытством рассматривали меня, вернее, мою форму. И тут появились татары. Очевидно, это были разведчики, поскольку при себе у них было минимум снаряжения. Завидев детей, эти отморозки обрадовались и стали палить по ним из лука. Одна из стрел тут же угодила пацаненку в ногу. На что я среагировал практически мгновенно. Схватив камень, я запустил его всаднику в голову, отчего тот свалился с коня.
Второй татарин успел выстрелить в меня, прежде чем я сбил и его. Стрела же, пробив пиджак, лишь сняла полоску кожи с плеча. Это было не опасно, но я молился, чтобы она оказалась не ядовитой. Однако третьего татарина я нейтрализовать не успел. Он оказался вооруженным пращей, которой и воспользовался. От мощного удара под дых я снова потерял сознание. Отключаясь, услышал голоса людей, крики детей, лай собак, ржание испуганных лошадей.
В себя я пришел, будучи связанным, вернее, привязанным к своему обидчику, вместе с которым нас погрузили в повозку и куда-то везли. Ребра нестерпимо жгло от боли. Спустя некоторое время, не проронив ни звука, наши «хозяева» просто сбросили нас с повозки посреди какого-то селения. Лежа лицом вниз, я только слышал, как вокруг нас собралось много людей, каждый из которых норовил дать нам тумака — и посильнее.
Сколько это продолжалось, я не помню. Внезапно резкий окрик на незнакомом языке оборвал рев толпы. Наступила тишина. (Я тогда успел отметить, что команда была сделана необычайно красивым женским голосом.) Меня отвязали от моего «соседа» и опять куда-то поволокли, как оказалось, в какую-то избу. Там резко поставили на ноги и полностью освободили от пут. Женщина, которая отдавала резкие, не терпящие возражений команды, сразу поднесла к моему лицу горящий факел, так что я ничего перед собой не видел, ослепленный пламенем...
Когда все ушли, и я остался с хозяйкой наедине, она спросила, помню ли я ее. При этом голос мне показался очень знакомым, да и говорила она со мной по-русски. Я начал лихорадочно вспоминать обстоятельства, при которых я мог услышать этот голос, но ничего так и не вспомнил.
Когда факел был убран, и я смог нормально рассмотреть женщину, стоявшую предо мной, TO опешил — это была девушка, которая подходила ко мне на свадьбе, только выглядела она очень странно, как будто кто-то облил ее лицо горячим воском. Бросив факел в печь, она прижалась ко мне всем телом и тихо запричитала. Она твердила, что искала меня почти пятьсот лет и наконец нашла, что нас разлучили ее родители и теперь это не повторится. И прочую ерунду. Я, в свою очередь, не понимая, что происходит, молча наблюдал за происходящим. Тем более, что от этого человека, как ни глупо это звучит, веяло чем-то родным, домашним, как будто я был с ней знаком всю свою жизнь...
Дальше произошло что-то невероятное. Чувствуя мое недоверие, девушка рассказала мне о моем шраме на левой лопатке, с которым, собственно, я появился на свет. Она мне сказала, что этот шрам остался у меня после драки с ее родными. И вообще наговорила мне в тот день столько всего, что я уже начал было сомневаться в своем психическом здоровье...
Мне тяжело было ее слушать, и я попросил вернуть меня обратно домой. В тот момент у меня не выходила из головы моя настоящая девушка, которая меня очень любила и, наверняка, переживала за меня. О чем, естественно, я и сказал хозяйке. Я видел, что она делала над собой огромное усилие, когда слушала то, что я говорил, но старалась не подавать виду, что ей очень тяжело. Затем она еще раз спросила, хочу ли я остаться с ней, и, получив мой отрицательный ответ, отошла вглубь комнаты.
Я почувствовал, как воздух, в прямом смысле, стал плавиться. Двигаться стало тяжело. Все стало туманным... Теряя сознание, я успел заметить, как в комнату вбежали какие-то люди, успев подхватить падающую на пол хозяйку. Последнее, что я запомнил, были ее окровавленные руки, которыми она охватила шею.
Очнулся я в пустом помещении ресторана. Была уже глубокая ночь. Вид у меня, прямо скажем, был ужасающий: весь окровавленный, форма превратилась в лохмотья. Хорошо, что хозяин был моим знакомым и не дал приехавшей милиции меня забрать. Он же и отвез меня в больницу, где мне пришлось пробыть почти месяц. Оказалось, что отсутствовал я почти неделю, друзья даже в розыск подавали...
Спустя некоторое время мне стали сниться очень тяжелые, поражающие своей угнетенностью сны. Я стал постоянно видеть во сне эту девушку, которая мне все время что-то пыталась сказать, что — я так и не понял до сего момента. Это длилось около года.
И только когда я уволился в запас и женился, моя супруга, наконец, сумела меня уговорить сходить к одному из знахарей. Он рассказал, что когда-то, очень давно, в одной из моих предыдущих жизней, я любил дочку одного из старейшин, который, мало того, был еще и очень сильным шаманом.
Он-то и оставил мне «на память» шрам на плече, метку, с которой я буду рождаться теперь во всех последующих воплощениях. Да вот незадача: дочь старейшины ответила на мои чувства и, когда все открылось, стала меня защищать перед своими родственниками, за что и поплатилась своей красотой.
— Но вы, — говорит, — скоро встретитесь, даже быстрее, чем ты думаешь...
Честно говоря, я мало верил во всю эту ерунду, да и еще очень долго не мог заставить себя поверить, если бы не одно обстоятельство. Через некоторое время мне снова стала сниться эта девушка, причем выглядела она как подросток. Она говорила мне, что совсем скоро придет ко мне, и мы будем вместе очень долго.
А через год у меня родилась дочь. Несмотря на то, что и я, и супруга — светловолосые, дочь наша — шатенка. Ее взгляд показался мне до боли знакомым. И некоторое время я невольно вздрагивал, когда наши взгляды пересекались...» Ян Чёрный газета "Однако, жизнь!"
Tags: Странные истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments